×
Сюжеты

«А затем в полицию поступил донос»

Что стоит за проверкой Фонда Александра Сокурова?

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 137 от 10 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина Тумаковаспецкор «Новой газеты»

 

О завершении проверки Фонда Александра Сокурова «Пример интонации» полиция Петербурга объявила утром 7 декабря. На восьмой минуте рабочего дня. Нарушений в Фонде, то есть оснований для возбуждения уголовного дела, не найдено. О самой проверке стало известно днем раньше, как раз когда в Петербурге находился президент Путин. Он выразил неудовольствие по поводу скандала вокруг режиссера — и полиция оперативно включила реверс. То, что все обернулось именно так — большое, хоть и редкое у нас, счастье: «дела Сокурова» по примеру «дела Серебренникова» не будет.

На этом, казалось бы, можно считать историю завершенной. Осталось только странное ощущение «подвешенности»: проверку, которую можно вот так по щелчку завершить, можно по свистку и возобновить. Тем более что Александр Сокуров, известный резкими высказываниями о войне на Украине, о тюремном сроке Олега Сенцова, о ловле подростков на митингах и о власти вообще, вряд ли «исправится» и начнет власть нахваливать. Поэтому «Новая» попробовала разобраться: что это было?

Как сообщила петербургская полиция, доследственная проверка, начатая в марте этого года, велась по заявлению «бывшего работника Фонда о возможных противоправных действиях, связанных с хищением денежных средств, выделенных для производства видеопродукции». Речь, по всей видимости, шла о субсидии размером в 25 миллионов рублей, выделенной Фонду из бюджета Санкт-Петербурга «на производство национального игрового фильма «Глубокие реки» в октябре 2017 года. К январю 2018-го, по данным СПАРК, на счетах Фонда оставалось 19,7 миллиона рублей. Часть этих денег, как считала полиция, похитил директор Николай Янкин с помощью «подложных финансовых документов о понесенных затратах». Подчеркнем жирной линией: объектом проверки никогда не был Александр Сокуров, который никогда не оперировал деньгами, оставаясь худруком своего Фонда. Подозревали директора.

Сам режиссер написал на странице сообщества «Остров Сокурова» в фейсбуке:

«Сначала это была обычная плановая проверка, которую проходят все подобные нам организации. А затем в полицию поступил донос от бывшего сотрудника Фонда. Этот человек занял большие деньги в Фонде и у меня, но, к сожалению, не вернул их ни туда, ни мне. Насколько я понимаю, действия этого господина связаны с желанием каким-то образом уйти от необходимости возвращения долга… Доносы, которые поступили на деятельность Фонда со стороны бывшего сотрудника, основываются на агрессивном личном неприятии Николая (Янкина. — И.Т.), доходящем до ненависти».
Александр Сокуров. Фото: РИА Новости

Дальше Сокуров добавляет, что у доносчика «несколько судимостей», о которых, к сожалению, стало известно слишком поздно.

«Новая» нашла «бывшего работника Фонда». Это 58-летний Михаил Георгиевский.

— Я был техническим директором, занимался исключительно техникой: железом, оборудованием и так далее, — рассказал он. — К финансам никакого отношения не имел. И когда я увольнялся, никаких претензий ко мне не было.

Михаил Георгиевский работал с Сокуровым несколько лет. Как говорят люди, близкие к Фонду, он не только «занимался железом», но еще и возил режиссера на машине как персональный водитель. И отношения между ними были очень доверительные. Кроме работы в Фонде, с января 2017 года Георгиевский числился директором киновидеостудии «Берег», учрежденной когда-то Александром Сокуровым. Ушел он с этой должности в конце февраля 2018-го. Вероятно, тогда же был уволен и из Фонда. Об обстоятельствах увольнения он в течение 10-минутного разговора сказал две взаимоисключающие вещи.

— Сокуров мне сказал, чтобы я искал другую работу, — сообщил Георгиевский в начале. — Потому что на 2018 год финансирования, сказал, не предвидится, работы нет, ищите, мол, другую. Об этом он несколько раз писал мне и в своих имейлах, которые у меня сохранились.

Показать имейлы он не захотел. А в конце разговора выдал уже другую версию увольнения.

— Меня выгнали из Фонда при обстоятельствах, о которых я не хочу говорить, потому что это не имеет отношения к этой истории, — пожаловался Георгиевский.

Однако никаких доносов, по его словам, он не писал. Наоборот — в этой истории считает себя жертвой.

— Меня объявили предателем, изменником, стукачом, — сетует Георгиевский. — У нас что, сотрудничество с правоохранительными органами теперь считается преступлением?

— (продолжает) Если кто-то подает заявление в полицию с просьбой проверить обстоятельства совершения преступления, это у нас что теперь — донос?

Никаких проверок, уверяет Георгиевский, он не инициировал. Наоборот: в феврале этого года его вызвали в УМВД по Петроградскому району Петербурга, где уже шла проверка деятельности Фонда. Техническому директору показали несколько финансовых документов, на которых стояли его подписи.

— Я обнаружил, что в документах фигурируют мои подписи — фальшивые, — говорит он. — После этого я и написал заявление с просьбой расследовать, кто и зачем, с какой целью туда их поставил. Мне пришлось как-то себя защищать. Потому что эти фальшивые подписи стоят на договорах, которых я не подписывал. Я — лицо потерпевшее, обнаружившее свои подписи фальшивые на финансовых документах. Я вынужден был просить расследования.

Георгиевский не отрицает, что одалживал денег в Фонде. Но все, утверждает, было сделано честь по чести, под расписку, с тех пор он долг возвращает частями.

— Я одалживал деньги на покупку новой машины, — говорит он. — Обязательства выполняются и будут выполнены. Долг я не отказываюсь вернуть. По мере возможности. Потому что сейчас я не работаю.

По информации «Новой», в феврале этого года в семье Георгиевских появился 4-летний автомобиль «Мерседес-Бенц Е200». Сначала он был зарегистрирован на отца — Александра Михайловича, а в августе переписан на сына — Михаила Александровича. Но отвечая на вопрос, та ли это машина, на которую надо было одалживать денег в Фонде, бывший технический директор очень запутался.

— Это машина, которая должна была возить Сокурова! — разволновался он. — Вы путаете одно с другим. Какое дело вам до покупки мной машины?!

Наличие судимостей, о которых рассказал в фейсбуке Сокуров, Георгиевский отрицал. Сказал, что в жизни не привлекался ни за что, кроме нарушения правил дорожного движения. Тем не менее по информации «Новой», с 1978 по 1983 год он находился «на стройках народного хозяйства».

В базах РУБОП, по нашим данным, Михаил Георгиевский проходил под прозвищем «валютчик».

— А что в Фонде воруют — этим будет заниматься полиция, — добавил Георгиевский под конец разговора. — Полиция докажет, воруют или не воруют.

Николай Янкин. Фото: Ельцин-центр

Как уже было сказано, в ходе проверки «на карандаше» у полиции был директор Фонда Николай Янкин. Это достаточно молодой человек, 1982 года рождения. Он выступал как продюсер нескольких фильмов, был режиссером документальной картины об Александре Сокурове. Фонд возглавляет почти с момента основания — с 2013 года. До этого успел поруководить еще несколькими коммерческими структурами. Нигде надолго не задерживался. Но Сокуров дает ему самые положительные характеристики. По словам людей, хорошо знакомых с мастером, он всецело доверяет своему директору.

«Изначально, когда Фонд образовывался, я искал молодого человека на должность директора, который сможет всецело заниматься экономикой и финансами нашей организации, — пишет Сокуров о Янкине. — Это была сложная задача, поскольку по всем документам Фонда я являюсь только художественным руководителем и не имею никакого отношения к оперированию средствами. Из предложенных кандидатур я выбрал именно Николая Янкина, знающего пять языков, имеющего юридическое и экономическое образование, работавшего до того в крупных государственных и коммерческих структурах».

Тем не менее люди, знакомые с Янкиным лично, рассказывали «Новой» о нескольких крупных (многомиллионных) тратах, совершенных директором Фонда Сокурова в этом году. Опровергнуть или подтвердить эти рассказы нам не удалось. По нашим данным, в августе этого года на имя Николая Янкина был зарегистрирован только зеленый мотоцикл Kawasaki ZR-7S 2004 года. На сайтах объявлений такой можно найти за 120–150 тысяч рублей.

Получить комментарий директора Фонда «Новой» не удалось. По нашей информации, он находится за границей.

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera