×
Интервью

«У дела нет перспектив»

Адвокат британской юрфирмы, специализирующейся на делах по России, — о расследовании отравления Скрипалей и возможных санкциях

Спецоперация в Солсбери. Reuters

Этот материал вышел в № 47 от 29 апреля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Екатерина Фоминакорреспондент

5
 

Через год после случившегося в Солсбери, официальное следствие по делу Скрипалей не дает никакой новой информации. От самого Сергея Скрипаля тоже нет новостей — представители российского посольства в Великобритании отправили ему запрос о встрече, но не получили ответа. Однако Британский посол Лори Бристоу в интервью «Интерфаксу» подтвердил, что Скрипаль и его дочь живы.

Адвокат Ник Вамос, партнер юридической фирмы Peters&Peters Solicitors LLP1 в Лондоне, бывший глава отдела по особо тяжким преступлениям и глава отдела экстрадиции Королевской прокурорской службы, рассказал «Новой» о перспективах дела и его последствиях для России, которые видны уже сейчас.

— На какой стадии сейчас находится расследование дела об отравлении Скрипалей? Кто подозреваемые?

— Официальными подозреваемыми названы двое мужчин, которые показаны на видео из Солсбери — Петров и Боширов (британская полиция отмечает, что это, скорее всего, не настоящие имена. — Ред.). Им было формально предъявлено обвинение в сговоре с целью убийства. Запрос об экстрадиции отправлять России бессмысленно2, но ордер на их арест выдан.

— Почему бессмысленно? Что должно случиться, чтобы Россия выдала их?

— У нас есть прецедент с Андреем Луговым. Британия запрашивала его экстрадицию, но Россия отвергла запрос. Причина была такая: он гражданин России, согласно Конституции он не может быть выдан иностранному государству до суда. Россия тогда добавила: если вы дадите нам доказательства, мы сами будем исследовать причастность Лугового или кого бы то ни было к преступлению. Если бы Россия все-таки сама решила судить Лугового, она бы устроила показательный суд — и его бы показательно оправдали. После этого его никто бы не смог преследовать во всем мире. Зачем просить Россию об экстрадиции этих двух мужчин, если наперед знаешь ответ? К тому же Британия подозревает, что за этим отравлением стоит российское государство.

Поэтому Британия не доверяет России расследование дела Скрипалей. И получается так: Россия не экстрадирует, Британия не выдает доказательства. Замкнутый круг.

Британия пошла иным путем: попросила Интерпол выдать red notice. Это значит, что за пределами России подозреваемые будут задержаны и отправлены в Британию. В теории они не могут теперь покинуть территорию России по официальным документам. Конечно, они могут рискнуть и снова поехать с фейковыми. Если Британия заподозрит об их выезде за границу, она сообщит об этом, и они будут экстрадированы из любой другой страны.

— Появилась информация о третьем человеке, причастном к отравлению Скрипалей, якобы Сергее Федотове. Он сейчас тоже находится под подозрением?

— Если полиция посчитает, что у них достаточно доказательств, он будет назван подозреваемым, как те двое. Но таких доказательств пока нет. Маловероятно, что он все еще находится в Британии.

— Почему отказ от сотрудничества с Россией рационален? Может, лучше было отдать документы России?

— Премьер-министр Тереза Мэй и полиция официально заявили, что за проведение операции по отравлению Скрипалей ответственны очень высокие чиновники из России, но Россия это отрицает. И обвиняет Британию в том, что они сами и отравили Скрипалей.

В такой ситуации дело будет развиваться, скорее всего, как в случае с Литвиненко.

Сейчас дело находится на стадии криминального расследования. Когда оно не даст никаких результатов, в дело вступает суд коронера. Когда Британия поняла, что Луговой никогда не окажется на ее территории, чтобы привлечь его к ответственности в судебном порядке, они передали дело коронерскому суду. Так и в деле Скрипалей нет перспектив, скорее всего.

Обязанность судьи в коронерском суде — исследовать причины смерти, когда есть сомнения, что она вызвана естественными причинами. Это очень давняя система, которая существует в этой стране сотни лет. Расследование коронерского суда отличается от криминального тем, что он не скажет, кого обвинять в случившемся. Они не могут решать, кто преступник. Их обязанность установить, кто умер и как.

Как было с делом Литвиненко? Когда коронерский суд открывает свое расследование (inquest), по закону они не могут получить сверхсекретную информацию, собранную спецслужбами MИ-5 и МИ-6. Тогда они открыли публичное расследование. Правила публичного расследования позволяют требовать раскрытия секретных документов. Но цель и того, и другого расследования одна — выяснить причину смерти.

Я предполагаю, что то же самое случится с делом Скрипалей. Сами они остались живы, но несколько месяцев спустя погибла женщина (Дон Стерджесс). То есть будут расследовать причину ее смерти, которая связана с отравлением тем же веществом, которым пытались отравить Скрипаля. Полиция уже высказала свою позицию: Стерджесс умерла от отравления «Новичком», но намерение было убить Скрипаля, она просто случайная жертва.

Публичное расследование будет связывать ее смерть с попыткой отравить Скрипаля.

По итогам публичного расследования будет выпущен доклад, в котором объяснится, почему у следователей есть основания полагать, что российские высшие должностные лица ответственны за это отравление. Я думаю, это будет очень похожий на дело Литвиненко отчет.

— Какие для России могут быть последствия такого расследования?

— Очевидно, что будут дипломатические последствия. Это вопрос к государствам, как далеко они зайдут. Помните, после отравления Скрипаля Англия попросила поддержки у других стран в наказании России в дипломатическом смысле? Последует новая волна санкций, дипломатические конфликты. Это не будут юридические процедуры, скорее, можно сказать, это будет возвращение к холодной войне. Но это всего лишь мои предположения.

Какой итог расследования будет удовлетворительным для британских властей?

— Возможно, всплывут доказательства того, кто отдал приказ на убийство, как операция была организована. Тогда дискуссия выйдет на политическую арену. И тогда международные последствия будут очевидны.

Возможно, расследование решит, что эти парни и правда всего лишь туристы, но это вряд ли. Но те обвинения, что выдвинули полиция и премьер-министр, не обязательно должны быть подтверждены расследованием.

Луговой отказался принимать участие в расследовании. Россия могла принять участие по доверенности и предоставить доказательства, которые могли бы изменить ход дела. Я думаю, в нашем случае может снова случиться то же самое.

Если наши подозреваемые все же покинут территорию России, что произойдет?

— Из любой другой страны их экстрадируют в Англию. Как только они попадут на ее территорию, их доставят в суд, где им предъявят обвинение. Начнется уголовное судопроизводство. Им надо будет найти адвокатов, будет долгий период приготовлений, скорее всего, их заключат под стражу. Разбирательство по существу начнется в течение шести месяцев после их попадания в Англию.

— Хорошо, это гипотетический сценарий, и вряд ли такое случится. Когда дело будет закрыто, если всего этого не произойдет?

— Активная фаза расследования может закончиться, но намерение преследовать в судебном порядке этих двоих подозреваемых или других, если они появятся, останется. Дело никогда не будет закрыто.

Даже если они покинут Россию через 50 лет, мы по-прежнему попробуем привлечь их к ответственности.

Как и Лугового?

— Абсолютно точно. Если он надумает покинуть Россию, у нас будет шанс немедленно это сделать.

Почему Скрипаль ни разу сам не дал комментариев?

— Британские власти не могут ограничить его свободу выражения, значит, он предпочитает сам этого не делать.

У нас очень мало официальной информации о ведущемся расследовании. Британский посол Бристоу заявил, что его результаты пока не могут быть опубликованы, чтобы не повлиять на суд. Что он имеет в виду?

— У нас в Британии есть правило: в преддверии какого-то разбирательства надо постараться, чтобы в СМИ попало как можно меньше информации о деле. Если журналисты еще до суда будут выступать с предположениями, кто виновен, это породит предубеждение.

В отличие от российских властей, которые в некоторых громких делах, как известно, объявили обвиняемого виновным еще до суда, наши политики осторожны в этом смысле, они не комментируют такие громкие дела, говоря: это решение суда, а не наше.

Во-вторых, если мы скажем слишком много о том, какие доказательства у нас есть, это даст возможность российским властям критиковать следствие. Это подорвет доверие к будущему процессу.

— Что, если расследование подтвердит, что женщина погибла от «Новичка»? Не в рамках дела Скрипалей, у ее родственников есть какие-то способы добиться справедливости и получить компенсацию?

— Один из путей достичь этого — открыть гражданское дело в суде против Российской Федерации. Семья может потребовать возмещения ущерба. Это случается во многих странах, например, когда жертвы терактов требуют от государства, которое они считают ответственным за случившееся, возместить ущерб.

А можно подать иск в ЕСПЧ? Нарушено право на жизнь.

— Я абсолютно согласен с вами. Суд может решить, что Россия потенциально ответственна за случившееся. Но опять же — даже положительное решение не даст никаких шансов на то, что люди, совершившие это, ответят перед судом и понесут наказание.

— Но это какая-то попытка установить справедливость.

— Да, возможно, Европейский суд даже обяжет Россию выплатить компенсацию. Но это будет очень не скоро. Важнее последствия для России уже сейчас — в других судах.

Несмотря на то, что расследование только ведется и никакого решения нет, многие судьи уже ссылаются на этот кейс. И это не на руку России. Например, в делах об экстрадиции в британских судах.

Вот Россия запрашивает экстрадицию россиян, находящихся на территории Англии. Судьи отвечают: «Мы не можем доверять России в том, что она обеспечит справедливое судопроизводство и сдержит обещания об условиях содержания».

Отсутствие доверия — вот результат преступления против Скрипаля. Это усложнило России кооперацию с другими странами.

Если Российская Федерация и ее высшие чиновники действительно стояли за произошедшим, они подставили себя. Как им теперь могут доверять другие страны?

В британских судах уже есть конкретные случаи отказа от сотрудничества с Россией?

— Один случай в Шотландии, у них отдельная юридическая система. Россия попросила экстрадировать Александра Шаповалова (бывший генеральный директор Научного центра прикладной химии в Санкт-Петербурге, осужденный за мошенничество). В апреле апелляционный суд Британии согласился с шотландским судьей, что обещаниям России доверять нельзя3.

Другой случай, которым занимаемся мы с коллегой. Высокий суд Лондона отказался экстрадировать бизнесмена из Пензы Алексея Шматко в Россию. В основаниях говорится о серьезных ухудшениях в отношениях между Великобританией и Российской Федерацией после случая отравления в Солсбери4.

Это лучшее, что мы можем сделать. Если прямые последствия невозможны, это будут косвенные последствия для страны.


1Peters&Peters — одна из ведущих юридических фирм Великобритании, специализирующаяся в частности на делах, связанных с Россией.
2В августе 2018 года The Guardian опубликовала со ссылкой на свои источники информацию о том, что британская прокуратура готовит запрос на экстрадицию двоих подозреваемых. Британский МИД назвал эти сообщения «спекуляцией».
3https://www.bailii.org/scot/cases/ScotSC/2018/%5b2018%5d_SC_35.html
4https://www.bailii.org/ew/cases/EWHC/Admin/2018/3534.html

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera