Колумнисты

Сказка о стрекозе, рыбке и косточке

Почему Google будет играть по китайским правилам и при чем тут Россия

Этот материал вышел в № 7 от 23 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Голубицкийжурналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

2
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

В декабре мейнстримные СМИ разнесли по миру слух о том, что Google де испугался и теперь сворачивает секретный проект Dragonfly («Стрекоза»). Впервые о скандальном проекте общественность узнала в августе, и вот, всего за пару-тройку месяцев, дружный протест высоконравственных сотрудников компании, усиленный общественными организациями, политиками и даже военными, остановил малодушное вползание Google в китайский рынок на условиях местной Коммунистической партии.

Спешу расстроить оптимистов: «Стрекоза» жива и здорова, разве что перекрасила отложенные яйца из светло-желтого в темно-бурое и теперь будет дожидаться личинок в по-настоящему укромном месте, не допуская новых утечек. Спрашивается: какое дело российским читателям до внедрения Google в китайский рынок? Своих забот, что ли, мало? На подходе отечественный «Золотой щит», призванный оградить морально неустойчивых граждан от враждебных миазмов интернета с помощью технологии глубокой проверки и фильтрации сетевых пакетов по содержанию (DPI). Даже 20 миллиардов налоговых денег на это выделили.

Отвечаю: еще какое нам большое дело до Google и его китайских похождений. Во-первых, российский Великий файерволл выстраивается по абсолютному подобию китайского, а значит, все наработки «Стрекозы» со временем прекрасно лягут на отечественные реалии. Во-вторых, Google уже два раз оштрафовали в России в этом году (пока только символически), поэтому для пользователей Рунета вопрос о готовности американского поискового гиганта прогнуться под Роскомнадзор более чем актуален.

Тем, кому не интересны подробности, сразу даю спойлер: думаю, Google ни за что не прогнется, поэтому самая вероятная перспектива — это запрет сервиса Роскомнадзором и превращение портала Google.ru в лендинг-страницу, которая будет перенаправлять трафик куда-нибудь на Google.ua — точно так же, как это происходит сегодня в Китае, где Google.cn забанен, а для неугомонных китайцев, готовых рисковать своим социальным рейтингом, сохраняется редирект на неподцензурную гонконгскую машину Google.com.hk.

Фото: Татьяна Флегонтова/ ТАСС

А теперь детали, которые позволили мне сделать такое заключение.

Сюжет «Стрекозы» подробно обмусолен в прессе, поэтому не буду на нем останавливаться, лишь дам краткую хронологию. В августе 2018 года произошла утечка внутреннего корпоративного меморандума, в котором сотрудники обсуждали текущую работу над секретным проектом «Стрекоза». Главная задача проекта — разработка поискового движка нового типа, который бы позволил Google вернуться на китайский рынок на условиях местной правящей компартии, однако при этом сохранить видимость непредвзятости и объективности поиска.

Задача, согласитесь, не из простых, поэтому в голову сразу пришел советский анекдот о страстном желании скушать рыбку, получить удовольствие и не подавиться косточкой. Утечку из недр Google обнародовало сетевое издание The Intercept («Перехват»), исповедующее принципы «состязательного журнализма» на деньги Пьера Омидьяра, создателя аукциона eBay.

Руководство Google поначалу ушло в глубокий отказ и взялось было прессовать сотрудников, допустивших слив секретной информации, однако сотрудники на удивление не спасовали (хотя и могли бы, учитывая фантастический уровень материальных благ в компании), создали комитет сопротивления и опубликовали открытое письмо руководству Google, в котором потребовали прекратить безнравственные заигрывания с китайскими властями.

К внутренним виджиланте присоединилась «Международная амнистия», затем подал голос вице-президент США Майк Пенс, под занавес грозно свел брови председатель объединенного комитета начальников штабов Джозеф Данфорд и

обвинил Google в инвестировании в «авторитарный коммунистический Китай, использующий технологии цензуры для подавления гражданских свобод».

В октябре индийский руководитель Google Сундар Пичаи впервые публично признал существование проекта Dragonfly, который разрабатывается специально для Китая. И поспешил добавить, что работа продвигается успешно, хотя сроки внедрения пока не определены. Скандал, однако, продолжил набирать обороты. Из новых утечек мир узнал, что Google работает над «Стрекозой» уже как минимум два года и даже успел показать китайским товарищам на выставке CES-2018 прототип будущего поисковика, подспудно обсудив вопрос переноса на территорию страны серверов для хранения данных о китайских гражданах (теперь читатель тоже знает, чьи законы зеркалит отечественная Дума).

Секретные меморандумы раскрыли и механизмы цензурной адаптации, которые Google разрабатывал в «Стрекозе».

В частности, мир узнал о популярном портале 265.com, который Google купил у китайского миллионера Чай Веньшеня в 2008 году. 265.com — это китайский аналог Yahoo, который ежедневно посещают сотни миллионом китайцев в поиске новостей, информации и развлечений. Все запросы с 265.com переправляются в Baidu, главную поисковую систему Китая.

Рекламы на 265.com много, денег много, поэтому Google решил ничего не менять в функционировании портала, однако смастерил скрытую «прокладку», которая дублировала полный трафик запросов на тайваньские серверы Google для последующего анализа.

Трафик обернулся Клондайком. Китайский пользователь — законопослушный пользователь, поэтому каждый его запрос увязан в базе данных с номером мобильного телефона, IP-адресом, геопозиционированием и всеми линками, которые Baidu возвращает после сверки с черным списком запрещенной информации.

На поверхности черного списка лежат запросы вроде «студенческие протесты», «права человека» и «Нобелевская премия». Однако узкоспециализированные сюжеты и ключевые фразы, вызывающие недовольство Коммунистической партии, хранятся за семью печатями. Вернее — хранились. Потому что Google с помощью трафика, перехваченного на 265.com, составил исчерпывающую базу данных, которую и собирался подключить к «Стрекозе».

Зачем «Стрекоза» сдалась Google? Вопрос риторический: для того чтобы выйти на китайский рынок. Казалось бы, какая проблема? Google на китайском рынке уже был и замечательно выполнял все требования местных властей по недопуску аборигенов к вредным знаниям.

С 2006 по 2010 год Google оперировал в Китае и фильтровал запросы точно так же, как это делает и Baidu. Правда, всегда демонстрировал фигу в кармане, сопровождая каждое вымарывание линков насмешливой фразой: «По требованию китайского правительства…», в общем, нам это тоже уже хорошо знакомо. Проблема, однако, была в том, что Google действовал на ощупь, не знал всех тонкостей местной запретительной системы, которая к тому же еще и постоянно менялась: сегодня нельзя одно, завтра — это можно, зато нельзя другое. Восток — дело тонкое.

В 2010 году Google вместе с рядом крупных американских компаний (Yahoo, Adobe, Dow Chemical, Morgan Stanley) взломали китайские хакеры в рамках «Операции Аврора». Руководитель Google Сергей Брин тогда крепко обиделся, заявил, что не потерпит цензуры (словно четыре года до этого не терпел), и ушел с китайского рынка.

Вслед за поисковой машиной Китай потерял и ключевые сервисы компании — Google Docs и Gmail. По злой иронии судьбы на подавляющем большинстве китайских смартфонов установлена оперерационная система Google Android OS, однако «родной» магазин — Google Play Store — из нее выпилен.

Если учесть, что в 2017 году китайцы купили мобильных приложений на 35 миллиардов долларов, которые все утекли мимо карманов Google, можно представить, как сильно компании Брина хочется вернуться обратно.

Фото: РИА Новости

Времена, однако, поменялись. Американская внешнеполитическая риторика вышла на новый уровень противостояния, и Китай из чисто идеологического врага превратился и во врага экономического. На этом фоне зашагивать обратно в китайский интернет было сродни самоубийству, потому что только корпоративному самоубийце может прийти в голову безумная идея противостоять родному дяде Сэму.

Тогда-то и родилась у Google идея тайного возвращения в китайский интернет с новой поисковой системой, которая внешне бы выглядела как обыкновенный объективный и непредвзятый портал, однако на уровне глубинного кода скрывала бы цензурирование запросов в идеальном соответствии с требованиями партии, поскольку фильтрирование сверялось с работой Baidu на портале 265.com.

Вот она — рыбка, и вот она — косточка.

Теперь поговорим о совести. Разговор, конечно, сам по себе смешной в контексте законов свободного предпринимательства, и все же. Ладно, не о совести и даже не о соблюдении внешних приличий, а хотя бы о внутреннем самооправдании руководства.

Отдадим должное: Сергей Брин вышел из морального затруднения блестяще. В 2015 году была произведена корпоративная реструктуризация, и компания Google Inc. стала подразделением головного холдинга «Алфавит» (Alphabet) (с теми же главными людьми — Сергеем Брином и Ларри Пейджем).

Вместе с реструктуризацией случилась и духовная реформация, которой бы позавидовал сам Мартин Лютер:

«Алфавит» отказался от корпоративного лозунга Google — DON’T BE EVIL! («Не будь злом!») и утвердил новый DO THE RIGHT THING! («Делай как надо!»).

Почувствуйте, что говорится, разницу. В контексте с DO THE RIGHT THING у «Стрекозы» никаких изъянов не просматривалось. В октябре Сундар Пиччаи так и сказал: для жителей Китая наше присутствие гораздо полезнее, чем отсутствие. И даже привел в доказательство скандальную историю 21-летнего студента Вэй Зэси, скончавшегося в 2016 году, после того как поисковик Baidu в качестве рекомендованной рекламы предложил ему экспериментальное лечение от саркомы.

После очень неприятного общественного резонанса Google все-таки был вынужден сбавить обороты. Недавно стало известно, что компания — нет, не закрыла «Стрекозу», — а лишь запретила использовать в дальнейшей разработке данные, поступающие от связки 265.com–Baidu. Сам же проект уходит в глубокое подполье.

С марта 2010 года, когда Google ушел из Китая, число пользователей интернета в стране увеличилось на 70 процентов и достигло 772 миллионов. С потенциалом дальнейшего роста до полутора миллиардов. Кто-то всерьез полагает, что Google пропустит этот пудинг мимо рта и закроет «Стрекозу»?

Теперь — про Россию. Почему я убежден, что такой же сценарий невозможен после введения местного Великого файервола по образу и подобию китайского?

В 2004 году Сергей Брин дал интервью, в котором заявил ни много ни мало, что

«Россия — это Нигерия в снегу. Вам действительно нравится идея, что шайка бандитов будет контролировать поставки всей мировой энергии?».

В 2008 году Брин приехал в Москву и, когда ему напомнили эту фразу, ответил: «Печаталось что-то такое. Не помню, чтобы я такое говорил. Я ходил в этот ресторан, но я тогда много вина выпил».

Я это не к тому говорю, что слаб человек, а к тому, что не человек располагает. И не Бог. А всегда — Дух корпоративный. Дело в том, что холдинг «Алфавит» живет по своим холдичьим законам и руководствуется единственным принципом, доступным пониманию холдингов планеты: сначала деньги — потом все остальное, включая заморочки с добром и злом.

Брин может говорить по кабакам все что бог на душу положит, однако «Алфавит» всегда будет поступать так, как лучше для зарабатывания денег. Потому что никаких иных приоритетов у бизнеса не бывает. А если бывает, то только временно и по внешнему принуждению (государства или общественности, возбужденной утечками информации) либо потому, что этот бизнес — не бизнес вовсе, а жалкий какой-нибудь НКО на содержании.

Так вот, в Китае — деньги. В Китае — огромные, страшные, невозможные деньги. А в России денег нет. Привлекательных товаров нет, массовых сервисов нет. Есть нефть. Есть газ. Есть цензура. Всё.

А раз денег нет, то и причин никаких нет, чтобы Google двинул наперекор родной власти и стал разрабатывать «Стрекозу» для местного российского потребления. Тем более — переносил сюда серверы для хранения данных о российских подданных.

Посему рискну предположить: Роскомнадзор выпишет еще с дюжину штрафов, которые Google даже не побеспокоится оплачивать, а потом внесет поисковик в свой безбрежный список нежелательных сетевых ресурсов.

Google, правда, демарша даже не заметит, ибо все мысли у него — о том, как бы поглубже упрятать «Стрекозу» от излишне щепетильных людишек, неспособных понять величие лозунга «Делай как надо!».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera