Репортажи

Побеждают «загнанные в угол»

400 семей из «поселка-призрака» в Краснодарском крае сражаются с чиновниками за свое существование

Фото: Алина Десятниченко / специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 130 от 23 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алиса Кустиковакорреспондент

3
 

У этой войны уже есть жертвы.

После третьего отказа чиновников у военного летчика Андрея Еремеева не выдержало сердце — обширный инфаркт. Над кухонным столом висит его портрет в кителе и с орденами. В этом кителе два года назад он пришел на заседание Краснодарского краевого суда. Вопрос рассматривался такой: снести дом Еремеевых в поселке «Пушкинский дол» в окрестностях приморского Геленджика или оставить?

Андрей Еремеев готовил речь. Были аргументы. Были экспертные заключения, которые объясняли, почему дом нужно оставить. Но Андрея Еремеева не выслушали. Не дали на заседании слова. А потом судья Краснодарского краевого суда удалилась в совещательную комнату и огласила решение — снести.

Дом Ермеевых в «Пушкинском доле». Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Об этих событиях двухлетней давности мне рассказывает Лариса, вдова Андреея Еремеева. И не может сдержать слез.

— Прошел Таджикистан, прошел все войны, а «Пушкинский дол» не мог преодолеть. Я сыну говорю: «Если подойдут бульдозеры, мы вместе с этим каркасным домом здесь и останемся». Потому что идти нам некуда.

В сентябре приключилась еще одна беда — сломал ногу Еремеев-младший. После травмы, полученной в военном училище в 2005 году, Саша передвигался на коляске. После перелома ноги врачи назначили постельный режим.

— Как нам жить? — спрашивает Лариса. — Мужа нет, сын после травмы непонятно, сможет ли сидеть в коляске. Куда деваться?

Лариса Еремеева у своего дома в «Пушкинском доле». Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Призрачный дол

Поселок «Пушкинский дол» в курортном Геленджике называют «поселком-призраком». Метко. И больно — за этим судьба четырехсот семей, которые рассчитывали найти здесь кров, а попали в бюрократическую ловушку. Благодаря огласке и решительности жителей «Пушкинского дола» конфликт, кажется, близок к завершению. Но какую же цену пришлось заплатить.

Я была здесь больше года назад. Тогда «Новая газета» рассказывала об уголовном деле, потерпевшими по которому выступают 157 жителей «Пушкинского дола». История такая: шесть лет назад жители «Пушкинского дола» приобрели право аренды на лесные участки в окрестностях Геленджика у компаний, связанных с родственниками бывшего губернатора Краснодарского края и бывшего министра сельского хозяйства Александра Ткачева, а также депутата Госдумы Александра Ремезкова.

Людей уверяли — в генплан Геленд­жи­ка будут внесены изменения и участки станут землями населенных пунктов. Обещания возникли не на пустом месте. Проходили публичные слушания. Местная официальная газета сообщала о грядущей смене статуса участков: с лесного — под ИЖС. Но до смены статуса так и не дошло, по факту продавцы лишь переуступили жителям «Пушкинского дола» право аренды лесных участков.

«Пушкинский дол». Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

«Пушкинский дол»

Из материалов уголовного дела следует, что в итоге 400 участков прошли через четыре стадии переуступки прав, прежде чем оказаться в руках жителей «Пушкинского дола». Изначальные участки дробили на более мелкие, чтобы продавать частным лицам. По подсчетам «Новой газеты», схема с дроблением земель и переуступкой могла принести ее изобретателям около 400 млн рублей. Это притом что изначально право аренды досталось «Краснодар-Ресурсу» за 4 млн рублей.

Как думаете, кто оказался на скамье подсудимых? 32-летняя менеджер Инна Кущ, которая отвечала за техническое оформление земельных участков. Другие влиятельные особы так и остались в деле «неустановленными лицами». К слову, в августе 2018 года сестра депутата Госдумы Александра Ремезкова, Жанна Арефьева, которая имеет в деле статус свидетеля, пожаловалась суду на то, что «нарушаются ее конституционные права». Суть — в аресте, наложенном на имущество Арефьевой в рамках уголовного дела. Родственница депутата Госдумы попросила снять арест с ее скромного имущества: 18 земельных участков, 5 квартир, двух жилых домов и реабилитационного центра на 150 мест. Суд отказал.

Права обитателей «Пушкинского дола» тоже нарушаются — правда, по-другому. На лесных землях по закону капитальное строительство запрещено, поэтому некоторые семьи ютятся в бытовках, морских контейнерах и каркасных домиках на сваях. Вода привозная, тариф на электричество почти в три раза выше городского. Без местной прописки отправить детей в детский сад и школу можно только по личным договоренностям. «Пушкинского дола» нет на картах, жители говорят — случись что, и полиция не приедет.

Узейир с сыновьями. Семья переехала в  «Пушкинский дол» из Тверской области. Участок купили в 2012 году. Вода только привозная, в доме живут пять человек. «Дали бы дому хоть какой-то статус», — говорит он. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Бросать все и уезжать? Некуда — говорят жители «Пушкинского дола». Многие перебирались на юг, покупая билет в один конец и продавая в регионах жилье. Перебирались с Дальнего Востока и Сибири, с Крайнего Севера и Южного Урала. Ехали за солнцем, климатом, многие — по рекомендации врачей, а оказались в ловушке. Хуже всего, что статус потерпевших в уголовном деле едва ли поможет жителям вернуть свои деньги: за риелтором Инной Кущ числятся две квартиры и два земельных участка.

Судебные пятиминутки

Пока обманывали жителей «Пушкин­ского дола», местные власти спокойно согласовывали раздел участков и следили за тем, как рубят лес и проводят коммуникации. Как только у участков сменились владельцы, принялись выгонять людей с земли. Приведем только один факт (из материалов уголовного дела): с согласия минприроды Краснодарского края за восемь месяцев в 2012 году департамент лесхоза тремя приказами разделил лесной участок общей площадью 39,7 га на 454 участка. То есть, проще говоря, краевое минприроды 400 раз (!) подписывало согласие на переуступку прав аренды, каждый раз давая поручение внести изменения в лесной реестр.

А потом то же минприроды, которое ничего не замечало, выступило истцом против жителей «Пушкинского дола», требуя от людей освободить участки и снести дома. А почему? Потому что капитальное строительство в лесу не положено. Построив дома, жители нарушили договор аренды и его можно расторгнуть, посчитали чиновники. После расторжения жители должны сами снести свои жилища и навсегда убраться из «Пушкинского дола».

Потерпевшие говорили, что заседания по сносу домов в Краснодарском краевом суде редко продолжались больше трех минут. За такое время решилась и судьба дома Еремеевых.

— Наш дом без экспертизы признали капитальным, — рассказывает Лариса Еремеева. — Мы в суд представили все экспертизы, что у нас дом стоит на сваях. Но суд без экспертизы решил: строение — капитальное.

Саша Еремеев в своей комнате в «Пушкинском доле». В сентябре Саша сломал ногу и теперь не может перемещаться на коляске. В доме Еремеевы построили пандусы. Когда нога заживет, Саша сможет свободно передвигаться по участку. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Лариса говорит, что уже после смерти мужа ездила на прием к заместителю министра природных ресурсов Краснодарского края Дмитрию Медянцеву. Именно это ведомство подало к семье иск, по которому Еремеевы потеряли дом. «Он сказал: «Я вас понимаю по-человечески, но вы прошли все инстанции суда, вплоть до Верховного, — везде отказано». Я спрашиваю: «Как мы будем с сыном жить в «Пушкинском доле»? Ведь мы права не имеем. Он сказал: «Пока живете, то и живите».

Снести «вещдоки»?

К слову, сносить дома в «Пушкинском доле» запрещено — они официально признаны вещдоками по делу о мошенничестве. В материалах дела даже есть соглашение со следователем о передаче этих «вещдоков» на хранение жителям «Пушкинского дола» — вплоть до решения суда. Но минприроды все равно подавало иски.

Семья Владимира и Тамары Ямовых, с которыми тоже расторгли договор, поинтересовалась у суда: как разрешить противоречие? «Мы обратились в Краснодарский краевой суд за разъяснениями по действиям судебных приставов, — рассказала Ямова. — Суд вынес решение по сносу нашего дома. Как быть: с одной стороны, имущество признано вещественным доказательством по делу о мошенничестве, с другой, не сносить дом — нарушать решение суда».

Семья Владимира и Тамары Ямовых у своего дома в «Пушкинском доле». Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Абсурд? Но хуже всего, что на вопрос: как быть дальше с повисшим в воздухе поселком-призраком, никто не мог дать ответа. Жители «Пушкинского дола» настаивали на изменении категории земельных участков. Для этого нужно было вернуться к тому, с чего все началось, — внести изменения в генплан Геленджика. Не тут-то было. Инициировать процесс местные власти отчаянно не хотели. Мэрия города предлагала обращаться в минприроды края, а минприроды — кивало на мэрию. Несколько месяцев обращения жителей «Пушкинского дола» «летали» между двумя ведомствами.

Продолжалось это до тех пор, пока «Пушкинский дол» не вышел на улицу. 5 августа 2017 года на общегородской митинг против бездействия и халатности власти в Геленджике вышли 500 человек. Акция для курортного городка, прямо скажем, необычная.

И — о чудо! — воз двинулся с места. Катился он, правда, недолго. Бюрократическое колесо сделало всего пару оборотов. Но все-таки: по распоряжению федерального Рослесхоза администрация Геленджика разработала план (дорожную карту) по смене статуса участков в «Пушкинском доле». Срок чиновники установили немалый — 18–20 месяцев.

Дальше «воз» снова застрял — на этот раз в Рослесхозе. Жителям четыре раза отказывали в изменении статуса земель для поселка в Краснодарском крае. По дорожной карте на согласование был предусмотрен месяц, жители ждут ответа уже 11 месяцев.

Военный летчик Андрей Еремеев, на фото жмет руку мужчине в пальто. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

После очередного отказа Рослесхоза семья Еремеевых потеряла отца. «Пришел третий отказ, а Андрей ведь и писал это обращение, — рассказывает Лариса Еремеева. — Сердце не выдержало».

В этот день военный пенсионер Андрей Еремеев был дома один. Его жена Лариса с сыном Сашей, который передвигается на коляске, уехали по путевке в санаторий.

— Вечером почувствовал себя неважно: поехал на работу, а оттуда сразу к врачу. Сделали кардиограмму, а расшифровка должна была быть после обеда. Он доехал до работы, прошел на КПП (Андрей Еремеев работал в аэропорту Геленджика. — А.К.) и там… Всё. Нам врачи сказали, что развивался обширный инфаркт с вечера, — говорит Лариса.

Полчаса у здания Рослесхоза

После четвертого отказа Рослесхоза жители «Пушкинского дола» сменили легкие куртки на пуховики и полетели в Москву.

Жители «Пушкинского дола» перед вылетом в Москву. Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

11 ноября провели митинг в «Соколь­ни­ках» — пришли 50 человек. Утром 12 ноября 35 жителей поселка двинулись к зданию Рослесхоза на Пятницкой улице. Шагами отмерили расстояние между друг другом: чтобы все по закону. Подняли плакаты: «Год волокиты Рослесхоза заставил нас выйти на улицу» и «Долой бюрократию и круговую поруку».

Сотрудники ведомства реагировали по-разному. Кто-то сочувственно улыбнулся, некоторые допытывались: «Кто вас купил?» Простояли пикетчики недолго. Через 15 минут человек в костюме записал название «Пушкинского дола», через полчаса сотрудник Рослесхоза анонсировал встречу — на следующий день с чиновниками из Геленджика, которым велено срочно лететь в столицу.

Житель «Пушкинского дола» Юрий Айвазян у входа в Рослесхоз. Фото: Влад Докшин/ «Новая газета»

На другой день на совещание в Рослесхоз жители пришли с адвокатом Михаилом Беньяшом. «Судя по всему, решение было уже принято, — рассказал он. — Валентик (глава Рослесхоза Иван Валентик. А.К.) выслушал причины, по которым не утверждаются проекты, и сказал, что причины эти незначительные и могут быть устранены. Срочно они созывают комиссию, которая рассмотрит вопрос об утверждении проекта».

Предполагается, что заседание Рослесхоза в Москве пройдет до конца месяца. Победа? Как сказать: впереди немало ведомств. Теперь дело за приказом минприроды, а потом жители будут выходить с заявлением на администрацию Геленджика. Одним словом, убирать в чулан пуховики для московских холодов пока рано: может, еще придется выйти на пикеты в столице.

«Пушкинский дол». Фото: Алина Десятниченко, специально для «Новой»

Есть и другой вопрос: как быть с арендаторами, с которыми был расторгнут договор? Сейчас в поселке около 30 таких семей. В их числе — семья Еремеевых.

— Когда земли будут переводиться под ИЖС, снимется арест с земель и закончится уголовное дело, пойдут бульдозеры, — говорит Лариса Еремеева. — Права на участок у меня нет.

После пикетов и митингов чиновники готовы подключиться к решению и этой коллизии.

— Мы спросили у представителей Рослесхоза, возможно ли с теми, с кем расторгнуты договоры, заключить мировые соглашения, — рассказал Михаил Беньяш. — И нам сказали, что такая практика есть. Будем подавать заявление в минприроды, а потом уже заключать мировое соглашение в суде.

На сколько времени хватит запала на этот раз, гадать сложно. Впрочем, как отмечает Михаил Беньяш, «Пушкинскому долу» терять нечего. «Когда люди проявляют решимость идти до конца — они побеждают. Так бывает всегда с загнанными в угол».

P.S.

18 октября апелляционным постановлением судья Краснодарского краевого суда Евгений Флюкратов снял арест с части имущества с родственницы депутата Госдумы Александра Ремезкова, Жанны Арефьевой. А именно — жилого дома в Сочи и двух квартир в Москве. «Сумма арестованного имущества превышает нанесенный потерпевшим по уголовному делу ущерб», — поясняется в  постановлении.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera