×
Комментарии

Короли природной ренты

Почему нефтяная компания Saudi Aramco обгоняет по капитализации западных интернет-гигантов

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 38 от 8 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Александр Зотинстарший научный сотрудник ВАВТ

 

Самая прибыльная компания мира — не Apple, не Amazon и не Google. Это следует из раскрытой впервые с 1970-х финансовой отчетности саудовской нефтедобывающей компании Saudi Aramco. За прошлый год прибыль компании составила $111,1 млрд против $59,9 млрд у лидера технологического сектора по этому показателю — Apple.

Это не стало для рынка неожиданностью. «Самая лучшая компания — это хорошо управляемая нефтяная компания, вторая после нее — плохо управляемая нефтяная компания», — заметил как-то Джон Рокфеллер. Сиди на природной ренте и наблюдай, как увеличивается твой банковский счет. Конечно, такое представление о нефтедобывающем бизнесе несколько устарело — среди современных представителей индустрии много действительно высокотехнологичных компаний. Добыча нефти в сложных геологических условиях — нетривиальная техническая и логистическая задача. Но к Saudi Aramco это не относится — геология добычи сравнительно простая, в основном нефть идет из одного самого крупного в мире месторождения Гавар, по сути подземного нефтяного мини-моря на территории Саудовской Аравии.

Раскрывать финансовую информацию компании монархия согласилась вынужденно — в надежде выставить часть акций на IPO. Впрочем, разговоры о продаже небольшого пакета акций госмонополии идут уже несколько лет, а прогресс небольшой. К идее IPO власти подталкивает серьезный дефицит бюджета монархии. Дело в том, что, в отличие от России, Саудовская Аравия не стала прибегать к девальвации риала в конце 2014-го на фоне падения цен на нефть. Тогда курс национальной валюты остался фиксированным (стабилен с 1980-х), но доходы казны, полностью зависимые от нефти, резко упали. Дефицит бюджета пришлось покрывать из резервов, благо они очень большие. Но слишком долго затыкать дыру в госфинансах таким образом сложно, поэтому де-факто главе государства принцу Мухаммеду бен Сальману понравилась идея приватизации 3–5% акций Saudi Aramco. При оценке общей капитализации компании в $2 трлн, это большие деньги. Но сейчас цены на нефть не такие уж низкие, и дискуссии о том, стоит ли что-то менять, продолжаются.

Saudi Aramco — не просто нефтяная компания. Это экономический и финансовый стержень Саудовской Аравии. А последняя — классическое рентное государство.

Монархия добывает нефти почти столько же, сколько и Россия. Но на душу населения нефтедолларов приходится в несколько раз больше. Население Саудовской Аравии — 33 млн, из которых подданных чуть больше 20 млн, остальные — трудовые мигранты, обслуживающие аборигенов.

Фото: EPA

Saudi Aramco — это источник ренты практически для всех подданных страны. Частный сектор в монархии относительно слабо развит, в основном в нем заняты трудовые мигранты.

Механизмы перераспределения ренты иные — реки и ручейки нефтедолларов текут в зависимости от статуса того или иного племени или клана во властной иерархии.

Работа в частном секторе — в основном низкооплачиваемая, тяжелая и непрестижная. Ее выполняют трудовые мигранты: строители и чернорабочие из Индии, Пакистана и Бангладеш; обслуживающий персонал и служанки с Филиппин; прорабы из Египта; топ-менеджеры из Европы. В госсекторе зарплаты выше, условия труда лучше — там работают саудовцы. На вершине пирамиды — правящая семья ас-Сауд, которая, по разным оценкам, насчитывает 7–15 тысяч человек, самых влиятельных — около 2 тысяч, спасибо многоженству.

Перераспределение нефтедолларов между ветвями семьи ас-Сауд, по словам востоковеда Штефана Херцога, вызвало «неконтролируемое византийское расширение бюрократии, основанной на патронате». Местную бюрократию, впрочем, не стоит путать с западным аналогом. Во многом это не более чем легитимация контроля над кусочком ресурсного пирога.

Министр труда Саудовской Аравии недавно жаловался, что чиновники проводят на работе около часа в день и вообще слишком расслабленные.

Впрочем, несмотря на это, нельзя сказать, что система дисфункциональна. Есть даже некоторые успехи — в период высоких цен монархия попыталась хоть как-то диверсифицировать свою экономику, прежде всего в сторону углубления переработки нефти. Прямо к периоду спада цен на нефть Саудовская Аравия успела модернизировать и построить несколько крупных и высокотехнологичных нефтеперерабатывающих заводов. В этом плане России есть чему поучиться. Да и прибыль Saudi Aramco тоже показательна — никакого сравнения, например, с венесуэльской нефтяной госкомпанией PDVSA, умудрившейся уронить нефтедобычу в 5 раз по отношению к началу 2000-х.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera