Репортажи

Разговоры через невидимый рупор

В суде по делу «Седьмой студии» допросили первого свидетеля обвинения. Защита обвинила его в даче ложных показаний

Фото: Павел Головкин / AP / ТАСС

Этот материал вышел в № 5 от 18 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сергей Лебеденкосудебный отдел, корреспондент

 

карточка процесса
 

Где: Мещанский районный суд Москвы

Кто: Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Юрий Итин, Софья Апфельбаум

Статья: ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере»)

Стадия: судебное следствие

Грозит: до 10 лет лишения свободы

После новогодних каникул стороны по делу «Седьмой студии» планировали продолжать знакомиться с материалами дела. За первые два дня прокурор Надежда Игнатова и судья Ирина Аккуратова зачитали двадцать томов уголовного дела, с 71-го по 91-й. Там содержатся платежные поручения, банковские ордера, счета-фактуры, справки о доходах физических лиц и налоговые декларации за 2011–2013 годы. При этом часть документов повторялась, часть не имела непосредственного отношения к делу (например, договор об отчуждении авторских прав на спектакль «Кафка» по пьесе драматурга Валерия Печейкина), а участники процесса не узнавали свои подписи на документах. На части документов подпись вообще отсутствовала. Бывший генеральный продюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский не узнавал контрагентов — о компании «Маркет-групп» он слышал впервые, а адвокат Ксения Карпинская заметила, что часть документов представляет собой черновики, и непонятно, как они оказались у следствия.

— Большое количество материалов под названием «оборотно-сальдовая ведомость», — сказала Карпинская. — И с обратной стороны тут все черкано-перечеркано, смотрите.

Часть счетов свидетельствовала о том, что «Седьмая студия» искала средства на мероприятия еще до получения государственного гранта. Адвокат гендиректора РАМТ Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова заметила, что ни следствие, ни экспертиза по делу не обращали внимание на реальный масштаб затрат на изготовление спектаклей. Не учли ни зарплаты артистам, ни расходы на покупку оборудования, ни выплаченные налоги.

— Я же хотел, чтобы это была жизнь, чтобы это был театр, хотелось масштабно делать. Чтобы не одно мероприятие, а двадцать мероприятий, — досадовал в коридорах суда Кирилл Серебренников.

Все замечания защиты судья Аккуратова игнорировала.

В среду, 16 января, в суде неожиданно появился свидетель обвинения — 52-летний Валерий Педченко, представившийся бывшим адвокатом. По мнению следствия, именно Педченко выступал посредником в сделках бывшего главного бухгалтера Нины Масляевой по обналичиванию средств «Седьмой студии». Педченко якобы связался со своим знакомым Дорошенко — деньги обналичивались через подконтрольные ему фирмы и поступали на неофициальную кассу «Седьмой студии». Защита протестовала против допроса свидетеля — не было времени подготовиться — но прокурор Игнатова и вновь явившийся на суд ее коллега Олег Лавров настояли на немедленном допросе. Судья Аккуратова не возражала.

По словам Педченко, с бывшим гендиректором «Седьмой студии» Юрием Итиным и с Масляевой он познакомился в 2011 году, когда те еще работали в театре «Модерн». Педченко якобы готовил возражения театра на обвинение УВД по ЦАО Москвы в нецелевом расходовании бюджетных средств. После разрешения ситуации с «Модерном» Педченко продолжил сотрудничество с Масляевой. По словам свидетеля, Масляева сетовала, что хозяйственная деятельность ведется в «Седьмой студии» «не совсем правильно, так как очень много налички снимается по карточке, и нужны организации, чтобы была возможность обналичивать денежные средства».

— Что не устраивало Масляеву? — уточнила прокурор Игнатова.

— Что там рояль купили, что средства снимаются, а документы отсутствуют.
— В каком объеме?

— Не помню, но там нормальные средства снимались, по 200–300 тысяч. Она спросила, есть ли у меня знакомые, которые занимаются обналичиванием. Я созвонился со знакомым Дорошенко. Я спросил, какой процент. Он говорит: «Процент разный сейчас, от 8 до 12 процентов забирает компания».

Деньги, по словам Педченко, переводились на счета подконтрольных Дорошенко фирм — «Эдельвейс», «Маркет-групп» и другие. Деньги развозил часто сам Педченко, предварительно получая наличные у бухгалтеров Вороновой и Филимоновой. Все обналичивания средств согласовывались с Серебренниковым, считает свидетель, — по его словам, ни один бухгалтерский вопрос без решения худрука не обходился (сам Серебренников утверждает, что в финансовые вопросы дела не вникал). Педченко уверял: в 2012 году он несколько раз встречался с Итиным, Малобродским и Серебренниковым, при этом свидетель не мог вспомнить точный состав участников каждой встречи. Педченко сказал, что всего раз виделся с Серебренниковым — хотя на следствии утверждал, что встречи были регулярными.

На вопрос, на что тратились обналиченные деньги, свидетель затруднился ответить, но «припомнил», что Воронова в разговоре упоминала: часть денег Серебренников потратит на покупку квартиры в Германии.

Потом, правда, выяснилось, что свидетель «слышал, как Воронова говорила об этом с Серебренниковым по телефону».

— Там рупор, что ли, по телефону голоса слышать? — усмехнулся адвокат Дмитрий Харитонов.

Адвокат обратил внимание, что договор о приобретении квартиры Серебренников заключил 9 мая 2012 года, платежка на оплату прошла 25 мая — то есть еще до первого перевода денег через «Маркет-групп», он состоялся в июле 2012 года. Свидетель замялся и не смог внятно объяснить противоречие. Судья Аккуратова отказалась ознакомиться в суде с документами по приобретению квартиры.

Педченко не помнил, ни чем занималась «Седьмая студия», ни сущность контрактов, которые заключало общество, — но при этом помнил разговор, состоявшийся с Ниной Масляевой летом 2012 года. Масляева утверждала, что Итина и Апфельбаум якобы связывают «более чем дружеские» отношения.

«Ты же понимаешь, что за просто так никто ничего не делает», — говорила Масляева Педченко, упоминая некие дорогие подарки, которые Итин якобы дарил Апфельбаум.

По словам Педченко, во время прогулки на теплоходе, которая состоялась в мае 2012 года в Санкт-Петербурге, Апфельбаум, Итин и Малобродский договорились, что Апфельбаум поспособствует тому, чтобы «Седьмая студия» получила государственный грант. Указать источник информации Педченко затруднился, как и затруднился объяснить, каким образом Апфельбаум, тогда сотрудница Минкультуры, могла повлиять на решение президента России.

Адвокат Ирина Поверинова после заседания заявила, что Педченко «нагло врет» и его ждет уголовное преследование.

На следующем заседании суда 18 января допрос свидетеля продолжится. Педченко, правда, успел заявить, что «очень болеет» и заседание может пропустить. 

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera