Колумнисты

Заклинатели войны

От редакции: власти делают самоубийственную ставку на «контролируемый конфликт»

Этот материал вышел в № 132 от 28 ноября 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

84
 

от редакции
 

После столкновения в Керченском проливе в Киеве и в Москве моментально заработали отлаженные механизмы эскалации конфликта. В такой ситуации гибридную войну от «горячей» отделяет неосторожный шаг. Пора сойти на берег и договориться

Петр Саруханов / «Новая газета»

Больше четырех лет в Восточной Европе, в той ее части, где говорят в основном на русском языке, зияют фронты, линии размежевания и непризнанные государства. Первые годы фраза «война с Украиной» звучала как цитата из дурной фантастики про «альтернативную историю», а потом стала обыденностью.

Альтернативные же пацифисты из числа участников ток-шоу у Владимира Соловьева годами повторяют «аргумент»: никакой войны нет, ведь если бы она была, то «наши» давно уже стояли бы под Киевом. И вот территории у соседнего государства отторгнуты. Самопровозглашенные армии, вооружившиеся гуманитарной помощью, маршируют на парадах. Контрабандисты торгуют сигаретами и оружием по обе стороны границы. Телевизионные головы вслух мечтают о ядерных ударах. Но войны парадоксальным образом нет — ну разве что какая-то непонятная, гибридная. Люди привыкают ко всему, и новейшая российская «ситуация» не стала исключением. Многим показалось, что вполне нормальная жизнь продолжается, несмотря ни на что.

Подвешенный заранее мир несложно потом столкнуть в пропасть. В Азовском море, блокированном Крымским мостом, происходит инцидент, который с точки зрения международного права можно рассматривать как casus belli.

Хрупкая нормальная жизнь разрушается после нескольких выстрелов: военные одной страны оказываются на прицеле других, на этот раз официально и без посредников.

Кому-то начинает казаться, что это отличное решение всех текущих задач. Российские эксперты бегут в телестудии, чтобы сообщить гражданам об «акте морской агрессии». Телеведущий Киселев лично бросается на прорыв. Итоги операции признаются превосходными. Маленький победоносный расстрел украинских моряков и их признание на камеры («действовали по приказу, провоцировали»), и у России будто бы снова нет никаких проблем: ни пенсионного возраста, ни обнищания, ни бесправия. Гидра пропаганды оживает: что там у украинцев?

Киевские власти стараются не отставать и вводят военное положение. Но не в стране целиком, а только в девяти регионах. Война, к счастью, не объявлена, но уже есть положение, пускай и частичное. Перед президентскими выборами вещь довольно удобная: гражданские права ограничены, введена военная цензура, да и из власти уходить будет необязательно, пока «ситуация не нормализуется».

В нормализации после гибридных лет уже мало кто заинтересован. По крайней мере из тех, для кого война — это прибыль, политический рейтинг или хотя бы дешевые сигареты.

Фермер Олег Сирота, захлебываясь от восторга, на Валдайском форуме благодарит президента «за санкции».

За четыре с половиной года начальство (в первую очередь, конечно, наше российское) адаптировалось к новой ситуации, почувствовало себя мастерами стратегических военных игр. Военно-морской конфликт с соседней державой в нормальной ситуации вызвал бы скандал и правительственный кризис, начались бы консультации МИДов, были бы принесены извинения. Так делают ответственные политики, которые дорожат жизнями граждан и понимают, что война ни для кого не станет способом решения проблем. Наши же стратеги считают, что вооруженное столкновение — это лишь повод для новой пропагандистской спецоперации. Так возникают «новые политические ценности», в рамках которых финальная цель, то есть сохранение собственной власти, оправдывает все. Стандартные дипломатические процедуры признаются «несвоевременными».

Какие коррективы вносит в этот метод реальность, мы видели на примере Сирии, которая дальше и обсуждать которую проще, чем конфликт с Украиной, — не так стыдно. Там вмешательство России обернулось взорванным террористами пассажирским самолетом, конфликтом с Турцией из-за сбитого российского бомбардировщика, гибелью ансамбля им. Александрова в ненужном чартерном рейсе. И это только очевидные примеры.

Власть почувствовала себя хозяйкой войны, считает, что приручила ее, но война всякий раз выходит из-под контроля.

Вопрос в том, где у этой машины тормоза. Нужно искать и, пожалуй, надеяться уже на каждого встречного «голубя».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera