Сюжеты

Ответит не в этой жизни

Германское ведомство по разоблачению бывших охранников нацистских лагерей разочаровано: очередной подсудимый ушел от ответственности по старости

Этот материал вышел в № 43 от 19 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Бывшего охранника концлагеря Штуттгоф Йохана Р. обвиняли в причастности к нескольким сотням убийств. Сейчас ему 95 лет, суд по его делу продолжался с октября по декабрь прошлого года, он выдержал пять заседаний, после чего попал в больницу.

Медицинский эксперт трижды обследовал мужчину и в итоге признал его недееспособным. Йохан Р. страдает от почечной недостаточности, серьезного заболевания сердца и, как следствие, от физических и когнитивных ограничений, заключил медицинский эксперт. По его мнению, болезнь не поддается лечению, так что подсудимый не в состоянии полноценно участвовать в процессе.

Из-за этого 3 апреля суд в Мюнстере прекратил дело против Йохана Р. Иск в суд против него подала прокуратура, соистцами выступили 17 бывших узников концлагеря Штуттгоф: никто из них нынешнего судебного решения не обжаловал. «Была надежда, что суд вынесет обвинительный приговор, этого не произошло, и это очень разочаровывает. Не то, что подсудимый так и не был признан виновным, — а то, что он так стар и болен, что процесс не может быть продолжен, — говорит «Новой газете» адвокат Онур Озата, который представлял в суде интересы двух бывших узников концлагеря, ныне живущих в Израиле. — Юстиция Германии не справилась: этот процесс состоялся слишком поздно, он должен был пройти еще 50–60 лет назад. Но мои доверители все равно приветствовали начало процесса: лучше поздно, чем никогда».

Йохан Р. стал охранником концлагеря Штуттгоф в Польше в июне 1942 года, тогда ему было 18 лет. Тем же летом в концлагере установили металлическую печь, в сентябре начали сжигать первые тела.

В начале 1943 года в концлагере построили еще две печи и возвели 18-метровую дымовую трубу. Каждая из печей была рассчитана на сжигание тел 10–11 человек в час. В начале 1944 года к крематорию пристроили газовую камеру. Концлагерь был со всех сторон окружен водой: к западу от него была река Висла, к востоку и югу — залив, сеть каналов и болота, к северу — Балтийское море. Жители окрестных сел были предупреждены о том, что в лагере содержатся «бандиты», они относились к арестантам враждебно.

Всего через концлагерь Штуттгоф прошли около 110 тысяч человек, из них около 65 тысяч погибли. Узников убивали газом «Циклон Б», уколами бензина и фенола в сердце, выстрелами в спину. Заключенные погибали от холода, голода, тяжелейшего физического труда, болезней.

Йохан Р. знал обо всех способах убийства в лагере, о большом числе жертв и о том, что все это было возможно именно благодаря пособничеству работников концлагеря, в том числе и охранников, заявлял в суде прокурор Андреас Брендель. Сам же подсудимый настаивал на том, что на военную службу он пошел принудительно, в концлагере убийств не видел, но замечал бедственное положение узников, о газовых камерах ничего не знал, запах из крематория ему не нравился. «Я не нацист», — подчеркивал Йохан Р. в суде. Однако глава музея Штуттгоф Петр Тарновски исключает возможность того, что охранник, работающий на сторожевых вышках, мог не знать, что происходит в концлагере.

Йохан Р. работал в концлагере до сентября 1944 года, а после был отправлен на фронт. Когда прокуратура в 2017 году сообщила ему, что против него открыто дело о причастности к убийствам в концлагере Штуттгоф, он был очень удивлен, рассказал «Новой газете» прокурор Брендель.

Дело Йохана Р. в прокуратуру передал Центр по расследованию преступлений национал-социалистов в Людвигсбурге. То, что он работал в концлагере Штуттгоф, вычислили, в частности, по ведомостям из прачечной. Ранее его не могли осудить, так как необходимо было доказать именно его вину в конкретных преступлениях. Но после процессов над охранником нескольких концлагерей Иваном Демьянюком и «бухгалтером» Освенцима Оскаром Гренингом, которые были осуждены за соучастие в убийствах, правоприменительная система Германии изменилась, и такая необходимость отпала. Теперь достаточно доказать, что человек выполнял определенную функцию в концлагере, где происходили систематические убийства.

«Преступления совершал не анонимный режим, а конкретные люди, — заявил «Новой газете» глава Центра по расследованию преступлений национал-социалистов Йенс Роммель. — Особенность этих преступлений в том, что их бюрократически и практически организовало государство, и многие люди принимали в этом участие. То есть у каждого была своя небольшая роль, но она была необходима для того, чтобы могло быть убито так много людей».

Ведомство Роммеля расследует преступления нацистов, ищет выживших предполагаемых преступников и передает данные в прокуратуру. Возраст фигурантов их дел — от 92 до 99 лет. Его организация работает так: сначала определяется, какие именно преступления совершались в концлагере, потом — кто именно там работал, далее — кто из них сейчас жив. На этом этапе выясняется, что около 95 процентов преступников уже умерли. По живым ведомство пытается выяснить подробности: сколько работали в лагере, что именно делали.

Каждый год ведомство Роммеля находило до 30 предполагаемых преступников, которые еще живы, в 2018 году таких было 10. Сейчас организация сдала еще несколько дел в прокуратуру, но прогнозы по ним, учитывая состояние здоровья фигурантов, делать никто не берется.

Ирина Чевтаева —
для «Новой»

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera