Сюжеты

Погруженная в историю

Пропавшая в 1916 году российская подлодка «Сомъ» до сих пор покоится на шведском дне. Почему ее важно поднять оттуда?

Общество

Ким Смирновнаучный обозреватель

 

8 апреля в Санкт-Петербурге, на территории Морского технического колледжа имени адмирала Сенявина, пройдёт торжественная церемония увековечивания памяти экипажа подводной лодки «Сомъ», погибшей во время первой Мировой войны у берегов Швеции. Её совместно с колледжем проводит фонд «Морское мировое наследие». Будет открыта памятная доска с именами моряков, погибших вместе со своим кораблём. У стен колледжа, где готовят юных моряков, появится аллея из 18 голубых елей. На церемонию приглашены потомки командира подводной лодки «Сомъ» Хрисанфа Бугураева, ветераны-подводники, правительство Санкт-Петербурга, руководство ВМФ России, преподаватели и кадеты колледжа.

Подводная лодка «Сомъ». Репродукция фотографии 1904 года. Фото: РИА Новости

Событие это приурочено ко Дню памяти погибших подводников, отмечаемого у нас в стране 7 апреля — в память о трагедии АПЛ «Комсомолец».

То, что вы прочтёте ниже, я взял из материалов и документов любезно предоставленных мне президентом фонда «Морское мировое наследие» Алексеем  Михайловым.

У подлодки «Сомъ» — славная боевая биография. Спущена она была на воду 2 июня 1901 года на верфи Льюиса Никсона в США и первоначально называлась «Fulton». Но в 1904 году её купил наш Невский завод, и она вошла в состав Российского императорского флота под новым именем, кириллицей начертанном на её борту. Участвовала в русско-японской и первой Мировой войнах. Несла дозорную службу, вела ближнюю разведку, решала задачи по охране своего побережья. При этом успела побывать в трёх морских акваториях: на Дальнем Востоке, на Чёрном море, на Балтике. От моря до моря её транспортировали по суше, на железнодорожных платформах.

10 мая 1916 года подводная лодка «Сомъ», осуществлявшая патрулирование в районе Оландсгафа, погибла при подводном столкновении со шведским пароходом «Ингерманланд». В момент гибели на её борту находилось 18 человек.

Фонд «Морское мировое наследие» включился в её поиски в 2014 году. Этому предшествовало распространённое шведской организацией дайверов-любителей Ocean X Team сообщение о том, что в территориальных водах Швеции на расстоянии около 1,5 миль от берега, обнаружена маленькая неизвестная субмарина, на корпусе которой видны кириллические буквы.

Неосведомленная публика тут же связала эту находку с осенними скандалами 2014 года, когда шведский флот активно «ловил» в своих водах гипотетический российский подводный аппарат. Однако изучение фотографий лодки, представленных дайверами, неожиданно показало, что с высокой степенью вероятности на дне в шведских водах лежит подлодка российского императорского флота «Сомъ», пропавшая в мае 1916 года. На это указывали характерные детали, обводы ограждения рубки и, собственно, та самая кириллическая надпись.

В связи с обеспокоенностью шведских военных по-поводу «неустановленного сигнала» осенью 2014 года, район возможного обнаружения которого совпал с районом нахождения подводной лодки «Сомъ», поиски пришлось приостановить до лета следующего года. Она была обнаружена в июле и обследована в августе и сентябре 2015 года. Дополнительные обследования проводились с проведением ультразвуковой толщинометрии корпуса подводной лодки.

В соотвествии с протоколом закрепления права на подъём подводной лодки «Сомъ» и по регламенту морского международного и шведского права, имея права на подъём, водолазы компании Ocean X Team и комании Ixplorer ehf. осуществили бережный подъём компаса с нактоузом с подводной лодки и передачу его в полицию. Компас был сбит пароходом «Ангерманланд» и зацепился за леерное ограждение чудом оставшись лежать на палубе подводной лодке. Полиция обязана была передать компас авторизованному учреждению для временной консервации и передачи раритета той стороне, которая имеет право владения им.

В июне 2016 года работы на затонувшей подводной лодке «Сомъ» были прекращены в связи с введением запрета на погружения и якорную стоянку в месте нахождения затонувшего корабля.

В настоящее время продолжаются переговоры на различных площадках в России и за рубежом о предоставлении возможности осуществить подъём подводной лодки «Сомъ» группе компаний, нашедших, обследовавших и готовых поднять подводную лодку, с целью передачи этого уникального объекта российской и мировой морской истории в один из музеев РФ.

А теперь несколько абзацев от себя лично.

Поисками подводной лодки «Сомъ» занимается та же команда, которая в начале нынешнего века провела несколько экспедиций по поиску затонувшего в Чукотском море  легендарного «Челюскина». Эти экспедиции широко освещались в своё время нашей «Новой». Первая попытка была ещё в 2004 году. Успех пришёл в 2006-м. Водолазы Алексей Михайлов, Александр Федосеев, Алексей Кошелев, совершив несколько погружений в ледяную (до минус одного градуса по Цельсию) воду на глубину 49 метров, доставили на поверхность фрагменты «Челюскина».

Первое, что хочется сказать о нынешних усилиях по подъему и возвращению в Россию подлодки «Сомъ» и — что не менее важно — увековечиванию памяти о её погибшем экипаже: это достойное продолжение традиций знаменитой ЭПРОН (Экспедиции подводных работ особого назначения). Рождённая в 1923 году, она ведь тоже начинала в 1924 году с подъёма подводной лодки «Пеликан» времён первой Мировой войны. А потом были подъёмы эскадренного миноносца «Калиакрия»,  английской подводной лодки L-55, ледокола «Садко», пароходов  «Пролетарий» и  «Пётр Великий», немецкого парохода «Аамот»; спасение  ледокола «Малыгин», транспорта «Сталинград», пароходов «Харьков», «Канин»,  «Буг», «Туркмен»,  «Охотск», теплохода ««Кузнец Лесов»,  английского теплохода «Кинг Эдгар», немецкого парохода «Веста»…

Но всё же, знаете, на какую — главную! — мысль наводят  меня эти поиски — и всемирно известного «Челюскина», и скромной, по сравнению с ним, подводной лодки российского императорского флота?

Философ Эрих Фромм в своём программном труде «Иметь или быть» говорит о двух мотивационных «двигателях» нашего человеческого бытия. И индивидуального, личного. И коллективного, общего. О модусе обладания и модусе бытия. Так вот одна из областей этого бытия, где они особенно наглядно и ярко проявляются во всей своей противоречивости и взаимосвязи, — это тысячелетиями уже длящееся стремление человека проникнуть в морские глубины. Одни погружаются туда в надежде найти в трюмах затонувших кораблей россыпи золотых дукатов. Других влекут нераскрытые тайны иных, не похожих на наши видопроявлений жизни (она, как теперь ясно, в морях и возникла). Третьих как наваждение ждёт там пока ещё никем не открытая Атлантида (на земле  «наваждение Трои» привело Шлимана к её открытию; кто знает, может, и искателям ушедшей под воду древней высокоразвитой цивилизации тоже когда-нибудь повезёт).

Но мне особенно понятны и дороги четвёртые. Те, кто ищут там, в глубине, неразведанные пока «белые пятна» ближней к нам — в диапазоне трёх-четырёх человеческих поколений — истории и подымают оттуда на свет божий, на всеобщее наше обозрение и осмысление весомые, грубые, зримые артефакты этой истории. Тем самым они честно и бескорыстно служат и исторической истине, и этому самому модусу бытия.

То, что произойдёт 8 апреля в Питере, в Морском техническом колледже имени адмирала Синявина, имеет к этому прямое отношение.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera