Репортажи

«Самое адское — когда опечатать нечего»

Один день из жизни судебных приставов, которые ищут неплательщиков алиментов

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 138 от 12 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

13
 

В России растет не только число должников по алиментам, но и количество уголовных дел за их неуплату: за последний год таких судебных процессов стало больше на четверть. Причиной стали принятые в 2016 году поправки в законодательство. Теперь, если после первого административного наказания должник не начинает выплачивать по долгам, его могут отправить в тюрьму на год. Как выясняется, кто-то не платит из-за плохих отношений с бывшим супругом, кто-то по незнанию, но большинство — из-за отсутствия денег и невозможности устроиться на работу. По словам приставов, в случае отказа на должника можно воздействовать арестом имущества, но если у человека не осталось ничего, кроме жилья, то ситуация безвыходная, должник пойдет в тюрьму. Правда, на днях Минюст придумал выход: если забирать нечего, вместо заключения сделают бездомным и отберут квартиру. Корреспондент «Новой» провела день с приставами, разыскивающими должников по алиментам.

Елена Гринь, судебный пристав-исполнитель. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

На улице минус восемь, 6.30 утра. Коптевский район на севере Москвы. Сегодня тема рейда — должники по алиментам, которые не платят больше двух месяцев. Некоторые, как выяснится, намного дольше — их непогашенные задолженности достигают уже больше миллиона рублей. Выходим рано, потому что, как говорят приставы, застать кого-то дома удается либо «спросонья», либо ближе к 22 часам (самое позднее, когда могут постучаться в квартиру к должнику).

Елена и Безирген — приставы-исполнители, оба одеты официально — в служебную форму, в руках чемоданы, внутри — исполнительные производства на сегодняшних должников. Из служебной машины следом выпрыгивает Артем, он не разговаривает с должниками, а выполняет роль защитника приставов — на нем специальная экипировка: жилет, а сзади на поясе наручники и резиновая дубинка. Приставы рассказывают, что агрессия в их сторону чаще всего случается, если человек находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, но «бывает всякое».

Например, за последние годы участились случаи нападения на приставов с топорами.

В Хабаровске в 2015 году пристав чуть не лишился руки — должник успел нанести ему рубленую рану.

Судебный пристав-исполнитель Елена Гринь пытается подобрать код от входной двери подъезда. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Одно из самых сложных препятствий квеста «поквартирный рейд» — попасть внутрь подъезда. Елена и Безирген смеются, что ключей от всех дверей Москвы у них нет. Приставы начинают поиски еле заметных, оставленных заботливыми жителями, кодов в квартиры. На улице еще темно, приходится светить айфоном по стенам вокруг двери. Если такая тактика проваливается, приходится ждать первого, кто выйдет из подъезда.

Обход идет с 7 утра. К 8 на улице светает, Елене и Безиргену становится легче находить коды, записанные вокруг двери подъезда. Если код подобрать не получается, а должник не открывает, они пробуют дозвониться в любую другую квартиру. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Елена по очереди подбирает коды, спустя пять попыток попадаем на сонный голос: «Приставы? Зачем? Ужас какой!» Елена успокаивает в домофон, что они не к нему, а к соседу по лестничной клетке. Дверь открывается. Дальше остается только угадать этаж и позвонить в нужную квартиру. Чаще всего, объясняют приставы, на них реагируют с ужасом: первое, что человеку приходит в голову, — его сразу повезут в тюрьму.

Кроме того, люди часто путают приставов с коллекторами. И ассоциации сразу с выбиванием дверей, применением силы и ночными облавами. Как рассказывает пристав-исполнитель Екатерина, которая ждет найденных должников в отделении,

нередко приставам звонят коллекторы из частных предприятий и спрашивают, не хотят ли они поделиться информацией о человеке: «Я им говорю: вы тут при чем? У вас своя работа, у нас своя».

Если сама взыскательница (бывшая жена) хочет передать дело коллекторам, она пишет нам заявление, отзывает исполнительный документ и сама уже всем занимается, мы отходим от дела».

***

Хозяин квартиры не открывает судебным приставам-исполнителям. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

После звонка в дверь приставы стоят тихо и вслушиваются в шевеление за дверью. Если человек не открывает полминуты, в дело включается Артем.

Он со всей силы отстукивает кулаком в дверь: «Откройте! Приставы!» За ней вдруг слышно: «Открываю, подождите». Выходит заспанный мужчина лет 60, это отец должника.

Говорит, что не общается с сыном около года, где тот проживает, не знает, и телефона у него нет: «Я ему сто раз говорил, что же ты делаешь-то?» — объясняет Иосиф Иванович. Приставы верят. Говорят, что если сын появится, пусть сразу позвонит. Но вообще их дальнейшие действия — выходить на место работы.

Судебный пристав-исполнитель Безирген Шамурадов просит отца должника подписать бумагу о том, что его сын не проживает в данной квартире. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Истории про то, что должники могут прятаться от приставов в диванах и холодильниках — правда, рассказывает Екатерина:

«Очень часто бывает: звоним в дверь, никто не открывает, а потом выходим из подъезда, а он стоит и из окна на нас смотрит».

Взламывать дверь приставы имеют право только после решения суда.

— Как-то открыла мне женщина, вторая супруга нашего должника, — вспоминает Екатерина. — Она говорит: его дома нет. Я начинаю с ней говорить: «Вы понимаете, что можете оказаться в той же ситуации, он от вас уйдет и не будет платить алименты. Вам понравится? Вот первая супруга страдает». Она, конечно, начала его защищать, потом когда я начала уже говорить из серии: «Он так же уйдет от вас», он вдруг из ванной в одном полотенце выскочил и начал наезжать на меня, говорит, мол, «что вы тут моей жене говорите?» Как психологи тоже работаем!

***

Утренний обход заканчивается на седьмой квартире. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Мы обошли за утро семь квартир. Не нашли ни одного должника. Приставы уверяют — такого не было очень давно. Зато сами удивляются, что сразу двое из семерых, как сообщили их родители, уже «присели» — отбывают наказание в тюрьме. При этом приставы не получают эту информацию предварительно, только постфактум отправляют запрос в МФЦ. Говорят, что эффективнее пройтись по квартирам, чем ждать ответа из госучреждения.

Если подтверждается, что должник в тюрьме, то арест накладывается на зарплату, которую он получает в колонии. «Знаете, какие у них там хорошие зарплаты? До 10 тысяч! — восклицает Екатерина. — А если он там не захочет работать, мы отправим постановление, и его обяжут работать — от ответственности за алименты в тюрьме не спрячешься».

Безирген Шамурадов и Елена Гринь (судебные приставы-исполнители) разговаривают с матерью должника. По ее словам, ее сын пребывает в «местах не столь отдаленных». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

В тюрьму, как она говорит, большинство неплательщиков попадает за мошенничество. При этом самое страшное лично для нее — не случаи, когда человек в заключении, а когда у должника совсем нечего забирать. В июне этого года Федеральная служба судебных приставов (ФССП) составила портрет типичного неплательщика по алиментам: это мужчина от 30 до 42 лет, «молодой и трудоспособный», который не платит не потому что не может, а просто не хочет. Екатерина говорит, что по ее практике, у большинства просто нет денег, работы, даже дома уже ничего нет, хотя человек, может быть, и хотел бы платить, да нечем:

— Самое адское — когда ничего нельзя забрать, в квартире опечатать в счет долга нечего. У женщины (которая должна перечислять деньги в дом ребенка) отключен газ, свет, канализация.

«В квартире огромные крысы бегают, тараканы. И еще долг по коммуналке около миллиона рублей висит, какая это жизнь? Это реально тупик, уже и на биржу труда за ручку ведешь, не знаешь, что предпринять, чтобы человек вышел из этого состояния».

— Одно дело, когда они скрываются. Всегда есть счета, квартиры, машины, на которые наложить арест. А тут… Ну вот привлечем — и что от этого? Кому жить станет лучше?

В квартире никого нет, поэтому судебные приставы-исполнители оставляют требование должнику явиться к судебному приставу в течение 7 дней с момента получения данного извещения. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Привлечь женщину могут как раз по доработанной в 2016 году 157-й статье Уголовного кодекса. На прошлой неделе Минюст сообщил, что доработал закон об изъятии единственного жилья у должника — обсуждение этого закона ведется уже несколько лет. Сначала предлагалось, чтобы процедура действовала, если материальные обязательства превышают 5% от стоимости квартиры.

Однако эксперты скептически отнеслись к предложению ведомства: лишиться скромного по площади жилья в таком случае можно очень быстро. Теперь же Минюст предлагает отбирать жилплощадь у алиментщиков с «роскошным жильем». «Роскошность» определяется лишь площадью — более 36 кв. метров на человека. В случае процедуры банкротства, при наличии долга более чем в 200 тысяч рублей — должник окажется без крыши над головой.

Судя по статистике, которую приводят приставы-исполнители из своей практики, жилья, скорее всего, лишатся те, у кого, кроме него, больше ничего нет.

Екатерина Козелкова, пристав-исполнитель Коптевского отдела судебных приставов УФССП России по Москве. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera