Сюжеты

Правосудие болванки

Незамеченный скандал в деле Магомедовых: следователь сам себя продублировал, но суд на это не обратил внимания

Зиявудин Магомедов и Артур Максидов. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 41 от 15 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей Полухиншеф-редактор

3
 

В № 30 «Новой газеты» от 20 марта мы опубликовали исследование нашего дата-отдела о правосудии копипаста. Журналисты и волонтеры «Новой» нашли 50 тысяч судебных решений, совпадающих почти дословно хотя бы с одним из других. Это — ​очевидная демонстрация принципов работы судей. У них есть болванки приговоров, в которые иногда достаточно просто вписать чью-то фамилию — ​и так решить судьбу человека.

И это приговор — ​венец уголовного судопроизводства. Что уж говорить о промежуточных процессуальных документах, подготовленных следствием? Например, о ходатайстве продления содержания обвиняемого под стражей.

На самом деле это, конечно, совсем не рутина, потому что речь идет о самом что ни на есть лишении свободы человека, который по Конституции и УПК считается невиновным. Но тут уж следствие, а за ним и суд практически никогда не используют ничего, кроме болванки. Самой стандартной.

Например, «обвиняемый может уничтожить доказательства, … оказать давление на свидетелей или скрыться…». Обоснования этих тезисов должны быть предъявлены, но следователи, как правило, даже и не пытаются это делать, а суд автоматически принимает их доводы. Потому что у судьи тоже готова своя болванка.

Принцип копипаста работает даже в самых громких уголовных процессах.

Например, в конце марта Мосгорсуд до июля продлил срок содержания под стражей братьев Магомеда и Зиявудина Магомедовых, а также Артура Максидова, которые обвиняются в создании преступного сообщества, под которым следствие, очевидно, понимает группу компаний «Сумма», а под преступной деятельностью — ​чуть ли не все ее экономические операции.

Впрочем, сейчас мы говорим не о сути обвинений. А о том, как работает копипаст.

Тут не нужно проводить исследование силами дата-отдела. Достаточно процитировать возражения адвокатов Белявской и Гофштейна на ходатайство следствия. Это, как и положено, сухой юридический документ, но читается он почему-то очень эмоционально.

«В период с 6 февраля по 5 мая 2019 года следователь собирается дополнительно допросить обвиняемых Грибанова, Полякова, Максидова, а при необходимости провести с их участием очные ставки. Вместе с тем с 6 мая по 5 июля 2019 года он собирается делать то же самое.

В период с 6 февраля по 5 мая 2019 года следователь собирается получить заключения ряда экспертиз и ознакомить с ними участников процесса. Однако и для этого несложного процессуального действия ему недостаточно трех месяцев, и с 6 мая по 5 июля 2019 года он собирается делать то же.

В период с 6 февраля по 5 мая 2019 года следователь собирается подвергнуть приводу не менее 60 свидетелей, связанных с ООО Группа «Сумма», при необходимости провести опознания, очные ставки. Однако вполне очевидно, что ничего из «намеченного» следователь делать не собирается, так как с 6 мая по 5 июля 2019 года намерен допросить все тех же 60 свидетелей.

В период с 6 февраля по 5 мая 2019 года следователь собирается провести 30 обысков и выемки. Однако и данный план следствие выполнить в этот период не намерено, поскольку те же 30 обысков запланированы в интервале с 6 мая по 5 июля 2019 года.

В период с 6 февраля по 5 мая 2019 года следователь собирается в командировки в Санкт-Петербург и Новосибирск. В действительности же и этого не будет, поскольку эти же командировки намечены на 6 мая — 5 июля 2019 года.

На протяжении трех месяцев, с 6 февраля по 5 мая 2019 года, следователь собирается получать ответы на запросы из различных государств. Однако для проведения этого процессуального действия обвиняемые должны находиться под стражей даже не три, а пять месяцев, поскольку с 6 мая по 5 июня 2019 года следователь собирается делать то же самое.

Точно так же даже не три, а пять месяцев должны обвиняемые ожидать под стражей, пока следователь подготовит запросы в несколько зарубежных стран.

Он собирался сделать это с 6 февраля по 5 мая 2019 года, этим же будет заниматься с 6 мая по 5 июля 2019 года.

Три месяца выделил следователь себе на получение ответов на поручения о проведении следственных действий, а обвиняемым — ​на содержание под стражей с 6 февраля по 5 мая 2019 года. Та же участь ожидает этих участников процесса и с 6 мая по 5 июля 2019 года, поскольку следователь намерен по-прежнему получать ответы на поручения.

На протяжении трех месяцев, с 6 февраля по 5 мая 2019 года, следователь собирается готовить и направлять запросы о проведении следственных действий и ОРМ в ФС и ГУБЭПиК МВД РФ. Однако для проведения этого процессуального действия обвиняемые должны находиться под стражей даже не три, а пять месяцев, поскольку с 6 мая по 5 июля 2019 года следователь собирается делать то же самое».

Разумеется, даже этот процессуальный позор не помешал суду удовлетворить ходатайство следствия и на полгода оставить в СИЗО людей, которые не обвиняются ни в насильственных преступлениях, ни, скажем так, в антигосударственной деятельности.

И если так проходит процесс над участниками списка «Форбс», то на что могут рассчитывать «обычные» сидельцы? Есть ли шанс, что их судьба не будет заточена под одну болванку просто потому, что следствие и суд не привыкли и не хотят работать иначе?

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera