Сюжеты

Требуйте сбытовой надбавки!

Как бывшие чиновники помогают коммунальщикам обосновывать рост тарифов

Фото: Светлана Виданова / специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 19 от 20 февраля 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

1
 

Государство все активнее лезет в наши карманы. На фоне повышения пенсионного возраста, увеличения НДС, мусорной реформы и роста цен на еду дополнительную остроту получают «вечные» проблемы, имеющие социальное измерение: например, государственное регулирование тарифов ЖКХ. Надо признать, что с 2016 года, когда была ликвидирована Федеральная служба по тарифам (ФСТ) и за дело взялась Федеральная антимонопольная служба, которой были переданы соответствующие полномочия, порядка в этой сфере стало больше.

Но реальные цены в платежках в большей степени зависят от политики местных властей, региональных энергетических комиссий (РЭК) и служб по тарифам. Они, в свою очередь, пытаются ограничить (или, наоборот, удовлетворить) амбиции компаний — поставщиков услуг в сфере ЖКХ, которые, естественно, хотят заработать на потребителе как можно больше.

На этом поле есть и еще один малозаметный, но очень важный игрок, фактически выполняющий роль посредника между бизнесом и регуляторами. Это негосударственные организации, специализирующиеся на экспертизе в области государственного регулирования тарифов. Никаких реальных полномочий у них нет. Однако их экспертизы, как показывает практика, могут играть ключевую роль в фактическом регулировании тарифной политики и даже в правоприменении, включая уголовные разбирательства.

Наиболее известная из таких структур, пожалуй, автономная некоммерческая организация АНО «ЦМОК», созданная Алексеем Малоземовым, который более десяти лет руководил контрольно-ревизионным управлением (КРУ) ФСТ. То есть раньше занимался тарифной политикой как высокопоставленный чиновник, а теперь фактически как предприниматель. «Новая газета» изучила бизнес на экспертизе тарифов ЖКХ, чтобы понять, как это отражается на потребителе.

История одной синекуры

Алексей Малоземов. Фото: РИА Новости

Алексей Малоземов создал не просто одну организацию, а целую сеть структур. Во многих из них также трудятся бывшие чиновники, причем с разным бэкграундом.

Посмотрим, к примеру, на биографию Галины Ваулиной, которая даже в негосударственной организации АНО «ЦМОК» занимает необременительную должность советника гендиректора. Хотя с ее опытом могла бы претендовать и на большее. Ведь до 2016 года Ваулина была заместителем председателя комитета по тарифам Московской области. При этом незадолго до ее отставки в адрес губернатора Московской области было направлено представление о нарушении законодательства о противодействии коррупции.

В документе было указано, что сотрудники областной прокуратуры и Федеральной службы безопасности провели проверку сведений о доходах и имуществе Ваулиной. Там обнаружилось незадекларированное имущество, в том числе зарубежная недвижимость. Но и это не было самой примечательной находкой силовиков. Оказалось, что в справке о доходах Ваулиной «не указаны сведения о принадлежащих ей 100% долей в уставном капитале ООО «ЭнергоТехСервис». Продажа долей в уставном капитале указанного общества была произведена ею только в феврале 2015 года».

И это не какая-то случайная «ооошка», а компания из сферы энергетики, находившаяся в ведении самой Ваули­ной, а на федеральном уровне — Малоземова.

Кроме того, зампред подмосковного комитета по тарифам в справке о доходах не указала наличие у нее ценных бумаг. Но, как выявила прокурорская проверка, она приобрела вексель Русского трастового банка по цене 260 000 евро. Подождите задавать сакраментальный вопрос, откуда у чиновницы такие деньги. Читаем представление дальше и узнаем, что вексель был передан в залог «с целью обеспечения обязательств по кредитному договору, заключенному Русским трастовым банком с ЗАО «Энергоинвест». Бенефициаром этой компании, кстати, был Александр Евдокимов, супруг Галины Ваулиной. Вот такая семейная бухгалтерия.

В представлении указано, что Ваулину необходимо было уволить по утрате доверия. Она действительно была уволена в 2016 году, когда и Малоземов лишился должности в связи с ликвидацией ФСТ и передачей ее полномочий ФАС РФ.

К тому времени в Подмосковье уже был давно сформирован Консорциум сетевых организаций, в который вошли ЗАО «Электросетьэксплуатация», АО «Королевская электросеть», АО «Богородская электросеть» и ООО «Вертикаль». Это очень удобная форма непрямого контроля, когда несколько юридически независимых компаний просто заключают соглашение о сотрудничестве. Даже если все они находятся под фактическим контролем одного высокопоставленного лица, не придерешься.

Разнообразием организационно-правовых форм отличается и нынешняя «империя» Алексея Малоземова. Он учредил и ООО «ЦМОК», и автономную некоммерческую организацию с тем же названием, а уже у нее появилась «дочка» — «Фонд ценообразования». Но и этого мало. Параллельно работу ведет ООО «Центр модернизации и комплексного развития». Генеральный директор — Чернуха Дмитрий Владимирович, бывший начальник отдела организации проверок в сфере ТЭК КРУ ФСТ России, то есть прямой подчиненный Малоземова.

На этом цепочка биографических и юридических совпадений не заканчивается. АНО «ЦМОК» выступила учредителем ООО «ЭТС». Этой компанией, как и ее «дочкой» «ПАСК Энергосистемы» руководит уже знакомый нам Александр Евдокимов.

Мы еще поговорим о том, какой функционал у каждой из этих контор. А пока обратим внимание на то, что в них работает большое количество бывших чиновников. На первый взгляд это нормально. Ведь законодательство запрещает совмещать госслужбу и бизнес. А если человек завершает карьеру чиновника, то почему бы ему не использовать накопленный опыт в частном секторе?

На безбедную старость

Тут есть принципиальный нюанс. Согласно ФЗ № 79 бывшим госслужащим запрещено использовать в интересах организаций либо физических лиц информацию, ставшую известной в связи с исполнением должностных обязанностей.

Логично. Но каждая норма имеет смысл в том случае, если есть механизм контроля над ее соблюдением. Например, получая доступ к государственной тайне, человек дает расписку и принимает на себя ответственность за ее несанкционированное разглашение, вплоть до уголовной. А как быть с информацией без грифов? Дают ли тут чиновники, уходящие с госслужбы, какую-то расписку или обязуются иным способом не использовать ее (информацию) в собственных целях?

Оказалось, что такой механизм контроля в России не создан. «Нет, никаких подписок чиновники не дают, и это никак не контролируется. У нас даже нет специального органа, который бы за этим смотрел, а такой орган должен быть, — говорит «Новой» Владимир Соколов, профессор кафедры государственной службы и кадровой политики Института государственной службы и управления РАНХиГС. — Помимо того, чиновник не имеет права работать в тех организациях, с которыми был связан по службе. В Америке он не имеет права работать пять лет, в Европе — три года, а у нас был в свое время установлен срок в два года. В США это делается очень просто: если бывшего чиновника на этом ловят, а у них есть специальные службы в каждом штате, которые отслеживают этот момент, то наказание только одно: его лишают повышенной чиновничьей пенсии, она составляет до 76–78% оклада. Ему дают значительно меньшую пенсию, поэтому они боятся».

Скажем честно, едва ли Алексей Малоземов и большинство его подчиненных и деловых партнеров думают о такой мелочи, как пенсия. Ведь они уже давно обеспечили собственную старость. Даже если исходить из предположения, что во время нахождения на госслужбе все было кристально чисто, то с 2006 года Малоземов и его команда уже должны были заработать сотни миллионов рублей на одних только консультациях в области государственного регулирования тарифов ЖКХ.

Консультанты-миллионеры

Крупные энергокомпании обладают собственным штатом юристов и финансистов, которые должны быть в состоянии самостоятельно разобраться в действующем законодательстве.

Но очевидно, люди с богатым опытом работы чиновниками знают что-то, что выходит за пределы писаных правил. И на этой основе формируют собственные «уникальные коммерческие предложения».

О том, насколько выгодным может быть бизнес по «абонентскому обслуживанию» и «консультированию» энергокомпаний, можно судить по переписке гендиректора «ПАСК Энергосистемы» с первым замгендиректора ПАО ГК «ТНС Энерго» Щуровым: «В рамках исполнения договора абонентского консультационного обслуживания <…> за ПАО ГК «ТНС Энерго» сформировалась задолженность по ежемесячной абонентской плате за май—октябрь 2017 года в размере 7 080 000 руб.

Также ПАО ГК «ТНС Энерго» не произведена оплата дополнительного вознаграждения <…> в размере 35 400 000 руб.». Недурно так: более чем по миллиону в месяц «абонентки», и это не считая премии более чем 35 миллионов — видимо, за особые достижения в деле обоснования тарифов.

Схожий порядок цифр и у АНО «ЦМОК». Причем они тоже умудряются окормлять «ТНС Энерго». Вот, пожалуйста: «Между ПАО ГК «ТНС Энерго» и АНО «ЦМОК» заключен договор на оказание консультационных услуг в области государственного регулирования цен (тарифов) в электроэнергетике, включая анализ тарифов на электрическую энергию, установленных на территории Нижегородской области, и выработку предложений по формированию сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков. <…> На 31.12.2017 задолженность ПАО ГК «ТНС Энерго» перед АНО «ЦМОК» за оказанные услуги составляет 24 500 000 руб.».

Про Нижегородскую область особенно интересно. Потому что именно в этом регионе происходило одно из самых заметных судебных разбирательств по вопросу тарифов. В центре внимания была как раз компания «ТНС Энерго Нижний Новгород».

В 2016 году, то есть как раз после ликвидации ФСТ и передачи ее полномочий ФАС, областной прокурор обратился в суд с требованием признать незаконным включение в сбытовую надбавку экономически необоснованных затрат. Сбытовая надбавка, если объяснить просто, это та часть тарифа, которую компания (решением Региональной службы по тарифам) имеет право «накручивать» сверх собственных затрат. Например, сверх собственных затрат на приобретение энергии на оптовом рынке и оплату услуги по ее передаче по сетям. Выяснилось, что в соответствии с приказом РСТ «ТНС Энерго Нижний Новгород» включала в сбытовую надбавку расходы компании на управление, связь, проценты по обслуживанию кредитов, резерв по сомнительным долгам, биллинг, рекламу, охрану, юристов, консультантов». Ну разве что новогодний корпоратив забыли вписать!

Прокуратура судилась упорно, вплоть до Верховного суда, и доказала, что потребители переплатили «ТНС Энерго Нижний Новгород» более 1,6 миллиарда рублей.

Получается, что если правильно обосновать тарифы и убедить в этом региональных чиновников (например, ссылаясь на экспертизу их бывших коллег федерального уровня), то можно сэкономить миллиарды. За такие услуги не грех заплатить несколько миллионов рублей. Ведь они, по факту, тоже будут вынуты из кошелька потребителя.

Кстати, установленные судом нарушения пришлись как раз на тот период, когда КРУ ФСТ под руководством Малоземова проводило масштабную проверку деятельности холдинга «ТНС Энерго» далеко не только в Нижнем Новгороде. Но почему-то чиновникам не удалось выявить и пресечь нарушения. Потребовалась принципиальная позиция прокуратуры. Может, деятельность ФСТ тоже стоило бы проверить?

Сядет — не сядет

Помимо чисто коммерческих услуг структуры Малоземова проводят и экспертизы по уголовным делам, возбуждаемым в отношении руководителей и владельцев компаний в сфере ЖКХ. Такая экспертиза, назначенная следствием либо судом, может как способствовать осуждению человека, так и, напротив, помочь избежать уголовной ответственности.

По первому пути, к примеру, развивалось уголовное дело «Тверьводоканала». Сразу отметим, что по его итогам генеральный директор Дмитрий Капустин был осужден на три года, а собственник добровольно передал контрольный пакет предприятия в собственность города. Экспертизу по этому делу выполняла именно АНО «ЦМОК». Эксперты отвечали на вопросы о том, справедливо ли включены в инвестиционную надбавку те или иные расходы. Результаты экспертизы, как видно из приговора, удовлетворили и следствие, и суд.

А вот если бы у «Тверьводоканала» в свое время был «абонентский договор» с каким-нибудь консультантом, то, вероятно, эксперты с опытом чиновников нашли бы законные методы обоснования сбытовых надбавок. Это ж какая может быть бизнес-модель: ты платишь нам — и живешь спокойно, либо, без наших мудрых советов, рискуешь оказаться за решеткой…

Совсем иначе получилось с громким уголовным делом Александра Хуруджи. Ростовский предприниматель тоже обвинялся в завышении тарифов на сумму в полмиллиарда рублей. Бизнесмен провел девять месяцев в СИЗО. Но у него оказались влиятельные сторонники. В частности, соратник по «Партии Роста», бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он дошел с делом Хуруджи до Владимира Путина и лично поручился за бизнесмена в суде. А право проведения судебной экспертизы было доверено АНО «ЦМОК». В итоге Хуруджи был полностью оправдан, что в наших судах случается очень, очень редко.

Что тут может смущать? Тесные отношения Бориса Титова и Алексея Малоземова. Речь не только о личных контактах. Между бизнес-омбудсменом и АНО «ЦМОК» даже было подписано соглашение о сотрудничестве. А Хуруджи, точнее, его бизнес, долгое время был для Малоземова «объектом регулирования». Вот и подумайте, легко ли было в таких условиях сохранять беспристрастность при проведении судебной экспертизы.

Зато какая невольная реклама получилась у АНО «ЦМОК» и других структур Малоземова. Крутые ребята, которые способны даже вытащить из-за решетки. Уж, наверное, за такую услугу бизнесмен заплатит больше, чем за любые консультации по обоснованию тарифов.

Вообще сотрудничество с Титовым выглядит выгодной стратегией. Ведь уполномоченные по правам предпринимателей есть в большинстве регионов, к ним регулярно обращаются предприниматели и получают, в частности, рекомендации, с кем и как лучше сотрудничать. А уж если сам Титов работает с Малоземовым, то кого предложить энергетикам, нуждающимся в консультациях для оптимизации доходной части своего бизнеса?

Даже если не брать в расчет реальную обоснованность тарифов, «рассчитанных» при участии структур Алексея Малоземова, очевидно, что сами по себе расходы на оплату совсем не дешевых услуг несут компании в сфере ЖКХ, которые, по законам рынка, перекладывают издержки на потребителя. Очевидно, что в этой схеме нет игроков, которые были бы экономически заинтересованы в снижении тарифов. Ведь чем выше доходы компаний, тем больше они могут платить экспертам. И уж совсем не в пользу потребителя ситуация, при которой такую работу ведут бывшие чиновники, сохранившие не только компетенции, но и связи, а также, возможно, доступ к конфиденциальной информации. Регулирующим, а вероятно, и надзорным органам стоит обратить внимание на такую ситуацию: нет ли здесь конфликта интересов, за что, по сути, платит потребитель.

Александр Борисов,
Роман Байков —

специально для «Новой»

P.S.

В ходе подготовки материала «Новая газета» направила официальные запросы в АНО «ЦМОК», ФАС России и уполномоченному по правам предпринимателей Борису Титову. К сожалению, на момент подписания публикации в печать ответы получены не были, но мы готовы впоследствии опубликовать их на сайте «Новой газеты».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera