Репортажи

«Мы вам строим Диснейленд!»

Собираясь устроить в лесу свалку, власти зря думали, что с людьми можно разговаривать «языком ОМОНа»

Фото: Светлана Виданова, для «Новой газеты»

Этот материал вышел в № 50 от 13 мая 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Артем Распоповкорреспондент

2
 

На юго-востоке Московской области неподалеку от станции Куровская с начала весны продолжаются протесты местных жителей из-за планируемого строительства «комплекса по переработке отходов». Протестующие уверены: КПО на деле окажется гигантской свалкой, ради которой вырубят 36,5 гектара леса. Власти же говорят о появлении новых рабочих мест и обещают, что не разрешат строительство КПО, пока не будут проведены все экспертизы.

Между тем жители почти 30 деревень, расположенных ближе всего к месту предполагаемого строительства КПО, пишут обращения к президенту, снимают видео об уникальной природе родных мест и встают живым щитом перед многотонной техникой, которая начала проводить в лесу изыскательские работы.

Корреспондент «Новой» встретился с защитниками леса и узнал, как из леса вышел протест.

Алексей Федорович Маругин. Фото: Светлана Виданова, для «Новой газеты»

Этой зимой егерь из подмосковного поселка Ильинский Погост (с населением чуть больше полутора тысяч человек) Алексей Федорович Маругин потратил на кормежку пятнадцати лосей 2,5 тонны пшеницы, 600 килограммов соли и 2 тонны яблок. На три ближайших района лосей больше нет, поэтому Алексей Федорович своими очень гордится.

Егерь подкармливал лосей не один — он сумел заинтересовать этим важным делом ильинских школьников. Дети ездили к лесным кормушкам с Маругиным на его «Буране». Во время каждой из таких вылазок Алексей Федорович рассказывал школьникам про реки, которые берут истоки в родном лесу (таких сразу четыре — впадающая в Москву-реку Нерская с притоками Гуслица и Сушенка и река Жидовка — приток Навли), про животных и птиц, которые в нем обитают или останавливаются на отдых (всех не перечесть — краснокнижные выдры, краснокнижные черные дятлы, бобры, ондатры, глухари, серые журавли, аисты, лисы, зайцы, косули), про грибы и ягоды, которые летом в родной лес приезжает собирать пол-Москвы. И все ведь набирают полные корзинки!

Соль для лосей. Кормить лосей Алексею Федоровичу помогают школьники. Фото: Светлана Виданова, для «Новой газеты»

Ни Алексей Федорович, ни его юннаты, ни вообще кто-либо из жителей Ильинского погоста и соседних деревень тогда не знали, что в администрации Ликино-Дулевского городского округа уже решили:

в центре почти столетнего леса построить огромный комплекс по переработке отходов в 36,5 гектара и мусоросжигательный завод.

— Я всю ночь не сплю, вот не поверишь: у меня голова уже вот такая, — Алексей Федорович трясет над головой руками с большими кривыми пальцами. — Мне жена говорит: «Выпей маленько». Я вчера выпил и до часу ночи завис — одна помойка в голове, одна помойка. Почему же тихой сапой они все сделали? Мы же живем в России! — искренне недоумевает он.

«Где они тут поля увидели? Болото и лес», — показывает место под КПО егерь Алексей Федорович. Фото: Светлана Виданова, для «Новой газеты»

Мы сидим с егерем во дворе у Ольги Басацкой и ее мужа Владимира в Ильинском Погосте. Ольга, Владимир и Алексей Федорович — члены инициативной группы по борьбе, как говорят они сами, «с рейдерским захватом леса». Борьба за свой лес со своим государством сплотила жителей почти трех десятков деревень, поэтому такие собрания с обсуждением, как говорят деревенские, «общей беды» теперь не редкость. Большинство из новоявленных экоактивистов живут в этих краях десятилетиями. Работают, растят детей, разбивают сады и ухаживают за огородами. Так и мои собеседники — они сейчас сидят втроем напротив меня на садовых качелях. Одеты по-простому. На Ольге — короткостриженой женщине средних лет с ярким маникюром и балаяжем — пыльные туфли, оранжевые штаны и черная кофта. На Владимире — мужчине с золотой цепью на широкой шее — легкая майка, шорты и сандалии. Алексей Федорович выглядит как настоящий егерь, не перепутаешь — синяя футболка, заправленная в камуфляжные штаны, фуражка, очки.

Все курят недорогие сигареты, прикрываются руками от яркого солнца.

«Общая беда» в эти края пришла в начале марта, когда местные жители узнали о публичных слушаниях по утверждению нового генерального плана Ликино-Дулевского городского округа.

На самом деле публичные слушания шли с 12 февраля (на сайте Ликино-Дулевского городского округа я нашел февральское постановление главы округа о проведении публичных слушаний в 143 населенных пунктах), но народ о них, по словам местных жителей, не знал.

Новый генплан, обсуждение которого прошло втайне от жителей близлежащих деревень. Бордовая область в середине зеленого массива — мусорный полигон в 52 футбольных поля. Кадр: МБХ Медиа

— Нас лично никто не уведомлял, никаких объявлений не было, — рассказывает мне Ольга Басацкая, покачиваясь на качелях. — Мы узнали о них случайно: моя соседка, пенсионерка Волкова Галина Ивановна, гуляла 4 марта по поселку, увидела возле ДК много машин и зашла. И рассказала нам. Мы поехали разбираться и увидели, что утверждается генеральный план поселения. На плане в центре леса — бордовое пятно и еще квадратик такой с трубами.

«Что это такое?» — спрашиваем. Сказали: Диснейленд будет. Так и сказали: Диснейленд! Просто посчитали они, что деревня — отжившая история. Что нет тут никого. А тут есть люди. Много людей.

Алексей Федорович, как и соседка Басацкой, тоже попал на те слушания — «узнал вообще через третьи руки и пришел»:

— Слушания были по телефону, — рассказывает егерь, крепко выругавшись. — Обзванивали они только тех, кто им нужен был. А мне сказали: «Рот свой откроешь — останешься без работы». А где мне работать? И где жить? А у меня внуки есть.

«Они» — это представители местной власти. И в первую очередь Буянов Андрей Юрьевич — и.о. главы Ликино-Дулевского городского округа. «В лице таких вот буяновых вся вертикаль власти дискредитируется», — говорит мне Ольга.

Врио главы Ликино-Дулевского городского округа Андрей Буянов приехал на место дежурства жителей у въезда в лес. Кадр группа «Мусор стоп» / «Вконтакте»

Согласно заключению по результатам публичных слушаний, опубликованному на сайте Ликино-Дулевского городского округа, эти слушания посетило больше шести тысяч человек. Из них, согласно этому документу, 14 выступили с требованиями к администрации о запрете строительства КПО.

Рядом с текстами этих требований стоят циничные подписи: «Учесть».

Диснейленд в лесу строить, конечно, не начали — бордовое пятно на генплане оказалось КПО размером в 52 футбольных поля, а квадратик на этом пятне — будущим мусоросжигательным заводом. 36,5 гектара леса, судя по всему, должны просто вырубить. Это большая площадь — местные уверены, что мусор будут возить из Москвы: «Москву очистим, а Подмосковье пусть задыхается?» — спрашивает у меня Ольга.

Генплан отказались согласовывать чиновники Минприроды и Рослесхоза — там, например, просили ликино-дулевские власти представить документы о том, что спорные земли не относятся к землям лесного фонда и что на этих землях нет ООПТ. Также чиновники Рослесхоза потребовали у властей правоустанавливающие документы на эту землю. Мне удалось выяснить, что выделенная под КПО земля в лесу не относится к Гослесфонду — по бумагам это настоящий остров почти в 36,5 гектара посреди гослесфондовской земли. Так получилось из-за того, что эту землю в 90-е поделили на паи и раздали членам совхоза — среди леса есть луга, которые совхозники в советское время использовали в личных целях. Часть совхозников со временем свои паи продала за бесценок, часть забросила их — в общем, земля в лесу стала им не нужна. Все это привело к тому, что со временем эта территория была определена в разряд земель неразграниченной государственной собственности. Это такие территории, которые не находятся в собственности граждан, юридических лиц или муниципальных образований и, согласно Земельному кодексу, местные власти могут распоряжаться такой землей без правоустанавливающих документов. Хотя 36,5 гектара на генплане в соответствии со Схемой территориального планирования Московской области названы «транзитной территорией». (Это такие природные территории со специальным режимом природопользования, по которым, например, мигрируют животные к местам зимовки и размножения.)

Словом, несмотря на выводы Минприроды и Рослехоза по генплану, в конце марта в лес пришли бульдозеры и начали расчищать дорогу к будущей стройке. И министерства оказались бессильны, да и, наверное, не очень хотели встревать.

«Следы техники «Хартии», а все на нас валят, что мы это руками выкапываем», — говорит Алексей Федорович.

Между тем еще 4 сентября 2018 года (то есть еще до всех публичных слушаний и согласований) администрация Ликино-Дулевского городского округа выдала разрешение на «проведение инженерных изысканий» и «осуществление геологического изучения недр» ООО «Хартия». Эта компания, принадлежащая на 60% сыну генерального прокурора России Юрию Чайке, должна заняться строительством КПО в лесу. А пока «Хартия» проводит «геологические изыскания», которые сама и заказывает.

К тому моменту как в лес потянулись бульдозеры, жители ближайших к планируемому КПО деревень (садовое товарищество «Федоровка», например, будет находиться от КПО всего в 700 метрах, вот только на генплане «Федоровки» не было) успели сплотиться настолько, что организовали в лесу пост охраны. В лес можно войти только в одном месте, потому что местность там заболочена, поэтому миновать охрану нельзя. Также жители составили график дежурств и организовали экопатруль. Кто-то из активистов приезжает дежурить после работы, некоторые даже ночуют в лесу — всего сторожат лес несколько десятков человек. Раньше им удавалось сдерживать захватчиков: люди выстраивались живым щитом плечом к плечу и не пускали технику.

Но в конце апреля «началось самое страшное — власть начала разговаривать с народом посредством силовиков».

Вместо встречи чиновников и представителей «Хартии» жителям прислали полицейских в касках и с дубинками, прямо в лес. Фото: группа «Мусор стоп» / «Вконтакте» 

— 23 числа с представителями «Хартии» мы созвонились. Попросили круглый стол. Они согласились с нами встретиться. Ну мы попросили главу администрации Ликино-Дулевского округа, что давайте встретимся — инициативная группа, «Хартия», администрация, — эмоционально рассказывает Ольга Басацкая, прикуривая сигарету. — А на следующий день приехал ОМОН и начал нас прессовать. Прессовали так, что бабушки по поселку с фингалами ходят. Людей душили. 26 числа тоже подъехали три автобуса с омоновцами. И полиция из Долгопрудного — такие мордовороты под два метра.

уточнение
 

В Росгвардии опровергли участие ОМОНа в описываемых эпизодах. «Наши подразделения не выезжали в Ликино-Дулевский район ни 24, ни 26 апреля», — заявили «Новой» в ведомстве. Нашивки на форме силовиков (и тех, что в фуражках, и тех, что беретах, и тех, что касках) однозначно указывают на их принадлежность именно к МВД, а не к Росгвардии.

— Нас взяли в кольцо и давили нас, — подключается Алексей Федорович. — Они выхватывали людей из толпы. Как эсэсовцы. Бабушки плакали! Дети плакали!

В паблике, который активисты ведут в «ВКонтакте», я нашел видео тех столкновений. На видеозаписи порядка 20 силовиков теснят защитников леса куда-то в сторону проезжей части. Пару раз силовики явно перебарщивают и толкают людей руками. Со всех сторон доносится женский плач, одна бабушка кричит: «Остановитесь, умоляю». Одна активистка, держа девочку-подростка за плечи, кричит, что у нее «ребенок весь в синяках» и показывает силовикам руки девочки.

Десятки полицейских в касках приехали в лес. Столкновение с деревенскими жителями

— 26 апреля — это они притащили бурилку, — продолжает Ольга. — В четыре утра по-быстрому затащили — и сразу два кордона омоновцев выстроили. Брали они почву на предмет залегания воды. Вода там вообще наверху. То есть они делали буры — опускали на шесть метров, и вода прям шла. Там реально болото! Там целая система рек — и в наши колодцы вода оттуда идет. И если они систему нарушат, то мы останемся без воды — ее просто отравят.

В тот же день у Ольги, по ее словам, состоялся разговор с сотрудниками Центра «Э», которые приехали вместе с другими силовиками и бурильщиками. Ольга рассказывает об этом разговоре кратко:

«Я сказала, что террористы-то не мы. Террористы — это те, кто нас хочет загубить. Нашу воду, наш источник единственный, нашу природу».

Следы бурения. Фото: Светлана Виданова, для «Новой газеты»

Активисты ведут борьбу не только в лесу — с начала марта они написали несколько обращений (в том числе и.о. главы округа Буянову, губернатору Воробьеву, президенту Путину) и отовсюду получили либо отписки, либо вообще ничего. Воробьеву пробовали даже писать в инстаграм — комментировали фотографии, просили приехать. Воробьев не приехал. А видеообращение к президенту недавно записал даже ветеран Великой Отечественной войны Романов Борис Родионович — просил не строить КПО «в своем крае». По словам Ольги, активисты неоднократно предлагали местным властям, во-первых, «сесть за круглый стол и поискать другое место для свалки — не на болотах», во-вторых, ввести раздельный сбор мусора. Результата не было.

Обращение ветерана войны Бориса Родионовича Романова — к президенту Путину

По причине продолжительных выходных мне не удалось связаться с представителями администрации городского округа Ликино-Дулево. Однако ранее заместитель главы администрации городского округа Александр Ефремов успел дать небольшой комментарий по поводу строительства КПО журналисту Znak.com. В частности, Ефремов рассказывал, что «говорить с полной уверенностью…что «Хартия» что-то построит, нельзя». Разрешение на строительство «Хартии» еще не выдали, а чтобы это произошло, по словам чиновника, «необходимо произвести изыскания, в том числе геологические, чтобы определить назначение земель». Ефремов признал, что «Хартии» может быть на руку, если результаты экспертизы будут в пользу строительства КПО, но заявил, что «жители и сами могут заказать экспертизу, если они этого хотят». Чиновник к тому же выразил уверенность в том, что «если какие-то опасения активистов будут оправданны, то «Хартия» и сама ничего не будет строить».

Этой зимой Алексей Федорович Маругин потратил на кормежку пятнадцати лосей 2,5 тонны пшеницы, 600 килограммов соли и 2 тонны яблок. Этой весной лоси пришли в лес близ Ильинского погоста на отел — это значит, что лосей теперь будет не пятнадцать, а больше. Куда же они пойдут на отел следующей весной?

Лес. Здесь был лось. Фото жителя городского округа Ликино-Дулево / «Вконтакте»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera