Комментарии

«Тройка» с бубенцами

Какие офшорные услуги предлагал российской элите лучший инвестбанк страны — объясняет Роман Шлейнов

Этот материал вышел в № 25 от 6 марта 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Роман ШлейновРегиональный редактор сети журналистских расследований OCCRP

4
 
Фото: РИА Новости

Центр по изучению коррупции и оргпреступности (OCCRP), объединяющий журналистов-расследователей со всего мира, обнаружил офшорные компании инвестбанка «Тройка Диалог», через которые проходили, в том числе, сомнительные деньги. Понятно, что в мире бизнеса нет ангелов. Но «Тройка» была одной из самых ярких звезд. Основатель инвестбанка — Рубен Варданян у многих коллег и экспертов вызывает только положительные эмоции, о нем отзываются как о гуру российского фондового рынка.

«Он позитивная фигура, а если у него и был скелет в шкафу, то у других — целое кладбище», — говорит о Варданяне его знакомый.

Что думать о других инвестбанках с менее блестящей репутацией, если в «Тройке» с ее статусными клиентами из деловой и политической элиты могло происходить такое?

Рубен Варданян. Фото: РИА Новости

В распоряжение OCCRP попали документы литовского банка Ukio, который входил в пятерку крупнейших в Литве, он обанкротился в 2013 году и был заподозрен местными прокурорами в отмывании денег.

Как выяснилось, в литовском Ukio были счета многочисленных офшорных фирм «Тройки» — одного из самых успешных финансовых холдингов на российском рынке («Тройка» была продана Сбербанку в 2012 году).

Офшорные фирмы «Тройки» и их счета в литовском банке были зарегистрированы на номинальных владельцев, включая сезонных рабочих из Армении. OCCRP удалось отыскать некоторых из них. Они не имели ни малейшего представления о том, какие деньги проходят по счетам, и не могли вспомнить о том, что подписывали какие-то бумаги. Через офшорную сеть «Тройки» с 2006 года прошло больше 4 млрд долларов.

Как выяснил OCCRP, в эту сеть попадали и деньги от компаний, которые в России отметились в крупных аферах и уголовных делах об отмывании.

Так, в частности, средства приходили от фирм, засветившихся в «деле Магнитского» — юриста фонда Hermitage Capital, благодаря которому стала известна схема о хищении из российского бюджета нескольких миллиардов рублей. Сергей Магнитский, который поспособствовал раскрытию этой схемы, был арестован и умер в тюрьме.

Поступали деньги и от фирм, связанных со странной схемой торговли топливом для «Шереметьево». Топливные сделки шли через цепочку посредников, что завышало цену, зато посредники получали довольно много, а налогов не платили. В создании фирм, через которые выводили деньги, принимал участие австрийский адвокат. Он признался полиции, что работал на представителей криминала из России, и вскоре был убит.

Еще в офшорную сеть «Тройки» шли средства от фирм, отмеченных в мошеннической схеме по перестрахованию, по поводу которой ГУВД Москвы возбудило несколько уголовных дел.

В свою очередь, из офшорной сети «Тройки» деньги получали известные люди: фирмы давнего друга президента виолончелиста Сергея Ролдугина, структуры руководителей госкомпаний и их родственников.

Высокопоставленных клиентов у «Тройки» было очень много.

Может ли инвестбанк жить и развиваться на рынке без того, чтобы чутко реагировать на пожелания статусных клиентов и обеспечивать им прикрытие?

Международное журналистское расследование «Панамские файлы» о реальных владельцах офшорных компаний и более ранние материалы об утечке данных из швейцарского офиса HSBC показали, что и западные банки тоже грешили подобными схемами. Но если в их случае существует четкая процедура: попался — плати штраф, то в российской действительности реакция на такое событие абсолютно непонятна. Может быть, потому, что клиентами инвестбанка были сами российские государственники.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera