×
Комментарии

Киберпограничники из Гуанчжоу

Китайские власти массово проверяют смартфоны россиян на границе. Что это значит и возможен ли цифровой досмотр в России?

Этот материал вышел в № 58 от 31 мая 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анастасия Торопкорреспондент

2
 
Фото: Reuters

Генконсульство России в Гуанчжоу предупредило, что у въезжающих в Китай россиян могут проверять переписки, фотографии, видео, электронные документы и проводить индивидуальные собеседования, чтобы убедиться, что категории их виз соответствуют целям въезда. Это связано с тем, что многие жители постсоветских республик едут в Китай на заработки без оформления рабочей визы.

Как отметили в консульстве, «в случае обнаружения компрометирующей, по мнению китайской стороны, информации» россиянина проводят в «специальное помещение», куда к нему не будут пускать ни сотрудников консульства, ни представителей авиакомпании. Задержание производится до момента его возвращения ближайшим рейсом в страну прибытия.

По словам китаиста Леонида Ковачича, официально генконсульство в Гуанчжоу объявило об этом впервые, однако случаи, когда при пересечении границы сотрудники органов безопасности просили предъявить телефоны и пароли к ним, были и раньше.

Формально проверять телефоны имеют право только сотрудники служб миграционного контроля, но на практике это могут делать также сотрудники полиции и спецслужб.

Эта мера укладывается в общую логику проводимой в Китае внутренней политики тотального контроля за населением, считает Ковачич. Так, например, в СУАР (Синьцзян-Уйгурском автономном районе) уже давно распространена практика, когда улицы городов патрулируют полицейские со специальными приборами — анализаторами мобильного контента.

За жителями нестабильной с точки зрения властей Китая автономии Синьцзян-Уйгурского района давно следят с помощью самых современных технологий. Фото: Reuters

«Любого прохожего могут остановить на улице и потребовать предъявить мобильный телефон. Анализатор контента подключается к телефону и сканирует ваше устройство по определенным ключевым словам или картинкам и видеоконтенту. Сканирование на запрещенный контент проходит в автоматическом режиме с помощью специального устройства, и в случае выявления запрещенного контента полиция может человека задержать для проведения дальнейших мероприятий, вплоть до заключения под стражу или отправления в так называемые «лагеря перевоспитания», — рассказывает эксперт.

Возможность досмотра электронных приборов есть и в США — были случаи, когда людей не пускали на территорию страны в случае отказа предоставить устройство для изучения сотрудниками таможни и пограничной службы, вспоминает юрист проекта «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян. В частности, подобную проверку мобильных устройств и компьютера проходила финансовый директор Huawei Мэн Ваньчжоу несколько лет назад при въезде в США. Теперь она арестована канадскими властями по запросу американской стороны. «Можно предположить, что власти КНР вводят симметричные процедуры, и они могут быть осуществлены в отношении любых граждан, в том числе и граждан США», — говорит Ковачич.

В России, говорит Дарбинян, у пограничников нет оснований требовать разблокировать телефон и показывать его внутреннее содержимое.

При прохождении таможенного контроля вас могут попросить показать телефон, но это делается, чтобы установить, что этот предмет — именно телефон, а не муляж с заложенной бомбой, отмечает юрист «Открытой России» Эльза Нисанбекова. «В этом случае мы можем продемонстрировать экран, чтобы доказать, что это телефон. Но без решения суда требовать разблокировки устройства и нарушать тайну личной переписки никто не может», — говорит Нисанбекова.

Обязанность разблокировать устройство может возложить суд, но если вы отказываетесь это сделать или, например, говорите, что забыли пароль, никаких инструментов воздействия нет, поясняет Дарбинян. Кроме того, правоохранительные органы ничего не могут сделать с зашифрованными устройствами: в России, в отличие от США, нет средств для разблочивания смартфонов.

«Обычно в рамках уголовных дел сотрудники правоохранительных органов достаточно легко получают доступ к устройствам, которые открываются с использованием биометрии — отпечатка пальца или овала лица. Поэтому самый безопасный способ хранения данных в телефоне — старый добрый цифровой пароль», — говорит юрист.

Таможенники имеют право изымать телефоны, если считают, что они были ввезены как контрафактная продукция, добавляет юрист по таможенным делам Cергей Мрачковских. «Но это работает только при ввозе двух и более устройств одним человеком, так как по правилам Таможенного союза гражданин для личного пользования может провести не более двух телефонов. Если таможенники пытаются изъять у вас одно личное устройство, то нужно сразу писать жалобу или обращаться в суд, так как это незаконно».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera