Сюжеты

«Я ехала к умирающей дочке, а следователь звонил и спрашивал, не свернула ли я в сторону Украины»

Cуд продлил домашний арест активистке «Открытой России» Анастасии Шевченко

Фото: Елена Романова — специально для «Новой»

Этот материал вышел в № 29 от 18 марта 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

1
 

Уголовное дело в отношении координатора ростовской «Открытки» было возбуждено 18 января по статье 284.1 УК РФ — на тот момент это было первое такое уголовное дело в России. На данный момент известно, что еще один активист всероссийского сетевого движения «Открытая Россия» обвиняется в сотрудничестве с нежелательной организацией: 14 марта обыски прошли в квартире экс-координатора из Екатеринбурга Максима Верникова.

Общественную организацию «Открытая Россия» в 2001 году учредил Михаил Ходорковский, она была связана с его фондом Openrussia Foundation, зарегистрированным в Великобритании, и занималась образовательными проектами и политическим мониторингом. После ареста Ходорковского организация прекратила свою деятельность вплоть до 2014 года, когда бизнесмен вышел из тюрьмы и иммигрировал.

В 2016 году в Хельсинки прошла учредительная конференция всероссийского открытого сетевого движения «Открытая Россия», которое долгое время не имело никакого официального статуса, представляя собой сетевое сообщество единомышленников. После возбуждения уголовного дела в отношении Анастасии Шевченко лидеры движения заявили о готовности пройти официальную регистрацию в Минюсте. Для этого необходимо изменить Устав организации и провести собрания в 43 отделениях страны.

Поводом для возбуждения уголовного дела против Шевченко стало ее выступление на съезде «Открытой России» в Ульяновске. К тому времени у Анастасии Шевченко было два административных штрафа за «осуществление деятельности на территории РФ иностранной или международной неправительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной».

Первый она получила за то, что в качестве официального представителя кандидата в президенты Ксении Собчак принимала участие в предвыборных дебатах. Второй — после лекции о правах человека во время избирательной кампании в региональный парламент.

На суде по избранию меры пресечения в январе Анастасия Шевченко просила не арестовывать ее: на тот момент еще была жива 17-летняя дочка активистки Алина — тяжелобольной ребенок содержался в специализированном интернате, и мать просила оставить ее на свободе, чтобы посещать девочку. Кроме того, на попечении женщины находятся двое несовершеннолетних детей, престарелая мать. Но ее оставили под домашним арестом. 31 января стало известно, что Алина, попавшая в реанимацию с пневмонией, умерла в больнице. За несколько часов до этого следователь разрешил женщине поехать в больницу, чтобы проститься с дочерью.

На суде 15 марта следователь по особо важным делам Александр Толмачев попросил суд продлить домашний арест для Анастасии Шевченко, поскольку, «находясь на свободе она может препятствовать работе следователей, угрожать свидетелям, уничтожить доказательства совершения преступления или скрыться в одной из стран Прибалтики».

В качестве доказательства намерений следователь ссылался на факт наличия у подозреваемой загранпаспорта. То, что при обыске оба загранпаспорта у нее отобрали, судью Абрамова заинтересовал лишь в части «а почему у вас два загранпаспорта?». Оказалось, что изъяли и недействительный. Еще один «весомый» аргумент следователей — отсутствие у Анастасии собственной недвижимости на территории РФ.

— Паспорт у меня забрали, все банковские карточки — тоже, мне фактически не на что содержать своих детей, — заявила на суде Анастасия.

— А когда я ночью ехала к своему умирающему ребенку, мне звонил следователь и спрашивал, не свернула ли я в сторону Украины.

В суд адвокаты принесли характеристики на двоих детей Анастасии — первоклассника Михаила и 14-летнюю Владу, которая ходит с матерью по судам. На последнее заседание Влада пришла с листовкой, которую ей вручили активисты на входе.

«Сторонники несистемной оппозиции во главе с олигархом Михаилом Ходорковским раздули скандал по поводу гибели дочери активистки Анастасии Шевченко (на фото), опуская в своих заявлениях то, что мать больной девушки предпочла занятие политикой уходу за больным ребенком», — текст листовки повторяет сюжет информационного агентства РИАФАН и сайта Народного освободительного движения.

Фото: Елена Романова — специально для «Новой»

— Говорят, раздают это где-то в городе, — пожимает плечами Влада.

Заседание растянулось на четыре часа, в течение которых адвокаты пытались убедить судью разрешить матери двоих детей провожать и встречать их из школы, выходить на прогулку, вызывать на дом врача и ходить на почту — сейчас она ничего этого делать не может. Первоклассника Мишу в школу водят волонтеры или престарелая мать с гипертонией.

— Согласно ст. 93 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, даже заключенные штрафных изоляторов имеют право на ежедневную часовую прогулку, но суд лишает этого права мать двух несовершеннолетних детей, — говорит адвокат Сергей Ковалевич. — Анастасия — мать, у нее есть обязанности по содержанию и воспитанию своих детей. Почему они лишены возможности полноценно расти и общаться с матерью, дети никакого преступления не совершали — за что их наказывают.

Фото: Елена Романова — специально для «Новой»

Защита просила не запрещать Шевченко общаться со всеми, кроме следователей, проживающих с ней родственников и владелицей квартиры, которую ей на время ареста предоставила одна из горожанок — в противном случае активистке угрожало заключение в СИЗО, так как своей жилплощади у семьи нет.

Этот запрет не позволяет Насте даже вызвать врача на дом для ребенка или позвонить дочке, чтобы узнать, где она.

Следователь настаивал на том, что преступление, в котором подозревают Анастасию Шевченко, угрожает основам конституционного строя и подрывает оброноспособность страны, поэтому избранные ограничения — обоснованные.

— В чем тяжесть моего преступления? — обратилась Настя к следователю после его очередного заявления. — Где и когда я нарушила ваш конституционный строй и подорвала обороноспособность страны? Когда рассказывала людям об их правах? Я преподаватель, я работала с детьми. Из-за ареста я не могу зарабатывать себе на жизнь, а дети, которых я обучала, приносят мне передачки.

Но суд поддержал следователя, который заявил, что у ведомства нет ресурсов контролировать, куда Анастасия Шевченко будет ходить на прогулки и с кем будет встречаться. До 17 июня активистка «Открытой России» останется под домашним арестом, хотя на следующей неделе адвокаты будут обжаловать это решение в областном суде.

Елена Романова —  специально для «Новой», Ростов-на-Дону

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera