Репортажи

Четыре запретных слова и 4000 рублей на еду

Штрихи ко Дню студента

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 10 от 30 января 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алла ГераскинаВлад Докшин«Новая газета»

3
 

— У меня есть друг Дима, мы с ним учились в одной школе. Тогда было принято поступать в ближайшее высшее учебное заведение, до которого можно было дойти пешком. Я поступал более осознанно, а Дима выучил один билет по биологии и пошел в Тимирязевку. Ему этот билет не достался, на следующий год он поступил в МАИ, через два года бросил его, и ушел в бизнес. И родственники мне с тех пор говорили не раз: «Ну ты-то что, вот Димка!» Но, уже став крайне состоятельным человеком, он закончил университет, — рассказывал студентке факультета международного энергетического бизнеса РГУ нефти и газа имени Губкина руководитель Росмолодежи Александр Бугаев. Студентка Тамара подняла проблему легкого блогерского заработка в Сети и обесценивания высшего образования. — Хорошо или плохо то, что человек не получает образования, это его личный выбор. Мы должны, ничего не навязывая, пропагандировать такие подходы, чтобы этот выбор был еще и государственно ориентированным. А насколько успешно получается — ну, вы же здесь сидите. Значит, в целом, государство с этой информационно-пропагандистской в хорошем смысле слова функцией пока справляется.

Глава Росмолодежи Александр Бугаев. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Перед сценой в холле ДК «Губкинец» сидел довольно многочисленный актив вуза. «Для нас огромная честь, что такой высокий человек приехал именно в этот день и именно в этот университет», — напомнили собравшимся перед встречей в рамках праздничного проекта «Диалог на равных» — 10 спикеров на 10 вузов.

В этом году День студента было решено отмечать масштабно. Результатом мозгового штурма студенческих лидеров и сотрудников Комитета общественных связей и молодежной политики города Москвы стали 32 площадки для проведения досуга. Я тоже могла бы поехать кататься на коньках на ВДНХ, пристроиться к форуму молодых предпринимателей, квесту или IQ-гонке, но решила послушать, о чем говорят с властью и шутят современные студенты.

Глава Росмолодежи появился на сцене около четырех — не выше метра семидесяти пяти, три высших образования, кандидатская в области промышленных мясорубок.

Студенты РГУ Нефти и газа им. И.М. Губкина во время выступления главы Росмолодежи Александра Бугаева. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Вам правда это интересно? — переспросил спикер уже после первого вопроса из зала: «Что вы считаете своим главным достижением за два года работы?». Он потом еще раз не сдержался: — Ну правда интересно? (Это уже после вопроса: «Сильно ли изменится молодежная политика в свете того, что в прошлом году прошло разделение на Министерство просвещения и высшего образования?»)

Абсолютным лидером по популярности стали вопросы про гранты —

кажется, четыре. Председатель молодежного совета нефтегазовой отрасли при Минэнерго России затронул проблему того, что выпускники инженерных специальностей не хотят ехать в поля, а мечтают засесть в офис, и попросил содействия Росмолодежи в распространении мотивирующих роликов по школам и вузам. Авторы трех лучших вопросов получили призы. Председатель союза творческих студентов Алихан — за причины закрытия фестиваля «Фестос». Трогательная девочка Регина — за возможную поддержку донорства крови и костного мозга. Ректору больше всего понравился вопрос об особенностях «поколения Z».

Студенты РГУ Нефти и газа им. И.М. Губкина во время выступления главы Росмолодежи Александра Бугаева. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Признайтесь, вам было интересно? — попросила я Александра. Спикер закончил диалог и спешил переодеться к выступлению на катке через час. — Вот эти уточнения…

— Просто пытался немного провоцировать, в том числе преподавательское сообщество, — признался он. — Я далек от мысли, что все вопросы готовились, и, кстати, просил этого не делать, но, возможно, такие и были — это тоже неплохо, значит, было какое-то предварительное обсуждение. Я был в одном социальном университете, там была ну точно не готова аудитория заранее, и это было прекрасно. Иногда приходишь, и сразу: «Доколе?» В пищевом вот аудитория просто гудела. Но и здесь ребята были разные. Будь ты хоть 10 раз активистом, если тебе неинтересно, за полтора часа в зале весь активизм пропадет. Тот же вопрос про донорство — абсолютно искренняя история, порыв к служению, который мы не имеем права обломать. Нас многие журналисты критикуют — куда тратите огромные государственные миллионы? Во-первых, миллионы не сильно огромные, а во-вторых, тратим на поддержку вот таких добровольческих начинаний.

— Признайтесь, вам было интересно? — в гардеробе «Керосинки» уже готовились выдвигаться на каток трое. Егор, Рафаэль, Миляуша. Москва, Москва, «300 км от Уфы». И совершенно определенное «Да» — хором.

— Я про этого человека раньше не знала, но, когда прочитала, чем он занимается и как к этому пришел, — мне стало интересно послушать. И вот такое общение на равных всегда привлекает. Когда он сказал: «Зовите меня просто Александр», я такая: «В нем что-то есть!», — на встрече Миля спросила Александра, в чем секрет успеха молодого человека.

— Я закончил школу молодых политиков и хотел разузнать, как можно участвовать в проектах молодежных политических организаций, — признался Егор. — Мне кажется, молодежь стала более карьерно-ориентирована, поэтому ходит на такие мероприятия, чтобы почерпнуть какие-то навыки в области продвижения. Такое время — каждый должен найти себе место под солнцем и отвоевать его самостоятельно.

Студенты РГУ Нефти и газа им. И.М. Губкина после  выступления главы Росмолодежи Александра Бугаева. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Что сейчас престижнее — карьера во власти или бизнесе? — поинтересовалась я.

— Как-то я спросил у одного человека, что бы он выбрал: власть или деньги? И он мне сказал: власть более стабильна. Если говорить обо мне, — уточнил Егор, — то простите мне мое высказывание, но я позволю себе его: у человека, который вовлечен в политику, в любом случае будут деньги. Потому что — где политика, там и экономика.

И мы заговорили о цифровой цивилизации, где атакует уже не одна идеология, где вызовы и соблазны каждый день и с каждой страницы в Сети. Как им живется в таком мире? И Миля ответила:

— На самом деле, нормально. Вот я — зампредседателя студенческого научного общества, еще состою в обществе инженеров-нефтяников SPE, староста группы. Меня спрашивают, как я все успеваю и сложно ли это? Нет. Если бы не было всего этого, я бы потерялась. Мне интересно узнавать что-то новое в науке, изучать английский. Если бы я родилась не в век информационных технологий, мне было бы сложно. Я на своем месте.

А потом я уточнила стоимость их продуктовой корзины.

— 4000 рублей, — легко засмеялась Миля. — Меня некоторые спрашивают — ну как это возможно? Ну как — гречка, курица. Но это все, что мне нужно. Нет, конечно, одежду тоже покупаю — девочкам это всегда интересно! Еще могу и съездить куда-то, люблю экскурсии по городам — Коломна, Гжель и все такое. Не знаю, ну как-то я живу!

Выступление стендаперов перед студентами. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Так, пока был один «секс» и одна «девственница», — в гримерку Ресурсного центра НКО Комитета общественных связей, что у метро «Рязанский проспект», влетел молодой парень.

— У вас тут что — стоп-лист?

— Конечно, —

руководитель проекта «Студенческий стендап», учащийся на программиста в МГУТУ им. Разумовского Андрей закрыл гримерку с верхней одеждой и увлек нас с парнем-редактором в сторону зала. Я явилась к выступлению третьего комика. — Мат, политика, наркотики и т.д.

— Смотрите, мне 21 год, и я старею, — утомленно вещал со сцены бородач с лихо закрученными усами. — Ну серьезно. У меня на телефоне есть «Судоку», и я в нее играю. Я недавно хотел пойти на фестиваль сыра. Понимаете, сыра!

Почти полный зал сначала смеялся над сыром и фразами, вроде «41 — баба снова мандарин», потом над бомжами в электричке и немножко над полицейскими. А я поймала себя на том, что уже тоже считаю — еще один «секс», слово на букву «ж» в угрожающем контексте. Меня успели просветить, что в зале присутствуют не только представители НКО, но и некий «человек от власти, который следит за культурой речи».

Выступление стендаперов перед студентами. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Утомленному Ярославу из РАНХиГСа выступление сократили «на сильно» — выслал текст Андрею и команде «на редактуру», то, что нельзя, выделили красным. Смутило, но что поделать, попросили выступить друзья.

— У меня есть энное количество политических шуток, но я их даже не присылал. Студенты много о политике шутят, они очень политизированы сейчас, — признался Ярослав после выступления и согласился зачитать «самую короткую шутку»: — Я, обращаясь к залу, говорю: вам не кажется, что в какой-то момент Навальный так увлечется, что разоблачит сам себя? Стандартное видео у него выйдет, типа «вы не поверите, кто работает на Госдеп». Поверим, поверим. Но он профессионал — он выйдет из этой ситуации, и в итоге во всем обвинит Путина.

— Это как бы ваша позиция? — уточнила я.

— Это просто шутка ради шутки, — снова вздохнул он. — Мне вообще плевать, я не россиянин. Я из Казахстана.

— Началось все с того, что в прошлом году мы выиграли на этот проект грант, — отправив комиков по домам или на каток, рассказывал мне Андрей. — Осенью провели первый студенческий стендап на общегородском уровне между вузами. Все было прекрасно, кроме цензуры — стендаперы привыкли к свободе слова, ведь это — рассказ обо всем, что накипело. Но в рамках гранта мы должны были не касаться определенных тем. Я выделил самые проблемные и на основании этого составил правила.

Андрей открыл на телефоне страничку «ВКонтакте».

Правила начинались так: «Не материться. Матом считаются 4 базовых слова (***, *****, ***** и *****) и производные от них, не следует путать с прочей ненормативной лексикой».

Дальше шли довольно развернутые пункты: «Не оскорблять», «Не бунтовать», «Не беспредельничать», «Не хамить». «Запрещено публичное упоминание в одобряющем или нейтральном ключе наименований нелегальных психотропных веществ». «Запрещены шутки, связанные с ЛГБТ».

— А зачем вам вообще нужен был этот грант? Или сегодняшнее мероприятие? — спросила я.

— Грант, наверное, это как способ проявить свое «я», заявить, что мы можем взять ответственность в свои руки, провести мероприятие, как положено, — пояснил Андрей. — Но вообще, я против цензуры, поэтому стендап в рамках грантов больше не горю желанием устраивать. Сегодняшнее мероприятие проводил Комитет общественных связей в рамках общегородского Дня студента, некоммерческую организацию «Студенты Москвы», в которой я состою, попросили помочь в качестве партнера. Нас попросили оказать услугу, мы ее оказали, когда нам что-то потребуется, тоже сможем обратиться. Закрепляемся поддержкой федеральных и административных ресурсов. А с 28 января мы начинаем новые студенческие стендапы в московских клубах — уже без всякой цензуры.

Выступление стендапера Алексея Квашонкина перед студентами. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Последним в тот вечер на сцену вышел хедлайнер — уже довольно известный комик Алексей, 27 лет. Поведал о том, как в раннем детстве получил по шее, слишком быстро обнаружив под столом брата во время игры в прятки:

— И вот он меня бьет… много раз… я всячески стараюсь избежать мата, но это мне тяжело дается в некоторых местах, он меня сильно бьет. Понимаете, да? Можете заменить слово там у себя в головах? Я расстраиваюсь, ухожу к себе в комнату. Но он думает: «Я старший брат, зачем я обидел мелкого? Надо извиниться». Приходит, говорит: «Лех, прости». Я, конечно, не хочу прощать, что меня только что из-за пряток избили. И он такой: «Лех, я же к тебе по-человечески пришел, че ты за…» И снова. Так старший брат научил меня, что такое система. Как она будет функционировать всю мою жизнь.

И почти все засмеялись.

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera