×
Сюжеты

В бегах и под арестом

После решения Мосгорсуда родственнику сенатора Рауфа Арашукова лучше оставаться в Эмиратах

Сенатор Рауф Арашуков. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 142 от 21 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В среду, 19 декабря, в Мосгорсуде состоялось заседание по апелляционной жалобе на объявление в международный розыск и заочный арест исполнительного директора «Ставропольгоргаза» Руслана Агоева. Агоеву инкриминируют посредничество при организации убийства общественного деятеля из Карачаево-Черкесской Республики Аслана Жукова в 2010 году. Подозреваемый, по данным следствия, сбежал на территорию Объединенных Арабских Эмиратов. Фигура Агоева в деле об убийстве Жукова важна еще и потому, что тесно связана с сенатором от КЧР Рауфом Арашуковым.

Лидера молодежного общественного движения «Адыге-Хасэ» 36-летнего Аслана Жукова застрелили в марте 2010 года в Черкесске около собственного дома. По подозрению в совершении убийства был задержан Расул Аджиев. Сначала мотивом преступления он назвал спор за девушку, и в суде дело развалилось. Однако спустя шесть с половиной лет Аджиев был задержан снова: следствие сообщило, что он пришел с явкой с повинной. На допросе киллер рассказал, что убийство Жукова ему заказал сенатор Рауф Арашуков, и сделал это через мужа своей сестры, одного из руководителей «Ставропольгоргаза» Руслана Агоева.

По сведениям источников РБК, знакомых со следствием, Аджиев рассказал, что необходимость физического устранения Жукова была вызвана тем, что между ним и Арашуковым произошел конфликт, в результате которого была затронута честь сенатора. Киллер на допросе назвал сумму, за которую предлагалось разобраться с обидчиком, — 1 миллион рублей. Любопытно, что Аджиев утверждает, будто бы отказался от гонорара (лишь попросил купить для «дела» автомобиль) и не знал, кого убивает на самом деле. Позже, по словам киллера, Руслан Агоев все-таки заплатил ему миллион рублей.

Нужно отметить, что сам Арашуков официально опровергает все обвинения в свой адрес. Представитель аппарата сенатора заявил, что в отношении Арашукова действуют «силы провокаторов»: под ними подразумевались родственники Аслана Жукова, которые в 2018 году написали письмо представителям Совета Федерации и силовых структур. В письме утверждалось, что следственные органы по Северо-Кавказскому федеральному округу делают все, чтобы вывести сенатора Арашукова из-под подозрения. В сентябре глава Следственного комитета Александр Бастрыкин взял дела, в которых фигурирует имя сенатора, в центральный аппарат и под личный контроль.

Убийство Аслана Жукова — ​не единственное преступление, в связи с которым упоминается имя сенатора от КЧР. В мае 2010 года был убит кандидат в председатели правительства республики Фраль Шебзухов: его избили битами, а потом застрелили. По подозрению в совершении преступления были задержаны Алик Татаркулов, Магомет Джубуев и Тимур Тулпаров. Организатором убийства следствие назвало Назима Кушетерова (сейчас все, кроме Тулпарова, находящегося в розыске, сидят в тюрьме — ​суд приговорил их на срок от 14 до 19 лет). На допросах задержанные рассказывали, что избиение Шебзухова им заказал предприниматель Рустам Копсергенов, но кандидат в президенты якобы мешает именно Рауфу Арашукову. На избиение Шебзухова было выделено полмиллиона рублей, но ситуация вышла из-под конт-роля, поскольку нападавшим показалось, что жертва потянулась за своим оружием, и они застрелили его. В 2017 году Руслан Копсергенов был заключен под стражу.

Статус сенатора дает Рауфу Арашу­кову определенное преимущество: по закону он является «спецсубъектом» и пользуется неприкосновенностью. Инициировать уголовное преследование членов Совета Федерации может только глава СКР (в данном случае — ​Александр Бастрыкин), но процедура привлечения сенаторов к ответственности многоступенчатая: разрешение на это должна дать по просьбе генпрокурора председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она никак не комментирует ситуацию. Да и в целом преследование сенаторов — ​ситуация, скорее, аномальная: за все время существования Совфеда его действующего члена привлекали к уголовной ответственности лишь однажды.

Опровергнуть показания Аджиева мог бы Руслан Агоев, однако он покинул территорию России. Басманный суд Москвы постановил заочно арестовать Агоева в тот момент, когда и если он будет экстрадирован либо по своей воле окажется на территории России. Защита Агоева в Мосгорсуде попыталась оспорить это решение: доводы защитника заключаются в том, что при вынесении этого решения были допущены «фундаментальные нарушения» права. Кроме того, утверждается, что Руслан Агоев каждый год планово выезжает в ОАЭ на лечение, поскольку «страдает болезнью легких», однако государственное обвинение считает, что никаких объективных подтверждений этому не имеется. В итоге Мосгорсуд отклонил жалобу защиты, оставив возможность оспорить и это решение в кассации.

Руслан Бадоев — ​
специально для «Новой»

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera