Сюжеты

Суд будет скорым?

На процессе по делу о теракте в петербургском метро адвокатам отказали в отсрочке для ознакомления с материалами. Подсудимые заявили о пытках

Фото: Елена Лукьянова

Общество

Максим Леоновспециально для «Новой в Петербурге»

 

Больше месяца понадобилось правоохранительным органам, чтобы доставить в Петербург 11 подозреваемых и 127 томов материалов уголовного дела. На первом заседании 2 апреля у журналистов создалось впечатление, что московские судьи не намерены затягивать процесс. Почти всем адвокатам, вступившим в дело вместо предоставленных государством защитников, было отказано в ознакомлении с материалами. «Согласуете в перерывах», — заявил председательствующий в коллегии судья Андрей Морозов.

Как следует из обвинительного заключения, все подсудимые были связаны с неким Сирожиддином Мухтаровым, известным как Абу Салах. На скамье подсудимых его нет, по версии следствия он сейчас в окрестностях Алеппо, где вместе с гражданином Узбекисатана Бобиржоном Махбубовым (позывной Ахмед) готовил из 22-летнего Акбаржона Джалилова смертника во славу ислама.

По мнению следствия, с Мухтаровым и Махбубовым подсудимые общались посредством мессенджера Telegram. Вербовка в ряды террористической организации, видимо, тоже проходила через интернет, потому что, кроме Джалилова, за границей почти никто из подсудимых не был.

Перед началом заседания в Ленинградском окружном военном суде / Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге»

ТЕРАКТ

Взрыв в петербургском метро прогремел 3 апреля 2017 года в 14:33. Самодельную бомбу на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт» привел в действие 22-летний террорист-смертник Акбаржон Джалилов. Машинист поезда Александр Каверин смог довести поврежденный состав до станции «Технологический институт», где раненым была оказана помощь.

По данным МЧС и Министерства здравоохранения, во время взрыва погибли 11 человек, включая террориста-смертника. Еще один пострадавший скончался при транспортировке в больницу, еще двое умерли сразу по прибытии в больницу. 12 и 21 апреля от ран скончались еще двое. Таким образом, число погибших достигло 16 человек. Всего за помощью обратились 89 человек. 51 из них был госпитализирован.

В тот же день выяснилось, что взрывов планировалось не один, а два одновременно. Еще одну бомбу (в три раза мощнее той, что взорвал Джалилов), замаскированную под огнетушитель, обнаружил инспектор по станции «Площадь Восстания» Альберт Сибирских около 13:50. Поверхностный осмотр бомбы выявил, что она приводится в действие путем звонка на сотовый телефон.

Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге»

Мама одного из подсудимых, Махамадюсуфа Мирзаалимова, просит журналистов не называть ее сына террористом. «Он просто оказался не в том месте и не в то время», — говорит она.

Место, где большинство подсудимых оказались «не в то время», следствие определило как кафе «Лесное» в Одинцовском районе Московской области, где в период с декабря 2016 по март 2017-го работал поваром Джалилов. Еще одно такое место находилось в квартире на Товарищеском проспекте, 22/1, в Петербурге. Здесь во время ареста подозреваемых 5 апреля 2017 года сотрудники ФСБ обнаружили элементы взрывного устройства. Именно по этому адресу, как следует из обвинения, проживали Джалилов и пятеро подсудимых.

По версии следствия, агентами Абу Салаха в России были братья Азимовы — через них переводились деньги на закупку компонентов для взрывного устройства.

Обычно подсудимые не горят желанием общаться с прессой, но в данном случае было совсем наоборот: на заседании суда оба брата ходатайствовали, чтобы их показания проходили при участии телеканалов.

Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге»

«Мы готовы рассказать, как оказались в этом деле и каким образом из нас выбивали показания, мы просто случайные мусульмане, иной вины на нас нет», — заявили Азимовы. Судья Морозов в видеосъемке отказал, заявив, что снять можно будет лишь оглашение приговора.

Все подсудимые отказались признать свою вину в террористической деятельности. Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Яна Теплицкая в разговоре с корреспондентом «Новой в Петербурге» заявила, что, по ее информации, к подсудимым применялись пытки, однако следы от побоев официально не зафиксированы (о применении насилия, по словам Теплицкой, членам ОНК рассказали братья Мухамадюсуп и Ибрагим Эрматовы. — Ред.). Более подобную информацию члены ОНК пообещали обнародовать в ближайшее время.

Адвокаты подсудимых также говорят, что их клиенты — случайно попавшие под каток следствия обычные люди.

«Он не признает вину, — подтвердил «Новой в Петербурге» Кетеван Барамия, защитник Ибрагима Эрматова. — Очень жаль, что суд отказал в видеосъемке показаний. Подсудимые готовы рассказывать, каким образом оказались в этом деле».

Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге»

Впрочем, ощущение случайности выбранных ФСБ участников террористического заговора создалось не только у адвокатов.

«Честно говоря, не очень они похожи на террористов, — говорит один из пострадавших в теракте, Юрий Шушкевич. — Особенно эта женщина (Шохиста Каримова, ей вменяется пособничество в террористической деятельности, выразившееся в покупке сим-карт для мобильных телефонов и хранение гранаты Ф-1, которую, по утверждениям подсудимой, ей подбросили оперативники ФСБ. Ред.). С виду все они обычные мужики, хотя откуда я могу знать, как выглядят террористы?»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera