Комментарии

«Жажда понять этот мир»

Подводим итоги Седьмого фестиваля документального кино на сайте «Новой» вместе с читателями

Этот материал вышел в № 5 от 18 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

 
Кадр из фильма «Наш новый президент»

Статистика. Более 70 000 посещений. Это значительно больше, чем зрителей на ММКФ.

Программа. Отбирая фильмы, мы не ориентировались на определенное направление, остроту политических тем, моду. Выбирали кино, способное, как говорил мэтр Герц Франк, «сохранять образы уходящего времени в надежде на то, что пригодится все это, понадобится и остальным». Ориентировались на фильмы, в которых это утраченное мгновение не просто зафиксировано, но вызывает сопереживание. Фильмы, в которых возникает мир во всей его сложности, многоцветии, непредсказуемости — настоящего, прошлого, будущего.

Благодарим авторов и продюсеров, давших на «всеобщее обозрение» новые работы, приглашавших читателей к просмотру картин своих коллег.

Мы признательны «Артдокфесту» и платформе «Артдокмедиа» за помощь в организации фестиваля.

Безусловно, фестиваль не состоялся бы без вас, наши дорогие зрители. Вы поддержали наше начинание. «Список документальных лент, объявленных газетой, впечатляет, много нового даже для профессионалов. Надеюсь, читатели «Новой» оценят эту идею», — считает филолог и киновед Андрей Шемякин.

Вы не только смотрели, но и обсуждали картины на сайте, в соцсетях. Вокруг фильмов разгоралась дискуссия.

Сегодня предоставляем слово вам.

Самую бурную реакцию предсказуемо вызвал фильм «Век Солженицына» Олеси Фокиной, который сняли с эфира на Первом канале. Видимо, портрет выдающегося мыслителя и писателя был недостаточно комплиментарен. Директор хора Минина Алла Дубильер в своем отзыве замечает, что «такой фильм и не мог быть показан по Первому каналу. Мысли в нем значительно глубже частной жизни героя, его взглядов и даже желания казаться и быть. По-моему, это попытка осмыслить ХХ век и его героев».

Кадр из фильма «Век Солженицына»

Журналист и критик Алена Солнцева благодарит за показ и признается: «Я думаю, возвращения Солженицына не могло произойти, потому что время героев ушло навсегда. А вот истории множества людей, которые помогали ему в советское время, по-настоящему волнуют. Это же удивительное явление — такое самоотверженное, жертвенное служение». Куратор программы «Кино в Третьяковке» Максим Павлов сравнивает сам фильм и отношение к Солженицыну в нашем обществе с храмом, «в котором какие-то части закончены, где-то есть только прориси будущих росписей, какие-то части недостроены вовсе, и это, на мой взгляд, несомненный плюс фильма, потому что у нас еще нет достаточной дистанции, и сам Герой банально не прочитан большинством. Не факт, что этот храм будет и даже может быть достроен».

Кадр из фильма «Век Солженицына»

Андрей Шемякин полагает, что, несмотря на хронологическую канву, режиссерская интонация рвется, и это особенность фильма, а не его недостаток: «Автор фильма обнаружила, что «олимпийский» взгляд на классика просто невозможен, что сегодня и подтверждается, — при всех расчетливо-оскорбительных репликах в адрес Солженицына, слишком понятных, чтобы на них останавливаться. Лучше Шаламова вспомнить, что Олеся и делает. Диалог с Солженицыным продолжается. Нынешний «байронизм», выдающий себя за социальную критику, тосклив, как любая пропаганда, даже и «контр». А вот автор картины не говорит полуправды, но призывает подумать».

Кадр из фильма «Век Солженицына»

Писатель Алла Гербер горячо поддержала работу «От рабства к свободе» Аркадия Когана, рассказавшего историю советских отказников: «Это самый правдивый фильм об ужасах бытия того времени. Не важно, кто ты был по национальности, важно, что ты был Человеком, но как раз на это у тебя не было права — права быть!» Показ картины произвел впечатление на Наталью Железняк: «Спасибо вам, целый день думаю об этом фильме». А вот мнение Эльвиры Вайль: «Замечательный фильм! А ведь казалось, что многое знаешь! Абсолютная героиня — Авиталь Щаранская! В ней стойкость и женственность».

Кадр из фильма «От рабства к свободе»

Не было равнодушных после просмотра фильма «Коля как зеркало русской революции» молодого режиссера Александра Зубовленко, выловившего из моря лиц относительно недавних болотных событий своего героя. По мнению режиссера Елены Демидовой, это кино — «про жизнь, про юность, иррациональность человеческих мотивов и поступков, про жажду понять этот мир и не остаться на его обочине, про свой собственный стержень внутри, который поворачивается по своим законам, — это же на самом деле главный предмет кино и есть, но редко про это снимают. А еще реже хорошо, а тут хорошо!» «Зеркальце разбилось уже довольно давно, действующие лица разбирают осколки, — полагает Андрей Шемякин. — Парня жалко, как говорится, «Ленин и теперь живее всех живых». Либо станет Коля функционером новой формации, либо, при очередной политической судороге, пойдет на пушечное мясо. Такая «альтернатива» заложена уже в названии».

Кадр из фильма «Коля как зеркало русской революции»

«Последнее фото» Егора Севастьянова — кино, размышляющее о судьбе советских военнопленных. «Что-то я расклеилась от этого фильма, — пишет критик Ирина Любарская, — хотя он сделан просто, честно, репортажно, не давит авторской указкой ни на какие сенсорные кнопки и слезные железы. В жанре no comment. Но выдержать трудно. Просто страшно. Внук нашел деда, умершего в плену, увидел его единственную фотографию, где он сильно моложе внука. А бабушка, жена этого деда, так и не дождалась хотя бы такой весточки, хотя прожила долгую жизнь, 94 года».

Кадр из фильма «Последнее фото»

Спорили зрители о жанре фильмов «Миссия» Клавдии Бершадской (о помощи украинских бизнесменов африканскому племени Туркана) и «Курс молодого шамана» Светланы Стасенко (о путешествии американца в тувинский шаманизм): «Хорошее кино «Курс молодого шамана»! Но не сказала бы, что это комедия, — замечает киновед Инна Ткаченко. — Назову его мелодрамой с приключениями — все ж предательство психолога из Портленда и интриги Белого Дракона держат нас в напряжении!»

Кадр из фильма «Курс молодого шамана»

Ожидаемо была горячо поддержана работа Максима Поздоровкина «Наш новый президент» — сатирическая комедия о медиакампании американского президента в России. «Не просто остроумная картина, — говорит продюсер и дистрибьютор Раиса Фомина, — но ювелирная работа по подбору материала. Спасибо авторам, «Артдокфесту» и «Новой» за возможность наверстать упущенное». Режиссеру будет приятно услышать и мнение программного директора фестиваля «Окно в Европу» Алисы Струковой: «Фильм Поздоровкина — шедевр монтажа и остроумия!»

Кадр из фильма «Миссия»

Показали мы и авторскую версию фильма Андрея Осипова «Восточный фронт», которую не приняло Военно-историческое общество, повелев обложить картину «разъяснительным текстом». В этом фильме война показана глазами немецких солдат. «Всегда бесит, когда какие-то безмозглые «пупкины» за меня решают, что я пойму правильно, а что нет, — признается киновед и сценарист Ирина Павлова. — Андрей Осипов громадный художник, а уж фестивали заметили-не заметили — вопрос восемнадцатый. Он для Вечности работает, а не для фестивалей. Разговор с Вечностью сегодня мало кого интересует, предпочитают попсу». «Осипов, — отвечает ей Андрей Шемякин, — здесь впрямую продолжает свою мысль о природе войны, длящейся во времени и задокументированной хроникально. Эта мысль была в его монтажной картине «Et Cetera», в 2000-м показанной на фестивале «Россия». Обе ленты принципиально антивоенные — в широком смысле, то есть изначально антимилитаристские».

Кадр из фильма «Восточный фронт»

Завершала фестиваль одна из последних работ Александра Расторгуева «Детство, лето и война». «Новая газета» дружила с Сашей, трагически погибшим во время командировки в ЦАР. Нам важно было показать его картину, сделанную, как всегда, на злободневную тему. Об украденном детстве, о подмене каникул — войной. Но Расторгуев не занимался публицистикой. Его кино всегда про противоречивый мир. «Хороший фильм, но он не про войну, а про людей, неловких, смешных, дурацких, — размышляет журналист Алена Солнцева. — Какие тут кровожадные воины — овцу съесть для них сложно. Ленивые, южные, недалекие толстяки». «Лет 25 назад, — вспоминает Наталия Гутман, — школьниками, мы читали «Севастопольские рассказы». Учительница спросила, что же мы там увидели. «Мужество, героизм, отвагу!» — с криками отвечали мы, советские школьники. «А вы не заметили, что война — это страшно?» Нет, мы не заметили…» Елена Либер из Екатеринбурга называет «православный милитаризм», показанный в картине, болезнью и безумием современной России: «Страшно за мальчишек. Не дай бог этой судьбы ни сыну, ни внуку».

Кадр из фильма «Детство, лето и война»

Мария Круглякова пишет о фильме Расторгуева: «Пересмотрела дважды. Не знаю, где автор находил силы. От понимания происходящего находит такое отчаяние! Я вовсе не про «ой, как мрачно, нельзя все видеть в мрачных красках». Отчаяние находит от того, что вот в этом всем растут дети. Когда на ТВ было засилье всяких «фабрик звезд», казалось, это процесс массовой примитивизации, но сейчас на экране (и в жизни) «фабрики убийц», «фабрики по производству пушечного мяса».

«Здорово, что собрали такую мощную программу!» — благодарит нас режиссер Елена Демидова. «Спасибо «Новой газете», — пишет историк, журналист Павел Шведов, — за этот проект. По-моему, лучшее, что можно сделать в новогодние праздники — смотреть хорошее документальное кино, которое заставляет думать и сопереживать, не отпуская еще долгое время после просмотра». Андрей Чилек согласен: «Хочу сказать — документалки классные!» Лилия Немченко, философ и директор екатеринбургского фестиваля «Кинопроба», подводит итог: «Как жаль, что показы завершаются. Ждем продолжения в следующем году!»

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera