Комментарии

Фиктивная атака и реальная необходимость

Вместо обвинений России Америка нуждается в сотрудничестве с ней

Этот материал вышел в № 41 от 15 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Стивен Коэнпочетный профессор российских исследований и политики Нью-Йоркского и Принстонского университетов

8
 
Стивен Коэн
В феврале российский сборник статей профессора Стивена Коэна «Избранное», изданный АИРО-XXI, получил Национальную премию «Лучшие книги и издательства-2018»

Cегодняшняя реальность беспрецедентна по двум причинам. С одной стороны, отношения между Москвой и Вашингтоном никогда не были настолько плохи и чреваты войной. Американские и российские войска находятся в опасной близости в Восточной Европе, на Украине, в Грузии и Сирии, а в последнее время и в Венесуэле, и настроены они весьма враждебно. С другой стороны, «сотрудничество» и «контакты», известные как разрядка и удерживавшие США и Советский Союз от войны в ХХ веке, сегодня преданы анафеме и даже занесены в разряд преступлений из-за длящихся уже три года лживых утверждений о «Рашагейте». Дошло до того, что состоявшийся в 2018 году саммит Трампа и кремлевского лидера назвали «предательством», хотя такая практика президентских встреч существует со времен Эйзенхауэра. А недавно его дипломатические контакты с Россией заклеймили позором как «умиротворение».

Самым опасным, лживым и безрассудным шагом являются утверждения о том, что «Россия совершила нападение на Америку» во время президентских выборов в 2016 году. Эти действия неоднократно приравнивали к Перл-Харбору и к 11 сентября. Если это так, то Америка, как любая великая держава, обязана нанести ответный удар. А это значит, что мы сегодня живем в преддверии неминуемой войны с Россией, которая может стать ядерной.

Но все это неправда. В 2016 году против США не были задействованы ни российские ракеты, ни самолеты, ни субмарины, ни десантники, ни боевые корабли. Она даже издалека не грозила нам своей боевой мощью. Россия «вмешивалась» в американские выборы? Да, но несущественно, в отличие от того, как обе стороны «вмешивались» во внутреннюю политику друг друга на протяжении последних 100 лет. И уж точно она вмешивалась не так явно и активно, как это делал Вашингтон в 1996 году, помогая фальсифицировать выборы ради переизбрания Бориса Ельцина. Единственное исключение в истории составляет американская военная интервенция против России во время гражданской войны в 1918 году. А так никто даже не думал о том, чтобы называть «войной» это привычное, зачастую ритуальное вмешательство.

Тем не менее, когда 24 марта генеральный прокурор кратко изложил итоги расследования Мюллера и снял с президента Трампа обвинения в «сговоре», легион упертых антироссийских фанатиков начал с удвоенной силой продвигать пагубный миф о «российском нападении» в 2016 году. Давайте оставим в покое сегодняшних неомаккартистов, таких как член палаты представителей Адам Шифф (Adam Schiff), Рейчел Мэддоу (Rachel Maddow) и Билл Маэр (Bill Maher) с Эм-эс-эн-би-си. Посмотрим вместо них на журналиста из какого-нибудь прогрессивного журнала, который подробно озвучивает собственную выдумку о «войне Путина против Америки». Или на редактора «Дейли бист», предупреждающего, что «доклад Мюллера привел Москву в экстаз, и Путин начал готовить новые заговоры». Эти и десятки других сообщений СМИ лишь вторят заявлению американского сенатора, который недавно буквально объявил войну «путинской России», которая, по его словам, является «незаконным режимом, с дьявольским упорством стремящимся уничтожить либеральный мировой порядок под руководством США».

Но еще хуже другое. Барр в своем заявлении отмечает, что в докладе Мюллера есть целый раздел о «российском вмешательстве в американские президентские выборы» 2016 года. Остается только надеяться, что сам Мюллер не просто автоматически перечислил те эпизоды, которые регулярно приводят в качестве примера «российского нападения на Америку». Большая часть этих примеров хорошо известна читателю. Это лицемерные, лживые и совершенно безосновательные обвинения, не подтвержденные никакими фактами. Например:

— Нет никаких данных криминалистической экспертизы в подтверждение заявлений о том, что Кремль в 2016 году провел хакерскую атаку и взломал компьютеры Национального комитета Демократической партии, после чего передал инкриминирующие материалы «Викиликс». Директор ФБР Джеймс Коми даже не проверял тогда компьютеры НКДП. Насколько известно, ФБР вообще никогда не проводило такие проверки. С другой стороны, группа бывших американских разведчиков дважды проводила собственную экспертизу и дважды сделала вывод о том, что кражу почтовой переписки у НКДП совершили свои же люди, а не хакеры, а посему это была утечка информации. Выводы разведчиков пока никто тщательно не проверял, хотя это необходимо; но если они правы, значит, никакой России в «Рашагейте» не было.

— Мюллер предъявил обвинения группе российских разведчиков в проведении хакерских атак и совершении других правонарушений в социальных сетях во время выборов. Эти утверждения хорошо известны под названием «российские хакерские взломы президентских выборов». Но обвинения — это не доказательства. Более того, два независимых журналиста изучили доказательства Мюллера и нашли в них серьезные изъяны. Кроме того, никто не доказал, что российские «атаки» в социальных сетях оказали какое-то воздействие на результаты президентских выборов в 2016 году.

— Скандально известную встречу в Башне Трампа между руководителями его штаба и пестрой компанией россиян неизменно приводят в качестве доказательства «российского нападения». Но как отметил один хорошо информированный журналист, который работал в Москве, эти россияне вряд ли были «заслуживающими доверия эмиссарами Кремля». Но здесь важнее другое. Кого может шокировать то, что избирательный штаб ищет «компромат» на своего оппонента? Но, конечно, российский «компромат» особенно страшный и зловещий. Однако надо заметить, что в это же самое время в середине 2016 года американские СМИ уже тиражировали «компромат» из досье Кристофера Стила, который был якобы получен от высокопоставленных «кремлевских источников» и оплачен штабом Клинтон, но впоследствии был подвергнут сомнению. Штаб Трампа денег не платил и «компромат» не получал. Штаб Клинтон платил и получил много «компромата». Если это было «нападение на Америку», то совершил его штаб Клинтон, а не Россия.

— Многие говорят, что «российское нападение» заключалось еще и в том, что Кремль подкупил Трампа, воспользовавшись его давним желанием построить в Москве отель. Но как объяснить то, что в Москве сегодня множество американских и других западных отелей, таких как «Шератон», «Фор Сизонз», «Ритц-Карлтон», «Мариотт», «Холидей Инн», а отеля Трампа нет? Его попытки не увенчались успехом, что совершенно очевидно свидетельствует об отсутствии сговора. Если бы Кремль действительно хотел совершить «нападение на Америку», он бы наверняка дал Трампу построить отель, который был ему очень нужен. А как насчет многочисленных крупных американских корпораций, которые с немалой выгодой для себя работают сегодня в России? Все знают, что их руководители не метят в американские президенты, за исключением Говарда Шульца (Howard Schultz), чьими кофейнями «Старбакс» утыкана вся Россия. Подобно Трампу, всем этим бизнесменам приходится иметь дело с очень высокопоставленными российскими руководителями, многие из которых «связаны с Кремлем» и даже являются «олигархами».

— И наконец, чаще всего доказательством «российского нападения» называют «неофициальные каналы связи» между избранным президентом Трампом и его командой, прежде всего, Майклом Флинном и Кремлем. Но в этом нет ничего плохого или беспрецедентного. Ведь Флинн и все прочие действовали от имени нового президента. Все избранные американские президенты, начиная с Никсона, а может, даже с Эйзенхауэра и Кеннеди, налаживали такие секретные каналы общения перед приходом к власти. Это давно установившаяся практика, даже традиция.

Короче говоря, никакого «российского нападения на Америку» в 2016 году не было. Однако эта фикция, этот миф упорно продолжает существовать, создавая серьезную угрозу войны. А фанатичные приверженцы «Рашагейта» все туже закручивают часовой механизм этой бомбы замедленного действия. Государства начинали войны, поверив в выдумки и мифы. Но ядерные сверхдержавы никогда еще так не поступали, тем более друг против друга. И если верна старая пословица «Все когда-то бывает впервые», с «Рашагейтом» давно уже пора покончить.

Стивен Коэн,
историк, профессор Принстонского университета (США).
Оригинал статьи опубликован в журнале The Nation.

От редакции

Мы публикуем этот текст, поскольку считаем важным заметить: внутри американского общества, как и внутри российского, идет дискуссия о необходимости нормализации отношений между странами, сворачивании риторики ненависти и отказа от возвращения к холодной войне. Редакция может не разделять мнения профессора Коэна по поводу наличия или отсутствия вмешательства Кремля в американские выборы.

Теги:
россия, сша
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera