Сюжеты

Беречь огонь

Фестиваль «Уроки режиссуры» глазами участников. Чему учиться молодым режиссерам? Многому, в том числе и властности художественного почерка и метода

Кадр из спектакля «Гамлет». theaterbiennale.ru

Этот материал вышел в № 135 от 5 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Культура

Марина Токареваобозреватель

 

Биеннале театрального искусства почти окончена, в этом году он вобрал три самостоятельных фестивальных события: «Видеть музыку», «Большой детский» и «Уроки режиссуры». Цифры красноречивы: 56 спектаклей, 71 тысяча зрителей, 12 уникальных мастер-классов, 4 событийных вернисажа в Музее имени Бахрушина, первая ярмарка театральной книги. Первые три премии спектаклям для детей и подростков. Но главное — ​поиск талантов по всей России, лучших из лучших. И — ​пространство профессионального братства. Об «Уроках режиссуры» говорят конкурсанты — ​мэтры российской сцены и молодые участники жюри.

Алексей Бородин:
Режиссер

— Я думаю, что это замечательная идея, чтобы старшие могли стоять на сцене рядом с совсем молодыми. В этом вижу главный смысл: получив опыт из рук своих учителей, наших предшественников, передавать эту эстафету дальше. Этот живой огонек мы должны оберегать от всех потрясений, бурь и ураганов, которые есть и еще будут. Мне кажется, в этой передаче эстафеты — ​суть не только профессии, но и всей нашей жизни.

Фестиваль создан, чтобы проявить подходы разных поколений к тому, что нас волнует, что нас разрывает, к тому, что кажется самым существенным в нашем времени.

«Уроки режиссуры» — ​это встреча профессионалов, площадка для поколений, которые понимают, зачем пришли в эту профессию. Мы с молодыми коллегами так и рассматриваем друг друга, как людей, которые занимаются потрясающей профессией, где создаются миры, и если это настоящее творчество — ​безумно интересно.

Мне кажется, что молодые ребята, которые в этом году выступили в роли жюри, проявили настоящую мудрость, отказавшись от мест, рангов и ранжиров. Все мы получили свою награду «за уроки» с остроумной формулировкой. Никто не чувствует себя обиженным или обойденным. В зале финальной церемонии царила атмосфера дружбы. И это прекрасно, что мы можем вот так собраться и чувствовать себя не конкурентами, а коллегами и друзьями. Это важно, чтобы режиссеры по крайней мере уважали друг друга. А в лучшем случае — ​любили.

Кадр из спектакля «Пожары». theaterbiennale.ru
Егор Перегудов:
Режиссер

— Мне кажется, чем больше разность поколений, тем интересней, тем существеннее наша связь. Питер Брук когда-то говорил: мы все в театре блуждаем в темном лесу, и только у режиссера есть фонарик! Я шел в профессию ради того, чтоб в тех мирах, которые я придумываю на кухне с художником, возникали люди. И мне важно, какие миры конструируют те, кто в профессии рядом и впереди меня.

Самое прекрасное воспоминание о фестивале — ​сама церемония награждения и слова, которые на ней произносились. В наше разрозненное время собрать вместе разные поколения режиссеров — ​очень важное и большое дело. Тогда можно говорить о профессиональном сообществе, о передаче ремесла, о диалоге поколений.

И конечно, прекрасна прямо-таки режиссерская идея арт-директоров поменять местами жюри и конкурсантов. Есть в этом и ирония, и игра, и озорство. Без которых уроки режиссуры и давать, и брать бессмысленно.

Кадр из спектакля «Гамлет». theaterbiennale.ru
Адольф Шапиро:
Режиссер

— Мне интересны те спектакли, где режиссер делает не так, как я. Или не так, как я бы мог, а по-своему.

Сейчас же время расчлененки, все хотят всё расчленить — ​какая-то жуткая тяга, которая началась с расчлененки МХАТа. Такой зуд раскола, который открылся болезненным разделом Московского Художественного театра при Ефремове. Но ведь ясно же, что театральное пространство нуждается в воссоединении, и чем больше будет таких смотров и возможностей общения, тем наша жизнь будет цветнее, веселее, разнообразней. Был долгий период, когда мне казалось, что на поколениях, воспитанных в семидесятые–восьмидесятые годы в советском театре (а это был очень сильный театр и очень сильные поколения великолепных сценографов и режиссеров), что на этом все закончилось, обрыв. И тягостное ощущение неизвестности будущего, конечности того, чем занимались в театре мы.

А вот теперь, благодаря знакомству с молодой режиссурой, возникает чувство, что художественная кровь в молодых пульсирует по-прежнему, что люди по- прежнему занимаются театром, которому мы служили.

…Меня чрезвычайно увлекала и увлекает мысль Солженицына: возрождение культуры придет из провинции; «Уроки режиссуры» дают возможность посмотреть спектакли немосковских режиссеров, что очень важно. И еще — ​Станиславский недаром свою систему пошел создавать с молодыми…

Кадр из спектакля «Три сестры». theaterbiennale.ru
Егор Равинский
Режиссер

— Я прилетел на финальную церемонию из Омска. Накануне мы играли премьеру — ​спектакль по рассказу Антона Павловича Чехова на сцене Омского театра драмы. Кстати, спектакль был поставлен на тот самый грант, который Министерство культуры РФ выделило мне как лауреату прошлого фестиваля «Уроки режиссуры». И на банкете после премьеры актеры просто кричали и стонали: как им хочется выехать со своими спектаклями в столицы, как важно показать свои работы в больших городах. Объясняли, что спектакль всегда набирает высоту, когда играется в новых условиях, перед новой публикой. И прекрасно, что появился такой фестиваль, который привозит в Москву лучшие работы и мэтров, и молодых режиссеров из глубинки. Прекрасно, что сюда приехал драматический театр из Минусинска. В маленьком сибирском городе Алексей Песегов ставит замечательные спектакли, которые говорят о неспешных, несуетных вещах. Это театр, который держит удар, не идет ни на какие уступки моде, сиюминутному спросу. Не ставит «женатых таксистов» на потребу публике. Театр, который занят вечным и держит планку искусства. И важно, чтобы о его работе знали все.

Юрий Бутусов:
Режиссер

— Чувствую себя немного странно, попав в такую невероятную конкурсную компанию, компанию мэтров. Я не могу назвать себя мэтром, и не хочу им быть. Но это огромная честь оказаться в таком ряду, где есть реально абсолютно великие режиссеры (не буду здесь называть фамилии). Внимание к режиссерскому цеху сегодня необходимо. Фестиваль привез в Москву моего «Гамлета» из петербургского театра Ленсовета, и мне кажется, что если в этом спектакле есть что-то стоящее, то это Гамлет Лауры Пицхелаури. Это какая-то удивительно честная работа замечательной актрисы. Я сам до сих пор смотрю с некоторым недоумением, как она это делает. Как говорил Кама Гинкас: «Подсматриваю, учусь и набираюсь от своих артистов»…

Кадр из спектакля «Вариации. Тайны». theaterbiennale.ru
Наталья Лапина:
Актриса

— Быть конкурсантом, участником первого года фестиваля в некотором смысле было гораздо проще. Ты сделал спектакль, и дальше от тебя ничего не зависит. Привезли, показали — и все! А когда ты в жюри, ты смотришь, оцениваешь (не в смысле ставишь оценку), воспринимаешь каждый спектакль как реальный урок. А учиться всегда сложно.

Эта осень с Биеннале была не просто интересной — ​она была концентрированно, интенсивно полезной. Не знаю, где бы еще я смогла посмотреть сразу столько примеров хорошего, разного и высокопрофессионального театра — ​и столько для себя почерпнуть. Режиссерская профессия — ​очень практическая, но тем более имеют значение не те вещи, которые делаешь сам руками, а те, которые тебя вдохновляют. Так вот, с точки зрения вдохновения — ​случай беспрецедентный. Это на уровне энергии: не только увидеть много спектаклей, но и как будто получить из рук в руки какие-то магические ключи к профессии, источник веры в нее. Взаимодействие режиссерских поколений, мне кажется, — ​ноу-хау Биеннале, секрет успеха и (чего от души желаю) долгожительства. Мне было очень интересно смотреть работы мастеров, представленные в конкурсе, и мне кажется, я с большой пользой провела это время. Это были настоящие «Уроки режиссуры».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera