Колумнисты

Ведущий хам

Закон отрицательной селекции в телеэфире страны

Этот материал вышел в № 55 от 24 мая 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ирина ПетровскаяОбозреватель «Новой»

55
 
Петр Саруханов / «Новая»

Ясный теплый майский день. Первоклассник Лука только что вернулся из школы, пообедал и играет на полу со своими машинками. В квартире, как обычно, фоном работает телевизор. Государственный канал «Россия 1». Дневное ток-шоу «Кто против?». Участники орут как перед большой бедой, но в принципе ничто не предвещает чего-то особо паскудного, способного нанести ущерб хрупкой детской психике. Да и закон запрещает в то время, когда у телевизора собираются в основном домохозяйки, пенсионеры и младшие школьники, передавать шокирующую информацию или использовать нецензурную брань или просто грубую лексику.

Но тут семилетнее дитя поднимает голову от своих машинок и, лукаво сощурясь, спрашивает: «Слышала?» Я слышала, конечно, но лицемерно интересуюсь: «Что именно?» «Слышала, как они сказали слово, за которое ты меня ругала и еще допытывалась, откуда я его знаю? Вот отсюда. Из телевизора», — торжествующим тоном заявляет ребенок и вновь углубляется в игру.

А мальчик-то прав. Именно в телевизоре два взрослых дядьки, два ведущих общественно-политического ток-шоу, элита, с позволения сказать, общества, дали волю своим грязным языкам — под одобрительные аплодисменты сидящей в студии массовки.

Оба — многодетные отцы. Оба — православные христиане, крайне озабоченные низким уровнем морали в отдельных сегментах общества, называющие особо аморальных сограждан уродами и бесами.

Сладкая парочка. Владимир Соловьев и Сергей Михеев.

Михеев долгое время ходил к Соловьеву в качестве гостя-эксперта. Ничем особенным не прославился, кроме упертости в отстаивании своих сугубо патриотических взглядов, нетерпимости к «врагам» Отечества и способности перекрикивать оппонентов. Этот добрый молодец ни разу не подвел ведущего и даже несколько раз порывался самолично набить морду «клеветникам России». Чем и заслужил персональное ток-шоу, которое появилось в эфире канала «Россия» в начале года и называлось «авторской программой Сергея Михеева».

А для поддержки и обучения к Михееву на первых порах был приставлен «дядька»-наставник Владимир Соловьев. «Первая пора» затянулась на несколько месяцев, поскольку выяснилось, что случай тяжелый, клиент трудно поддается обучению и слабо понимает разницу между модератором дискуссии и ее участником. Большую часть программы он стоит столбом, читая характерным сиплым голосом, начисто лишенным каких-либо модуляций, подводки с монитора. На общем плане они смотрятся комично, напоминая популярных когда-то юмористов Тарапуньку и Штепселя.

Толстенький низенький Соловьев в черных клешах стоит, широко расставив ноги, подобно матросу на палубе во время качки. Длинный Михеев, напротив, неуверенно переминается с ноги на ногу, подобострастно глядя на Учителя, который прямо в эфире проводит для новичка мастер-класс.

И вот на этой неделе настал его звездный час. Речь в программе, как водится, шла об Украине. У них, собственно, ни о чем другом речи и не бывает. В интернете даже появилась шутка: «Если ведущему российского ТВ отрубить голову, то он еще три минуты будет говорить про Украину».

Украинские гости, фактически работающие в этих шоу мальчиками для битья, как правило, стоически сносят оскорбления ведущих и в адрес их родной страны, и персонально в свой адрес. Их периодически гонят в дверь, они снова и снова входят в окно других аналогичных программ — благо их в российском эфире тьма-тьмущая.

А тут упомянули Голодомор. И один из украинских экспертов осмелился бросить реплику: «Голодомора не было, что ль?» Это вывело Михеева из себя, и он наконец-то впервые за месяцы простоя, явил себя не мальчиком, но мужем. Сорвавшись с места, он завопил в лицо возмутителю спокойствия:

«Иди в ж… Ясно, нет? Свободен! Все! Понял? Я говорю: свободен! Мне это надоело. Стоит, чего-то бубнит. Украинский философ, на… Там вон иди, в сортире расскажи кому-нибудь, в унитаз покричи. Ясно, нет? Все!»

Под одобрительными взглядами наставника он вернулся на свое место и, переведя дыхание, продолжил: «Вот я считаю, что так можно! Потому что или участвующие уважают хоть немножко друг друга, или, если ты такой умный, пусть там где-нибудь читает лекции по украинской философии. Открывают в унитазе бачок — и читают».

Владимир Соловьев, довольно ухмыльнувшись, не мог не отреагировать на близкую ему тему, вспомнив скабрезный анекдот про Кая, Герду и Снежную Королеву. «Герда говорит: «Кай, скорее побежали домой!» А он ей: «Не могу. Снежная Королева дала мне четыре ледяных буквы «Ж», «О», «П» и «А» и велела сложить из них слово «Счастье». Народ в студии вновь одобрительно заржал и захлопал в ладоши.

Именно этот эпизод, к несчастью, достиг ушей моего первоклассника, поставив меня в трудное положение: как объяснить ребенку, что слово, которое лихо произносили дяденьки в телевизоре, нежелательно для публичного употребления в школе, дома или на детской площадке?

Да плевать хотели эти благонравные граждане и многодетные отцы на чувства зрителей, желающих оградить своих детей от непотребства хотя бы в эфире федерального ТВ.

Тем более что часть тела, названная Михеевым с обезоруживающей прямотой, служит постоянным источником вдохновения и остроумия для его многомудрого куратора. Так, обсуждая в той же программе инаугурацию Владимира Зеленского и упавшее на пол президентское удостоверение, Соловьев глумливо посокрушался, что тому не пришло в голову на упавшем удостоверении посидеть. Плохая, мол, примета. После чего воззвал к гостям программы: «Мои милые украинские друзья! Объясните мне, почему у вас все через пятую точку?» «Украинские друзья» добрую шутку ведущего «съели», не подавившись. Как прежде те же «украинские друзья» проглотили другой перл «кремлевского Соловья»: «Задницы украинцев намазаны салом, отчего крайне изворотливы».

Пророчество Мережковского о грядущем Хаме не только оправдалось, но и дополнилось пришествием ведущего Хама. Сработал жестокий закон отрицательной селекции. Лучших ведущих перестроечной поры, ярких и талантливых, вытеснили из эфира. Их место заняли средние или худшие: злобные, закомплексованные, беспринципные, готовые на все ради карьеры, денег и славы. Славы, впрочем, сомнительной, о чем они и догадываются, объявляя самих себя, любимых, лучшими и авторитетнейшими журналистами России.

Тех, лучших, Сорокину, Парфенова, Молчанова, Листьева, зрители помнят и любят до сих пор. А этих убери из эфира — никто вслед доброго слова не скажет. Или, что еще хуже, плюнет в лицо, как это случилось с ведущим Первого канала Шейниным в зарубежной поездке. Утерся и пошел дальше. Как говорится, чует кошка.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera