Сюжеты

Ток в деле «Сети» замкнуло на ФСБ

Обращение родителей обвиняемых к президенту переадресовали силовикам, на которых они пожаловались

Встреча Владимира Путина с членами СПЧ / Фото: kremlin.ru

Общество

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

 

После встречи Владимира Путина с СПЧ родные обвиняемых по делу «Сети», обнадеженные обещанием президента «поразбираться», направили ему письмо с просьбой поручить разбирательство члену СПЧ, бывшему следователю по особо важным делам Евгению Мысловскому.

В феврале, после заявлений о пытках Виктора Филинкова, Дмитрия Пчелинцева и свидетеля Ильи Капустина, они уже писали главе государства. Но из администрации президента их обращение было перенаправлено в ФСБ, оттуда спущено в УФСБ по Пензенской области, аналогичным маршрутом проследовали обращения в Генеральную прокуратуру и Главное военное следственное управление СК России.

Итог один: проверка проведена, изложенные факты не подтвердились, никаких нарушений со стороны сотрудников ФСБ и ФСИН не выявлено, в возбуждении уголовного дела отказано. Жалобы на эти отказы военные гарнизонные суды как в Пензе, так и в Петербурге неизменно оставляют без удовлетворения. И то, что проверяющие фактически просто принимают на веру слова заподозренных в пытках силовиков, а записи с видеорегистраторов и видеокамер всегда оказываются «не сохранившимися», никак на эту ситуацию не влияет.

Теперь, как пишут родители фигурантов, из стенограммы встречи Владимира Путина с членами СПЧ они узнали, что президенту ничего «не докладывали». И поверили в его готовность «внимательно посмотреть» на дело «Сети», поскольку гаранта «реально беспокоит» прозвучавшая информация о применении пыток к обвиняемым.

В ответ родители поделились своим беспокойством — по имеющейся у них информации, справку для президента будет готовить следователь УФСБ В. В. Токарев, который ведет расследование дела и на которого они возлагают ответственность за истязания их сыновей в Пензе. Несомненно, такая справка подтвердит их причастность «к преступлениям, которых они не совершали и даже не планировали».

Выдвинутые обвинения представляются абсурдными: десяток молодых людей (не все из которых даже были знакомы друг с другом) якобы замышляли серию взрывов, дабы раскачать народные массы, готовили «революционный переворот и свержение законной власти Российской Федерации», а попутно «незаконно овладевали навыками выживания в дикой природе» и «изучали методы оказания медицинской помощи». (Цитата по материалам предварительного расследования, приведенным в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о пытках. — Прим. ред.)

Родители попросили президента «дать полномочия для изучения и составления справки по делу в качестве независимого эксперта в прошлом следователю по особо важным делам члену СПЧ Евгению Мысловскому». Ранее, основываясь на исследовании открытых источников, а также по итогам своих встреч со следователями военного СК, Евгений Мысловский уже высказался публично о «грубейших нарушениях и недочетах» в проведенных ими проверках по заявлениям о пытках фигурантов дела «Сети».

Трансляция открытой части встречи президента с членами СПЧ дала родным обвиняемых повод обратиться к главе государства со словами: «Владимир Владимирович, вы наша последняя надежда на справедливое разбирательство». Уже после того, как обращение было отправлено, на сайте президента появилась стенограмма и закрытой части встречи.

Оказалось, что справку по делу «Сети» Путину уже предоставили — и он ее выборочно цитировал, приправляя собственными жесткими ремарками: «По местам сбора и жительства участников «Сети» обнаружено и изъято — изъято! — учредительные и программные документы терсообщества… закамуфлированное под огнетушитель СВУ на основе алюминиевой селитры мощностью 2,5 килограмма в тротиловом эквиваленте с самодельным детонатором; два пистолета Макарова с боекомплектами; гранаты с запалами РГН 1 и РГД 5, карабин «Сайга»… Понимаете, это такая серьезная вещь. Нам что с вами мало терактов где-то там?»

Закончив с цитированием, президент повторил, что до сих пор об этом деле «ничего не слышал, только в преддверии нашего совета начал бумаги читать», и закрыл тему, предложив «посмотреть внимательно».

«Но кто же теперь будет разбираться, что оружие было подброшено!..» — усомнились в «Родительской сети».

Ранее, на пресс-конференции в Москве, «Родительская сеть» уже давала пояснения о происхождении перечисленного теперь Владимиром Путиным изъятого оружия.

Так, отец Дмитрия Пчелинцева рассказывал: сын до ареста работал инструктором по стрельбе. Все необходимые документы и лицензии для работы с оружием у него имелись. Те, что изъяли при обыске дома — два охотничьих карабина и два травматических пистолета, — были должным образом зарегистрированы. А два «похожих на гранаты предмета» обнаружили при обыске сломанного автомобиля Пчелинцева с неработающей сигнализацией — как сотрудники ФСБ сделали эту «находку», ни Дмитрий, ни его жена не видели.

«Закамуфлированное под огнетушитель СВУ» извлекли при обыске на кухне в квартире Ильи Шакурского. Его за несколько часов до этого схватили на улице и увезли в УФСБ. При нем были ключи — мама Ильи, Елена Богатова, допускает, что ими могли воспользоваться, пока допрашивали сына в управлении, чтобы проникнуть в квартиру в его отсутствие и что-то подложить. Ее удивило, что, когда сына привезли уже в наручниках на обыск, силовики сразу целенаправленно двинулись в сторону устроенного в небольшой нише под окном шкафа, откуда тотчас и извлекли «схрон».

Сразу после публикации стенограммы закрытой части встречи Путина с членами СПЧ родители получили уведомление из Администрации президента. Сообщалось, что их обращение «направлено для ответа по существу» в ФСБ, «в компетенцию которого входит решение поставленного вопроса».


ВСЕ МАТЕРИАЛЫ ПЕТЕРБУРГСКОЙ РЕДАКЦИИ  | АРХИВ ПУБЛИКАЦИЙ  | PDF

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera