Колумнисты

Плач по Крыму

К следующему юбилею присоединения вопрос о статусе Крыма станет неразрешимым

Этот материал вышел в № 29 от 18 марта 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

33
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

В одном из ранних текстов Пелевина объяснялось, что время в России делится на предвоенное и послевоенное. И когда второе заканчивается, непременно и без всяких пауз начинается первое. Для значительной части из нас 2014 год был вполне обычным, разве что в первой его половине сограждане испытали бурное национальное величие, которое уже к концу года обернулось обвалом рубля. Однако часть россиян восприняли событие вокруг присоединения Крыма как моральную катастрофу: взяли, что лежало плохо, не спросив соседа.

Вопрос, чей Крым, если не юридически, то экзистенциально, стал поводом для бесконечной дискуссии, в которую теперь вовлечены все, вплоть до картографического сервиса Google. Но для тех, кто пережил катастрофу, докрымская Россия в соответствии с пелевенским принципом перешла в посткрымскую. Нормальная жизнь кончилась, зато стартовала эпоха великих свершений.

Пять лет — срок ничтожный для истории, но достаточный для того, чтобы оглянуться назад: прошли скоро. Теперь, кажется, уже никто не знает, как распорядиться обретенным богатством. Для начальства «крымская весна» перестала быть источником политических выгод и рейтингов. Праздновать годовщину «возвращения в родную гавань» в добровольно-принудительном режиме на массовых митингах-концертах, кажется, тоже никто больше не в силах. Карнавал кончился вопросом: хорошо, вы присоединили Крым, а что дальше? Но в посткрымской России «дальше» не предусмотрено конструктивно.

Для ультраправых Крым навсегда остался полумерой. Разочарованный полевой командир Стрелков продает за миллион рублей свою золотую медаль за взятие полуострова. Депутат Наталья Поклонская публично мечтает о присоединении к России Киева, ведь иначе какой смысл было затевать все это?

Экономисты подсчитывают потери российской экономики, которые она понесла за пять посткрымских лет. Самый глубокий текст на этот счет опубликован Дмитрием Бутриным в The New Times, спасенный читателями от разорения после штрафа Роскомнадзора в 22 млн рублей. Тезис Бутрина («В какую цену Крым») сводится к тому, что от экономического развития мы теперь вообще отказались, потому что патриотизм бесценен и перевешивает любой рациональный расчет. Об этом, кажется, был знаменитый крымский лозунг «Хоть камни с неба».

Но докрымский курс на модернизацию нужно чем-то замещать, и вот, рассуждает Бутрин, итоги: за это время мы научились заметно лучше убивать.

Исследование Фонда общественного мнения показывает, что большинство россиян по-прежнему поддерживают присоединение Крыма. Но на вопрос о том, принесло ли оно пользу стране, отвечают по сравнению с 2015-м годом совсем иначе. Тогда пользу от «нашего Крыма» видели 67% опрошенных, сейчас эта цифра составляет лишь 39%. Социологи ВЦИОМ в свою очередь утверждают, что крымчане по-прежнему полны ликования, и если бы референдум о вхождении в Россию состоялся бы снова, то его результаты были бы готовы подтвердить 90% жителей полуострова. Тут в поддержку патриотизма работает и экономический расчет: объективно денег на полуострове стало больше, хотя вместе с ростом пенсий и зарплат пришли и российские цены.

Судя по набранной динамике санкций и провалов в экономике, к десятилетнему юбилею присоединения вопрос о статусе Крыма может стать неразрешимой проблемой для страны. Именно в том, чтобы видеть эту перспективу, состоят сейчас наши реальные национальные интересы.

Теги:
крым
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera