Сюжеты

Клад из страшной русской сказки

Фигурантам дела «Нового величия» продлили домашний арест до весны. Расследование затягивается

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Этот материал вышел в № 137 от 10 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Лебеденкосудебный отдел, корреспондент

 

В тесном зале Дорогомиловского районного суда было душно. Подсудимый Максим Рощин открыл окно. У стены сгруппировались фотокорреспонденты и снимали подсудимых. Судья Юлия Рудакова, едва войдя в зал, сухо заметила:

— А кто вам разрешал снимать вообще?

Затем, открыв заседание, поинтересовалась, не против ли фотосъемки участники процесса. Возразила только прокурор: Анна Павликова была несовершеннолетней «на момент совершения преступления», так что фотосъемка якобы может нарушить ее права.

— Суд проводится в открытом режиме, тем не менее суд постановил запретить фото- и видеосъемку в зале судебного заседания, — сказала судья.

В начале заседания адвокат Анны Павликовой Николай Фомин попросил приобщить к материалам дела некоторые документы: справки о состоянии здоровья, характеристику с места учебы и работы и личные поручительства.

Поручительства судья Рудакова принимать отказалась.

— Поручители в зале не присутствуют, поэтому подлинность удостоверить нет возможности, — заметила она.

Затем судья приступила к длинному оглашению материалов дела на каждого из обвиняемых. Протоколы задержаний, допросов, постановления о продлении мер пресечения, медицинские справки.

Адвокат Марии Дубовик Максим Пашков заметил, что в материалах дела отсутствует некий документ, предоставленный защитой, хотя он упоминается в описи. Ответа получено не было.

В конце судья Рудакова перечислила документы с положительной характеристикой Павликовой. Грамоты, отзывы преподавателей и соседей сменялись справками из больницы и амбулаторными картами. Следователь равнодушно разглядывал обвиняемых, потом отвернулся и смотрел в пустоту. Затем он выступил в поддержку своего ходатайства о продлении домашнего ареста: следователи столкнулись с большим объемом материалов, много обвиняемых, к тому же до сих пор не пришли результаты комплексной психолингвистической экспертизы.

Отец Павликовой Дмитрий заметил:

— Мой ребенок очень болен, у нее серьезное заболевание. Аня из-за ареста не может проходить полноценные медицинские обследования. Мы находим общий язык со следователем, но это тяжеловато.

— Защитники, давайте какие-нибудь доводы повесомей, — отреагировала судья.

Адвокат Рощина Ильнур Шарапов напомнил суду, что у следствия нет никаких подтверждений того, что обвиняемые «изготавливали материалы, призывающие к экстремистским действиям». Адвокат Пашков поддержал коллегу и подчеркнул, что защита по-прежнему не видела документ, на котором все обвинение строится, — некое заключение специалиста о том, что деятельность «Нового величия» носила экстремистский характер.

— Моя подзащитная и другие обвиняемые этого документа не видели. Его просто нет! Как клад в русской сказке: говорят, что он есть, а в руки не дается. Вот вы, следователь, вы видели этот документ? А вы, прокурор?

Следователь и прокурор замялись. За них ответила судья:

— Уважаемый защитник, я понимаю вашу боль. Давайте вернемся к предмету заседания, к аресту.

Пашков напомнил, что для ареста есть два основания: обвиняемый может противодействовать следствию или бежать от следствия. Ни то, ни другое обвиняемые делать не смогли бы «ни по объективным, ни по субъективным причинам». Кроме того, Дубовик назначили госпитализацию. Адвокат Фомин напомнил, что Аня Павликова из-за процесса и лечения пропускает учебу, и ей тоже назначена госпитализация.

Судья рассеянно слушала адвокатов, затем внезапно подняла голову:

— Обвиняемый Рустамов, вы не против назначения вам более мягкой меры пресечения?

Рашид Рустамов растерялся, но затем взял себя в руки и улыбнулся. Обвинение не возражало. Как рассказала Маша Дубовик корреспонденту «Новой», Рашид Рустамов — знакомый Руслана Костыленкова, еще одного фигуранта дела «Нового величия», который сейчас находится в СИЗО. Ни Дубовик, ни Павликова Рустамова не знают. Сначала он выступал по делу в качестве свидетеля, затем в сентябре в деле неожиданно появились его показания на пятнадцати страницах. Эти показания защита еще не видела. Сам Рустамов пользуется услугами адвоката по назначению.

Тем не менее и Рустамову, и остальным обвиняемым судья Рудакова продлила домашний арест — на три месяца, до 13 марта следующего года. Постановление Рудакова зачитала скороговоркой, не дождавшись даже Павликову с Дубовик.

— Суд — огонь, я заснула два раза, — поделилась впечатлениями Аня Павликова.

— Я устала, — вздохнула Дубовик.

— Все устали, а что делать, — пожал плечами адвокат Пашков.

Рашид Рустамов с корреспондентом «Новой» общаться отказался.

— Я не знаю этих людей, я ничего не знаю, — пробормотал он и быстро ушел.

— Я уже адрес Дорогомиловского суда забила в телефон как дом, — грустно смеется мама Павликовой Юлия. Им с Аней был назначен прием к врачу, но из-за суда его пришлось пропустить.

Это решение будут обжаловать в Мосгорсуде.

Десять фигурантов дела «Нового величия» были задержаны за несколько дней до выборов президента — 15 марта 2017 года. До августа Павликова и Дубовик вместе с еще четырьмя обвиняемыми находились в СИЗО. После широкого общественного резонанса по ходатайству следствия девушкам изменили меру пресечения на домашний арест.

Тем временем еще четверо фигурантов дела — Дмитрий Полетаев, Руслан Костыленков, Петр Карамзин и Вячеслав Крюков — остаются в СИЗО. Их обвинили в участии и создании экстремистского сообщества. В основу обвинения легли показания Руслана Д., который написал устав и придумал организацию, устраивал регулярные встречи. Он проходит по делу свидетелем. Его считают агентом-провокатором спецслужб.

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera