Репортажи

В спортзале устали все, кроме Макрона

Репортаж из Гран-Буртерульда, где начались дебаты о будущем Франции

Долой пиджак: 5 часов прошло. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 5 от 18 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновобозреватель «Новой», журналист RFI, Париж

1
 

В пятницу, 18 января, президент Франции Эмманюэль Макрон будет испытывать на прочность семьсот мэров из региона Окситания. Сотни жандармов с утра пораньше, незадолго до первых петухов, перекроют все подъезды к глухой окситанской коммуне Суйак, чтобы ни один «желтый жилет» не испортил демократические дебаты президента с народными избранниками. Но первые, исторические, дебаты прошли во вторник в спортивном зале глухой коммуны Гран-Буртерульд (Нормандия).

Население коммуны — 3723 человека, но в исторический день национальных дебатов оно перевалило за четыре с половиной тысячи за счет жандармов и президентских охранников.

Километров за десять до въезда в Гран-Буртерульд стоял первый заметный пост обороны из десятка микроавтобусов жандармерии, потом второй…, пятый, потом отара овец, потом седьмой.

Съемка: Юрий Сафронов, монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета»

Над всей этой хорошо укрепленной местностью по имени Буртерульд, которую, может быть, когда-нибудь историки назовут столицей новой французской демократии, для подстраховки кружил вертолет.

Восьмой пост обороны был возле мэрии и, наконец, девятый — у колледжа имени Лафонтена, где в соседнем спортивном комплексе уже расставили семьсот стульев для нормандских мэров, президентских охранников и министров. Журналистов к тому времени уже разместили в одном из залов спорткомплекса. И назад не выпускали. Но у журналистов было тепло, свет, бутерброды, вода и другие надобности, а мэры на время оказались отрезаны от всех благ цивилизации. Колонна мэров стояла на улице, вглядываясь вдаль: не покажется ли наконец из-за поворота первое лицо государства.

Ожидание было томительным. А когда один седой градоначальник попытался пройти в туалет, располагавшийся в «журналистской зоне» (а других туалетов не было), ему сказали: «Мсье, вы кто?»

— Господин Эмманюэль В., мэр С., — тихо, но с достоинством ответил градоначальник. — Мне женщина вот там сказала, что туалет здесь.

— Нет, вы не можете. Вход только для журналистов, — грубовато ответил охранник.

— Что же делать?!

— Не знаю.

Сердце мое сжалось. Ведь сколько уж сказано о том, как скромно живут и как много работают мэры маленьких городков Франции (они и президенту сегодня, не стесняясь, скажут: «Мы на посту 25 часов в сутки», «а то и больше»). И эти люди, которые тянут лямку мэра по 20–35 лет, теперь еще должны держать ответ перед своими же соседями за то, что государство в рамках «оптимизации» закрыло школу или больницу. И этим людям год от года урезают трансферы. А еще у них отняли многие полномочия.

И вот теперь этому седому градоначальнику перед самым началом дебатов вообще, можно сказать, все каналы перекрыли. А ведь президент назвал мэров «главной движущей силой» этих, не виданных еще в истории Франции, всенародных консультаций. К счастью, и у президентского охранника осталось сострадание:

— Ладно, идите. Но никого больше.

Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

Вскоре и президент приехал. Было 15:10, то есть президент задержался всего на десять минут. Зал встретил его стоя, овациями.

Сразу выяснилось, что зал ошибся и встретил овациями министра экономики г-на Ле Мэра, и президенту в 15:20 достались уже просто дежурные аплодисменты.

Первым делом хозяин, гостеприимный мэр Венсен Мартен приветствовал собравшихся и отдельно президента и вручил ему высокую награду — медаль Гран-Буртерульда. «На этой медали выгравирована дата — 15 января 2019 года. Это важная дата для вас, потому что вы начинаете эти дебаты, и это важная дата для всех нас, потому что мы вместе должны найти решения в ответ на это движение протеста», — сказал мэр.

К слову, как раз в эти минуты жандармерия пыталась найти решение для нескольких десятков людей в желтых жилетах, которые смогли через лес, минуя посты, прорваться к мэрии Гран-Буртерульда. Они кричали: «Макрона в отставку!» Жандармы ответили слезоточивым газом. Впрочем, чего бы вы хотели? Чтобы эти пассионарные люди с такой повесткой прорвались в спортзал и устроили здесь «Елисейские поля»?

В коротком вступлении президент напомнил об открытом письме, которое написал на днях «всем французам», обозначив 35 вопросов, которые считает важными, и призвав граждан (и вот сейчас мэров), не стесняясь, формулировать новые вопросы — любые, «без всяких табу». Формулировать в своих мэриях, в региональных парламентах, в Интернете. К слову, спортзал Гран-Буртерульда в списке не фигурировал, так что «желтым жилетам» не на что обижаться.

Перейдем к делу. Модератор дебатов, министр территориального развития Себастьян Лекорню, стал давать слово мэрам.

Мэры жаловались на проблемы с общественным транспортом и «культурным досугом», говорили о том, что не хватает врачей, о том, что у многих людей (в Нормандии много сельских жителей) «еще не выработана цифровая культура», а ведь некоторые документы можно запросить только через Интернет. О больших налогах и маленьких зарплатах. (Тут надо отметить, что для француза маленькая зарплата — это 1200–1300 евро). Говорили об избирательной системе, которая плохо учитывает предпочтения граждан. Говорили о социальной и налоговой несправедливости. О том, что ISF («налог на богатство») Макрон отменил, а надо бы вернуть.

— Я уже несколько сроков на посту. У меня фирма по ремонту, 5 работников, включая сына, — взял слово мэр городка на 150 жителей. — Мои работники выезжают в шесть утра. Но они не жалуются и зарабатывают нормально — 1500–1800… Но то, что нас раздражает страшно, — это несправедливость. То, что мы работаем на тех, кто не хочет работать. И если вы, мсье президент, сможете сгладить различия между этими двумя мирами — между теми, кто работает, и теми, кто не хочет, — считайте, что половина (жителей) Франции будет вашей.

Макрон все записывает. Вопросы, имена мэров, где они сидят. Потом он всего пару раз ошибется, выбирая, в какую сторону направлять ответ. А ведь выступило 55 мэров, которые задали, наверное, полторы сотни вопросов.

— Есть ощущение, что от народа и от нас требуют невероятно много усилий, а государство само не хочет меняться. Установите такие же жесткие бюджетные правила для центра! — говорит еще один мэр. В спортзале овация.

Макрон записывает. Встает Анри Лемуан, мэр коммуны Креанс:

— Господин президент, наша креанская морковь известна во всей Франции, да что там во Франции — по всему миру… Но сегодня из-за запрета некоторых средств (речь о пестициде — Ю. С.) мы теряем урожай. У меня под вопросом тысяча рабочих мест. А итальянские и испанские производители моркови продолжают пользоваться этими средствами!

Потом слово просит депутат, высокий, видный коммунист Себастьян Жумель, но ведущий дебатов, министр Лекорню, не дает микрофон представителю фронды. Да и позиция Жумеля известна, так что нечего тут засорять конструктивный диалог. «Вы и так можете каждую неделю в парламенте опрашивать правительство. Дайте высказаться коллегам, которые не имеют такой возможности», — говорит Лекорню. Коммунист Жумель идет в сторону, к телекамерам и тут же в прямом эфире рассказывает о том, какая профанация — эти дебаты и насколько далек Макрон от проблем народа.

Встает пожилой мэр:

— …За все 35 лет моего мандата я и не думал, что мне доведется лицом к лицу общаться с президентом. (Издали не видно, есть ли слезы на лице почтенного градоначальника).

— Дайте больше власти коммунам… Доверяйте местным властям… Больше доверия мэрам! — один за другим повторяют градоначальники.

В «первой серии» высказался двадцать один человек.

Макрон ответил каждому:

— Децентрализация государства нужна, но есть еще французская страсть к равенству. А его может обеспечить только центральная власть… Но попробуем снизить расходы на центральный аппарат и дать больше власти регионам.

И продолжил:

— Нужно снимать барьеры… Упрощать процедуры… Делать из государства, которое блокирует, государство, которое сопровождает, — все эти слова какой-нибудь другой президент мог сказать в Саранске, Брянске или в Москве.

Но все-таки есть нюанс, и заключается он в том, что во Франции просто не знают, какими могут быть настоящие, скрепоносные барьеры;

что такое по-настоящему страшная жизнь в провинции; что такое по-настоящему плохая медицина… И минимальная зарплата во Франции в десять раз выше, чем в России.

— Нужно бороться с неравенством, но я считаю, что корень проблемы — в неравенстве судеб, — говорит Макрон, напоминая, что путь многих французов «предначертан заранее» и зависит он от того, где вы родились и в какую школу ходили…

Президент обещает, что реформа образования улучшит качество обучения, снизит число учеников в классах…

— Я никого не оставлю без решения! — смело заявляет молодой президент. Прошло часа два после начала дебатов, и зал, казалось, был покорен той тщательностью, с которой президент относится к каждому вопросу.

— Про морковь послание получено, — переходит Макрон к следующему вопросу.

Дебаты должны привести к построению более эффективной и справедливой формы демократии, верит Макрон. На фото: флаг в спортзале снимают сразу после окончания дебатов. Юрий Сафронов / «Новая газета»

Потом были выступления еще 34 мэров. Кому-то нужно отремонтировать церковь, кому-то решить вопрос с роддомом, кому-то — с выплатой страховки за пожар… Были и более глобальные запросы. «Нужно стимулировать молодых врачей на то, чтобы они шли в терапевты». «Нужно сделать обязательное образование до 18 лет». «Нужно воспитывать в детях гражданственность». «Нужно снизить налоги на биопродукты и повысить на товары роскоши». «Чтобы сменить тему, господин президент, я хочу еще раз выразить мою вам полную поддержку». «Господин президент, нужно запретить все пестициды!» (А как же креанская морковь?! — Прим. ред.) «Снимите радары на дорогах, которые вы установили через каждые 350 метров». «Отмените введенное вами ограничение скорости до 80 км/ч», дайте людям нормально ездить.

Макрон ответил: скорость верну, но если вы предложите более эффективные меры для обеспечения безопасности на дорогах; радары оставлю (по той же причине), «их и так стало меньше, как вы знаете» (10 января МВД отчиталось о том, что «желтые жилеты» вывели из строя 60 % дорожных радаров, установленных в стране — Ю. С.). Признался, что «шокирован ситуацией с выплатой алиментов» во Франции. Принял решение о закрытии одного роддома. «Воспитание гражданственности надо усиливать. Вы знаете, что я еще и за обязательную гражданскую службу». «Я против обязательной школы до 18 — для многих досидеть на школьной скамье и до 16 — крестный путь».

Потом Макрону стало жарко: «Сниму пиджак». Было 20:58. Дебаты тянулись уже пять часов тридцать минут. «Так, вы, госпожа мэр, спрашивали о том, что можно сделать для людей с ограниченными возможностями». Потом президент перешел к вопросу теплоизоляции окон… «Так, про пестициды я уже ответил».

21:10. В спортзале стало вполовину меньше журналистов. Уже и мэры потихоньку «линяют»: примерно сорок пустых кресел.

В задних рядах многие достали телефоны и проверяют фейсбук-инстаграм. А еще жаловались на цифровую безграмотность!

Макрон продолжает: «Вложим 15 миллиардов в профессиональное образование». «Пересмотрим подходы к социальному жилью».

— Так осталось четыре последних вопроса...

Зал гудит.

— Но это все-таки ваши вопросы! — смеется Макрон и переходит к обсуждению экологических норм автомобилей.

Потом снова выступает «против насилия», применяя которое, протестующие ничего хорошего не добьются. К счастью, в спортзале пока никто не протестует. Но когда, отвечая вступившему с ним в спор градоначальнику, Макрон сказал, что надо бы ускориться, потому что «уже девять вечера», зал простонал:

— 21:54!

Кажется, в этом зале остался один энтузиаст. Уже и охранники снизили бдительность, и «простые» журналисты бесконтрольно проникали в «зону» президентского пула.

Макрон тем временем перешел к проблемам нормандских рыбаков, которые обеспокоены провалом голосования по Брекситу. Воспользовался случаем, чтобы еще раз подчеркнуть: вы просите больше «прямой демократии», но посмотрите, что может быть, если «бездумно проводить» «симпатичные вроде бы референдумы»…

Потом слова Макрона слились для меня в однообразный шум… Потом вдруг на секунду стало тихо.

Потом зал вскочил. Счастливые мэры аплодировали стоя тридцать секунд, и могли бы еще, но Макрон их остановил, чтобы выразить благодарность и удовлетворение тем, как начались эти дебаты, благодаря которым завтра, ну, в крайнем случае, послезавтра, будет построена «новая (гораздо более эффективная и справедливая) форма демократии».

Но прежде Макрон должен будет посетить еще 17 регионов страны (всего их 18).

«Это ведь только в первый день дебатов ему нужно показать, что они настоящие?» — с надеждой в голосе спросила у меня коллега-журналистка, которой в пятницу предстояла поездка с президентом в Суйак.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera