Сюжеты

«Маска» меж Большим театром и ОВД «Красносельский»

Главный итог юбилейного театрального фестиваля — его двадцатипятилетняя история

Фото: Екатерина Чеснокова / РИА Новости

Этот материал вышел в № 43 от 19 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

1
 

Медленный и поступательный рост странной затеи театральных людей начала 1990-х (про «пир во время чумы» говорено было, не сомневайтесь) — к огромному национальному фестивалю, эксперты которого отсматривают все премьеры России.

В минувшем сезоне эксперты «Маски» отсмотрели свыше тысячи спектаклей — от Камергерского переулка до Лесосибирска. А сам фестиваль — с дополнительными программами, с «Детским уикэндом», с лекциями, дискуссиями, кинопоказами и трансляцией в интернете шел около четырех месяцев. Кончилась основная страда — и программы спектаклей лауреатов разных лет поедут на гастроли от «Маски» по городам России, СНГ и Балтии.

Второй итог «Маски»-2019 подвел со сцены Большого театра Лев Додин:

— 25-летие «Маски»… Надо попробовать осознать, что это была одна из немногих возникших снизу инициатив, которые сумели вырасти в такое красивое дело. Надо отдать должное и Эдуарду Боякову, который руководил фестивалем первые десять лет, и Марии Ревякиной: она тянет воз директорства уже пятнадцать лет. И еще: какое счастье, что театральное сообщество не разошлось по лагерям. Что параллельно и альтернативно не возникло никакого «Золотого парика» или «Золотой бороды». Это единство надо хранить.

Еще один итог:

церемония закрытия «Маски» 2019 года оказалась куда спокойней, уверенней в себе и ближе к профессиональным страстям, чем отчаянно смелая, жесткая в речах, подчеркнуто гражданственная в выборе спектаклей церемония 2018 года.

Наверно, тому способствовали и перемены в судьбах коллег, участников «Дела «Седьмой студии». На церемонии-2019 были Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников (в неизменной черной шапочке).

Балет «Нуреев» (режиссер — Кирилл Серебренников) признан лучшим балетом 2019 года. Персональные «Маски» получили хореограф «Нуреева» Юрий Посохов и Вячеслав Лопатин (за партию Ученика). И «женская» балетная «Маска» осталась в Большом театре: награждена Екатерина Крысанова за партию Джульетты. Лучшим спектаклем современного танца признан «Минус 16» Охада Нахарина и Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Две «Маски» (дирижер Филипп Чижевский и солист Винс И) получил спектакль Константина Богомолова на музыку Генделя «Триумф времени и бесчувствия» в том же театре Станиславского и Немировича-Данченко (либретто эпохи барокко радикально осовременено Владимиром Сорокиным). Но «Маска»-2019 лучшего оперного режиссера присуждена Кэти Митчелл.

Митчелл — блестящий мастер британского и немецкого театра. Интеллект, глубокое понимание духа времени и его тревог сочетаются в ее спектаклях с особым чувством сценического пространства, с волшебно-изощренной работой с видео на сцене.

«Альцина» Генделя в постановке Кэти Митчелл — совместный проект Большого театра и оперного фестиваля в Экс-ан-Прованс, второго по значению (ежели не первого) оперного фестиваля Европы. «Гендерные войны» из поэмы Ариосто «Неистовый Роланд» перенесены Кэти Митчелл в наше время. Не феминистка никоим образом — Митчелл в драме и опере очень тонко чувствует линии судеб «равноправных» и «эмансипированных» героинь нашего времени. Пожалуй, тема для нее — сквозная. В «Альцине» она рассмотрена вновь: глубоко и печально.

«Альцина». Фото: Дамир Юсупов

Лучший оперный спектакль — «Жанна на костре». Оратория Артюра Оннегера поставлена в Пермской опере. Режиссер — Ромео Кастеллуччи, музыкальный руководитель — Теодор Курентзис. (У итальянского режиссера и русско-греческого дирижера совместные работы выходят замечательно. До сих пор жаль, что в России на гастролях не был их перформанс 2014 года — «Весна Священная» Стравинского.) Кастеллуччи получил и «личную» «Маску» — как сценограф «Жанны».

В роли Орлеанской девы в пермском спектакле — известная французская актриса Одри Бонне. Принимая «Маску» вместе с коллегами, она сказала со сцены Большого театра:

— Жанна слышала голоса. Я слышала в этой работе лучший оркестр и лучший хор мира.

…Речь об оркестре Пермской оперы под управлением Курентзиса. И о пермском хоре Musica Aeterna. И эти слова — еще одно свидетельство того, как много изменилось за 25 лет в России.

В том числе — в ее театрах. В том числе, слава богу, в театрах «нестоличных».

Лучшим композитором 2019 года назван Владимир Раннев. «Маской» награждена партитура его «Прозы» (Электротеатр Станиславский): спектакль, в котором сплетаются «Степь» Чехова и абсурдистская проза Юрия Мамлеева. Суть «Прозы» очень точно определил сам композитор,

Владимир Раннев:

— Это пейзажная история, пересеченный рельеф среднерусской возвышенности, которая была сначала вырублена и распахана, а потом и заброшена.

Два «спецприза жюри» в музыкальном театре отданы очень значимым проектам. «Пахита» (Екатеринбург, Урал Опера Балет) Сергея Вихарева и Вячеслава Самодурова названа главным событием Года Петипа в России. Эта «Маска» смотрит печально: во время работы над этим проектом скоропостижно и безвременно скончался хореограф Сергей Вихарев — лучший реставратор балетов Петипа в их подлинном блеске и цветущей сложности конца XIX века.

Читайте также

До лампочки. После резкой смены статуса обвиняемых по «театральному делу» обвинение вновь ударилось в детали

Второй спецприз отдан оратории Александра Маноцкова «Сны Иакова, или Страшно место». Лаконичная партитура написана и поставлена (Маноцков тут — и композитор, и режиссер) по… м-м-м… коллективной памяти города Свияжска. Города, где впервые в 1918 году красные применили метод децимации — казнь каждого десятого в строю. Где Успенский Богородицкий монастырь над Волгой хранит память об утопленных в баржах в Гражданскую, о тюрьме НКВД 1930-х и психбольнице 1970-х. Предельно простая партитура голосов, гармоник, духовых и стеклянных колокольцев, хор в белых — солдатских и смертных рубахах — тексты оратории, взятые из следственных дел, врачебных записей и поминальных записок на литургии: «Воина Григория… Татьяны… Татьяны… Татьяны… убиенного Иоанна». Россия и ее ХХ век сжимают горло залу.

В номинации «Эксперимент» отмечен спектакль «Волшебная страна» Всеволода Лисовского (Ростов-на-Дону, театр «18+»). Это попытка воскрешения бунтующих и отмороженных, как тогда и полагалось, поэтов и художников ростовского андеграунда 1980-х.

Две премии получил спектакль «Утопия» Театра Наций. Как драматург года награжден автор «Утопии» — Михаил Дурненков. Как сценограф — Ксения Перетрухина, создавшая зыбкое, двойственное действо:

жесткие страсти неприкаянной молодой тусовки, «ползающей» по планшету сцены, отражаются в огромном зеркале над ней, приобретая красоту и значительность.

Эта «парность» умилила зал Большого театра: сценограф Перетрухина и драматург Дурненков — не только соавторы «Утопии», но и супруги. Две «Маски» уехали в один театральный дом.

Ксения Перетрухина очень хорошо говорила, получая премию. И слова ее подчеркивали дух профессионального, цехового братства, явно важный для церемонии 2019 года.

Ксения Перетрухина:

— И очень благодарю монтировочный цех Театра Наций. Особенно Валеру Гвоздева! Без их команды спектакль рассыпался бы в два месяца: он хрупкий.

 

Сцена из спектакля «Три сестры». Фото: Екатерина Цветкова

В кукольных номинациях героинями стали петербургский режиссер Яна Тумина (в 2017-м на «Маске» прогремел ее спектакль «Колино сочинение») и сценограф Кира Камалидинова: на премию были выдвинуты три их совместные работы (случай редчайший!). Особенно отмечен вполне взрослый спектакль «Комната Герды» по мотивам «Снежной королевы» («Маской» награждена и Герда — актриса Алиса Олейник).

Лучшая женская роль в драме — седой, хрупкий, рыцарственный и бессильный барон Тузенбах Дарьи Мороз в спектакле Константина Богомолова «Три сестры» (МХАТ им. А.П. Чехова). Лучшая мужская роль — царь Креонт Камиля Тукаева в «Антигоне» Михаила Бычкова (Воронежский Камерный театр). Спецпризы «драматического» жюри получили Башкирский театр драмы за спектакль по роману Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза» и четырехчасовой вербатим «Родина» Центра Мейерхольда (режиссер Андрей Стадников) — попытка проговорить вслух на миру, выстроить в пластическую пирамиду, спеть, зубами проскрипеть свое понимание страны.

Лучший драматический спектакль малой формы в 2019 году — «Пианисты» Бориса Павловича (театр «Глобус», Новосибирск). Лучший спектакль большой формы — «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал» Виктора Рыжакова и Александринского театра (об этой очень значимой попытке прочесть русскую революцию через опыт последующих ста лет «Новая» подробно писала в №30). Наконец, «Маску» лучшего режиссера драмы получил Кирилл Серебренников. За «Маленькие трагедии» «Гоголь-центра» — первый спектакль, поставленный «дистанционно», из-под домашнего ареста. На премьере, осенью 2017 года, героическая команда театра Серебренникова вынесла на сцену ребристый лист профнастила. На нем дрожало видео: обращение режиссера к зрителям. Без слов.

Серебренников вышел на сцену Большого театра чуть растерянным. Ему хлопали тепло и дружно. Но честно говоря, куда дружнее, грознее, горше и отчаяннее хлопали на закрытии «Маски» 2018 года, когда о «деле «Седьмой студии» говорили со сцены Алла Демидова, Лев Додин, Зиновий Марголин, Алексей Бартошевич, Мария Ревякина, Юрий Бутусов, а «Гоголь-центр» был награжден спецпризом жюри «за создание языка творческой свободы».

Относительная сдержанность «Маски»-2019 — добрый знак. Театральное сообщество осторожно ждет перемен к лучшему в судьбах коллег. Оно совершенно не склонно к гражданской истерике ради гражданской истерики. Оно, ей-же-ей, предпочитает мир войне, профессию — протестам. Когда к тому есть возможность. Когда ее нет — сообщество мобилизуется.

«Маленькие трагедии». Фото: Ирина Полярная

Кирилл Серебренников, кстати, принимая «Маску» за «Маленькие трагедии», очень точно выразил это:

— Невероятная честь… Я все-таки надеюсь, что вам действительно понравился этот спектакль. Я благодарю команду «Гоголь-центра», без которой спектакль был бы невозможен. И Александра Сергеевича Пушкина, который подходит ко всем случаям жизни в России. Когда тебе хорошо — и когда ты под домашним арестом.

И тут же Кирилл сказал со сцены, что не все так благолепно в старинном многоярусном театре в вечер премиальной церемонии:

— Номинанты «Маски» сейчас в полиции, их допрашивают…

У входа в Большой театр 19 апреля перед началом церемонии были задержаны номинанты премии, участники спектакля Poe.Tri театра «На вынос» — Алексей Ершов, Максим Карнаухов и Вероника Никульшина (участница группы Pussy Riot). Их спектакль — «Прогулка писателей» и сопутствующих граждан, без белых ленточек, но со стихами на устах, по дворам и переулкам Петербурга. Как попарно когда-то ходили поэты… Спектакль был выдвинут на «Маску» в номинации «Эксперимент».

Но вместо партера Большого театра номинанты попали в ОВД «Красносельский». Откуда, впрочем, были отпущены через три часа без предъявления обвинений.

Так что Пушкин А.С. у нас опять — прав Серебренников — подошел ко всем случаям театральной жизни.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera