Комментарии

Жизнью доказал верность идеалам юности

Александр Черкасов вспоминает Станислава Маркелова, убитого неонацистами в центре Москвы

Фото: РИА Новости

Общество

Александр Черкасовпредседатель Совета ПЦ «Мемориал»

 

Десять лет назад, 19 января 2009 года, уходя на пресс-конференцию в Независимый пресс-центр, Стас Маркелов оставил стол рабочего кабинета в рабочем беспорядке. Ну, как кабинета… комнатенки в офисе Движения за права человека, еще не выселенного из Малого Кисловского переулка. На столе — бумаги, публикации Института верховенства права, полдюжины правозащитных докладов. И — проповеди Антония, митрополита Сурожского, «О покаянии» и «Жизнь, болезнь, смерть». Их, похоже, долго держали на столе и носили в карманах: следы чая, потрепанные углы, на последних пустых страницах — разные записи рукою Стаса. Закладка — на главе «смерть». Даже это немногое, сохраненное тогда друзьями Стаса Маркелова, не укладывается в плоскость плаката, в простоту словарной справки: «адвокат-правозащитник, наставник нового поколения левых активистов». Тут — не понятые до сих пор сложность и объем: кого именно мы потеряли, кто был убит на Пречистенке десять лет назад.

«…нет другого будущего, а если кто-то хочет жить по своим меркам будущего или прошлого, то он живет именно сейчас»

Когда друзья Стаса начали собирать книгу, — думали «о нем», получилось «его»: две трети — собственные тексты Маркелова, наконец соединенные под одной обложкой («Стас Маркелов. Никто, кроме меня».  Сост.: Федотова И. М., Трусевич О. Г., Черкасов А. В., Рябов П. В., Леонтьев Я. В. М., Памятники исторической мысли. 2010.), — открылась эта многомерность и масштаб.

Написанного только за 2008 год хватило бы на нескольких маститых публицистов и аналитиков. Жаль, опубликовано это было не на самых читаемых ресурсах. Это был год его взлета, на который пришлись и «выборы президента Медведева», и августовская война в Грузии.

цитата
 

«Прифронтовая полоса всегда больше, чем линия фронта, и сейчас в нее попала вся Россия…На этой территории грань между войной и невойной призрачна и может аукнуться завтра очередным Норд-Остом, взорванным домом или погромом силовиков… Кормить эту войну мы будем все вместе, потому что на прифронтовой полосе волей неволей вводится особый порядок и чрезвычайное положение, даже если никто ничего формально не объявлял. И даже мир выглядит очередной передышкой перед новой военной компанией. Ведь как говорил Оруэлл: «ВОЙНА — ЭТО МИР». А нас ждут новые «принуждения к миру» пока всех окончательно не перемирят, разумеется, без отрыва от просмотра олимпийского шоу и не прерывая отпуска наших драгоценных депутатов.»

(«Прифронтовая полоса», август 2008).

Александр Черкасов на презентации книги Станислава Маркелова «Никто, кроме меня», изданной через год после его убийства. Фото: РИА Новости

За плечами адвоката Маркелова — череда социально значимых дел, защита экологов, левых активистов и т. п. — в профессиональной деятельности Стас был верен своим убеждениям. «Никто, кроме меня», — ответил Маркелов на вопрос, кто бы взялся за дела о военных преступлениях в Чечне. Да, приговоры полковнику Буданову и «Кадету»-Лапину — на счету Стаса.

цитата
 

«…сейчас подымут дух Черчилля, чтобы снова рассказать байку, что демократия — это очень плохая система, но лучшей еще никто не придумал. Складывается впечатление, что у нас общество состоит из профессиональных мазохистов, выбирающих только плохое. Мы едим плохие продукты, ведь есть еще более ядовитые, смотрим отвратительные фильмы, а есть еще более тупые, выбираем отвратительных спутников жизни, радуясь, что они оказались не серийными маньяками. Если это действительно ваш вкус, то тогда вам обязательно надо становиться верными поклонниками демократических ценностей и играть в шоу под названием «выборы»»

(«Демократия как свобода выбора, совершаемого за нас», апрель 2008 г.)

Но в этой работе он идет дальше. Созданный Маркеловым «Институт верховенства права» был попыткой объединить адвокатов из регионов. Да, сейчас в России работают и «Агора» Павла Чикова, и «Команда 29» Ивана Павлова. Но Стас ухитрялся объединять трудно- или вовсе несмешиваемые страты: юристов профессиональных, правозащитников, которые бывают скорее активисты, чем юристы, — и активистов левых, которым идеи права не всегда присущи.

На столе у Маркелова — визитные карточки с социального форума в Мальме в сентябре 2008-го: в «команде Стаса» оказываются мои друзья из Южной Осетии, из Чечни, из других горячих точек бывшего Союза. Те, с кем потом при каждой встрече вспоминали Маркелова.

По сути, Стас планомерно занимался «собиранием камней», работая на будущее.

То, которое продолжалось уже без него: возвращение Путина в насиженное Медведевым кресло, протесты «белой зимы», «болотное дело» и прочие репрессии, Крым, Донбасс, Сирия… Вряд ли на этом нашем пути все было предопределено. А вот чего не было — так это живого, настырного, недогматического «левого» в российском общественном движения.

Книги с рабочего стола Станислава Маркелова

***

Адвокат Маркелов с девяностых защищал, и успешно, анархов и прочих левых. В «подлые нулевые» защищал антифа, и как адвокат потерпевших стал опасен для наци-боевиков.

Стас, работая по делу об убийстве «антифа» Александра Рюхина,  по сути, перевел на нелегальное положение своего собственного убийцу, Никиту Тихонова.

Среди лежавшего на рабочем столе — сшитая степлером в обложку из оранжевой бумаги самодельная брошюрка «Антифа: правовой фронт». Стас был не только защитником, но идеологом и воспитателем этой генерации российских левых. Те, кто побывал с ним в разных летних протестных лагерях, до сих пор об этом вспоминают.

В 2008-м он написал, издал и распространял «Красную книгу антифа» — единственный, кажется, идеологический текст такого рода. Может, не лейтмотив, но обертон «Красной книги»: одним насилием ничего решить нельзя. Есть еще публичное пространство, есть еще пространство правовое.

В декабре 2008-го Стас распространял русский тираж «Красной книги». А в январе 2009-го на столе лежали семь соединенных скрепкой листов мелким шрифтом — перевод на английский: Russian antifa red book — название подчеркнуто красным, но нет еще попыток форматирования и верстки. Похоже, этот текст так и не был опубликован и не распространялся.

russian antifa red book (eng, pdf)

Тому поколению антифа теперь за тридцать, и оно могло бы многое изменить в 2011–2012 годах. Но — нет. Кто-то теперь юрист. Многие стали хорошими журналистами, остальные — просто хорошими людьми. Но у меня нет ощущения «поколения».

***

Это может показаться странным для человека с заслуженным вроде бы клеймом «либерала», — лет тридцать как в «Мемориале», — но в девяностых я немало тусовался, выпивал, спорил и дрался с левыми. Наверное, потому, что они тогда были живые. Потому что искали, ловили, создавали новое, не пытаясь соответствовать не ими придуманному канону. Без малого пятнадцатилетний опыт работы Маркелова в горячих точках стал неплохой основой для переосмысления «левых» канонов и догм. Раскрываясь как публицист и политический философ, Стас сохранил такое живое отношение к традиции, — перечитайте не вошедшую в книгу статью, опубликованную в «Новой» на его 37-летие.

Такого осмысления и переосмысления очень не хватает сегодня, наверное, во всем российском общественно-политическом спектре, не только у левых, — но там я почти физически ощущаю это отсутствие. Отсутствие оппонента — умного, принципиального, знающего историю, открытого настоящему, глядящего в завтра.

цитата
 

«…Анархистские мечтатели не понимают, что власть и государство — это разные вещи, и разрушение государственной системы не уменьшает власть, а, наоборот, увеличивает, придавая ей форму прямого насилия. Если это одно и то же, то идеалом анархии можно считать Заир (ныне Демократическая Республика Конго), где на протяжении нескольких десятилетий фактически нет государства, а гражданская война уже перешла в форму прямого и бессмысленного уничтожения целых поселений. Или Афганистан, где вместо государства — власть полевых командиров и героина. А может быть, Грузия 1990-х годов с бандформированиями, делящими страну, как кусок пирога? Или такой же Таджикистан? Примеров можно привести массу.

Почему-то когда падает государство, люди не становятся свободными, наоборот, они начинают выживать, прячась от прямого насилия. Так тогда зачем вообще нужна анархия?

Когда в Руанде пала государственная власть и бывшие грязные колонизаторы-бельгийцы покинули страну, а чинуши разбежались кто куда, начался геноцид с ценою за смерть три–четыре доллара. Это была не стоимость выживания, а плата за то, чтобы тебя расстреляли быстро, а не мучительно рубили мачете или сжигали живьем в резиновых шинах. Чиновник тоже берет взятки, но он обычно не держит в руках мачете и не любит запах горящих резиновых шин. Смешение власти и государства в единый коктейль есть основная фундаментальная ошибка любых анархистских построений. В первобытном обществе не было государства, но власть могла быть не менее, а то и более жесткой.

Говорить о свободе личности в традиционных организациях фактически вообще не приходится, там личность растворяется в общине и коллективе. Государство не приходит вместе с властью, как это ни странно звучит, государство ограничивает власть. Другое дело, что занимается этим мерзко, плохо, с отвратительным бюрократическим оскалом, который вызывает ненависть у футуристов, политических мечтателей и стойкую аллергию у всех нормальных людей…»

(«Новая газета» № 53, 20 мая 2011 г., Станислав Маркелов, «*** <конецРоскомнадзор> анархии: будущего нет»)

***

Левый оппозиционный политик нового поколения. Профессиональный юрист, умеющий говорить на одном языке с активистами и правозащитниками — но также с полицейскими и прокурорами. Человек, который побывал на войне, знает цену жизни и смерти, и потому всей душой войны не желает. Жизнью доказавший верность идеалам юности — но способный эти идеалы переосмыслять и переоценивать. Политик и публицист, учитель и защитник, воспитавший поколение последователей.

Вот кем мог быть все эти десять лет Станислав Маркелов.

Без которого мы прожили эти годы.

Потому что он был убит в центре Москвы 19 января 2009-го.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera