×
Колумнисты

Политтехнология военной угрозы

Откуда берется новый страх глобального конфликта

Этот материал вышел в № 143 от 24 декабря 2018
ЧитатьЧитать номер
Политика

Виталий Шкляровполиттехнолог

13
 

«Левада-центр» опубликовал результаты опроса, из которого следует, что все больше россиян беспокоит проблема санкций и международной изоляции России, все больше российских граждан считают, что необходимо налаживать отношения с США и Европой. Такое изменение настроений — это не только усталость от жизни в условиях санкционного противостояния России и Запада, от постоянной тревоги и отсутствия уверенности в завтрашнем дне. На самом деле четыре года ухудшения отношений с Западом и нагнетания из телевизора не прошли даром — люди начали бояться начала реальной войны.

Нельзя сказать, что опрос «Левада-центра» «Отношения к странам и санкции» выявил какие-то радикальные изменения настроений по отношению к Западу и США. Больше половины опрошенных в этом году как плохо относились к США, так и сейчас плохо относятся — 57%. Чуть меньше половины в течение года плохо относились к странам Евросоюза, сейчас — 49%. Однако привлекает внимание рост с 7 до 20% за год количества тех, кого очень беспокоят санкции, и рост с 24 до 36% количества тех, кто считает, что необходимо налаживать отношения с США и Европой.

Тревога нарастает, и в этом нет ничего удивительного. Еще в 2014 году произнесенные из эфира главного государственного телеканала в отношении США слова «радиоактивный пепел» вызвали шок в обществе, а теперь уже телевизионные дискуссии на тему превентивных ядерных ударов, обмена ядерными ударами, оценки поражающей силы боеголовок стали привычной действительностью. Людям объясняют, что вокруг враги. А тут еще и США хочет выйти из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности, а тут еще и мелкий, но вооруженный конфликт с украинцами в Керченском заливе с последующими угрозами США ввести корабли НАТО в Черное море. Отсюда и такие результаты опросов.

Конечно, в основе бряцания оружием, военной риторики с обменом ультиматумами, скорее всего, лежат совершенно другие цели руководства двух держав. Задача российских властей — отвлечь население от экономических проблем, связанных с санкциями, кризисами, падением в результате жизненного уровня. Коммуникационная стратегия переключения внимания простая — виноват внешний враг, который не хочет, чтобы Россия «вставала с колен», да еще и угрожает напасть. Надо затянуть пояса, поднять патриотические настроения, а власть делает все, что может, чтобы не было войны. По существу, это стратегия внутренней мобилизации. И она в целом работает, про Россию в окружении врагов можно услышать теперь всюду, в магазине или в такси.

В США — целеполагание похожее, но все же другое. Трамп, конечно, объявил такой своеобразный «подъем Америки с колен», где она, по его мнению, оказалась не из-за внешних врагов, а из-за неверной политики его предшественников. Но бряцание оружием в отношении России идет по линии наведения порядка в международных отношениях. Все события последних лет заставили встрепенуться и американский оборонный комплекс — после многих лет затишья военные теперь могут рассчитывать на увеличения бюджетных вливаний.

Так что угрожающая риторика в отношениях стран, скорее всего, будет продолжаться долго. Проблемы, в результате которых возникла нынешняя ситуация (Украина, Крым и т.д.), долгоиграющие. Цели также не краткосрочные. Интересно, что умом мы все вышеуказанные причины нынешнего положения дел в общем-то понимаем. Однако тревога от этого не уходит — а вдруг действительно рванет. Но собственно, на это и весь расчет.

Страх войны — это самый надежный страх с точки зрения манипулирования общественным сознанием. Он дает хорошие результаты. Манипуляции общественным сознанием на базе военных страхов в истории происходили во все времена. «Повсюду, от популярной культуры до пропагандистской системы, существует постоянное давление, заставляющее людей чувствовать, что они беспомощны», писал философ Ноам Хомски. А то, как это сейчас происходит, является прямым продолжением методов нагнетания истерии в начале холодной войны.

Возвращение к прежнему противостоянию со всеми вытекающими отсюда страхами произошло очень быстро. Риторика второй половины XX века быстро всплыла в памяти — ведь поколения еще не сменились. Сегодня мы опять имеем в сознании большинства населения укрепившийся страх перед другой страной, потенциальным врагом, — недоверие, которое теперь быстро никуда не денется. Тем более в постепенно разворачивающейся новой гонке вооружений и санкций. Тем более в современном мире, где информационные технологии все это подогревают в постоянном режиме.

Хочется верить, что этот «информационный шум» не вызывает привыкания и зависимости. Степень страха и напряженности в этом случае может даже снизиться. Люди постепенно все-таки начнут понимать, что вся эта военная риторика, объявление санкций — всего лишь форма коммуникации, в основе которой лежит экономическая подоплека.

Все это уже было раньше, только без твиттера, круглосуточного телевидения и других инструментов распространения информации, но никакой ядерной войной не закончилось. Локальные конфликты типа столкновения в Керченском проливе, случайного поражения военного самолета, как в Сирии, возможно, еще произойдут, но большая война вряд ли начнется. Ведь такую гибридную войну можно вести бесконечно и относительно незатратно.

Агентство Блумберга в своем списке экономических угроз на 2019 год не упоминает никаких широкомасштабных войн. Факторами риска названы: торговая война между Вашингтоном и Пекином, спор властей Италии с Евросоюзом, выход Великобритании из ЕС, противостояние между контролируемой демократами палатой представителей и республиканскими Сенатом и президентом США, предстоящие выборы в ряде стран, уровень цен на нефть в связи с отношениями США с Ираном и Саудовской Аравией.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera