Расследования

«О действиях родины говорить не имею права»

Что делали российские зенитчики вблизи украинской границы в день крушения малайзийского боинга?

Фото: Валерий Шарифуллин/TASS

Этот материал вышел в № 61 от 7 июня 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

251
 

В распоряжении «Новой газеты» оказались документы, не имеющие грифа «секретно», об обеспечении безопасности на дорогах общего пользования при передвижении российских войск в июне 2014 года. А также выписки из приказов о постановке военнослужащих ПВО на довольствие и выделении им сухих пайков.

Из бумаг следует, что более чем 170 военнослужащих подразделений ПВО РФ находились вблизи границы в Ростовской области в день, когда из установки ЗРК «Бук» был атакован рейс МН17. А 15 июля, за два дня до трагедии боинга, они получили сухие пайки на 5 суток. Чтобы оценить достоверность приведенных в документах сведений, «Новая» обращается к Минобороны РФ за разъяснениями (ищите вопросы в тексте).

Напомним, трагедия произошла 17 июля 2014 года в небе над Донбассом, в 35 километрах от границы с РФ. Она унесла жизни 298 пассажиров, в том числе 80 детей. Гражданский лайнер следовал рейсом Амстердам — Куала-Лумпур и, пролетая над Донецкой областью на высоте 10 тысяч метров, был сбит ракетой «земля-воздух» из установки «Бук».

Согласно выводам международной следственной группы (JIT), занимающейся расследованием трагедии, боинг был атакован из комплекса Бук, имевшегося в распоряжении пророссийских сепаратистов. Сама установка попала им в руки, по заключению следователей, с территории России и имела принадлежность к 53-й бригаде ПВО (войсковая часть 32406), расквартированной под Курском. Эксперты JIT изучили свидетельские показания и кадры любительской съемки за 23–25 июня 2014 года, а именно фото и видео передвижения колонн российской военной техники по дорогам общего пользования вблизи западных границ. На тех кадрах запечатлена и установка «Бук» с частично читаемым бортовым номером 332.

Установленные JIT уникальные внешние характеристики курского «Бука 332» — маркировка, следы от стертого бортового номера, белые пятна, колесо без спиц

В JIT установили, что «Бук» со следами не до конца стертого бортового номера — 332 — в составе колонны военной техники прибыл из Курской области в Ростовскую область 25 июня 2014 года (начало движения — 23-го). В тот день колонну зафиксировали в Миллерово, в 30 км от Украины. Впоследствии «Бук» со следами не до конца стертого номера 332 обнаружится через три недели уже в Донецкой области. Там он еще не раз попадет в любительские объективы. Что не удивительно: появление военной техники на дорогах в России и Украине в 2014 году — еще не будничное событие.

На записях, сделанных в Донбассе, видно, что «Бук» передвигается на белом тягаче «Вольво» в сопровождении нескольких гражданских машин.

Инфографика: Анна Жаворонкова/«Новая газета»

Изучив многочисленные фото и видео, следователи JIT установили несколько уникальных внешних характеристик курского «Бука 332», которым соответствовал и комплекс с затертым номером, запечатленный в Донбассе. Например, расположение и пропорции маркировок и пятен краски на корпусе, а также отсутствие спиц на одном из колес ЗРК. Российские власти, и в первую очередь Минобороны, назвали тот доклад JIT бездоказательным, а видео- и фотоматериалы — сфальсифицированными.

Однако выводы JIT о маршруте передвижении курского «Бука 332», как мы видим, могут подтвердиться документами самих военных, которые оказались в распоряжении «Новой газеты». В частности, из телефонограммы дежурного по 11-й региональной военной автомобильной инспекции (ВАИ) капитана Беляева от 22 июня 2014 года можно узнать о приказе начальникам территориальных ВАИ организовать 23 июня сопровождение военной техники по дорогам общего пользования. Приказ направляется, в частности, руководству 56-й курской и 47-й воронежской ВАИ, что снова подтверждает установленный маршрут движения.

Из бумаги следует, что перевозка техники курской бригады ПВО будет осуществляться силами 69-й бригады материально-технического обеспечения (в/ч 11385). (Надо отметить, что телефонограмма Беляева подтверждает версию авторов портала Bellingcat об участии личного состава и грузовиков 69-й бригады в перемещении техники из Курска, высказанную ими еще в 2017 году.)

В другой бумаге, подписанной на этот раз подполковником из 69-й бригады Аладьиным, приводится список нескольких грузовиков с водителями, которые прибудут в Курск из Белгорода, чтобы отправиться далее. В частности, там фигурирует КамАЗ с «черным» госномером 4267 АН и его водитель — рядовой Бутиков А.Н.. Позже именно этот КамАЗ попадет в объективы любительской съемки при перевозке «Бука 332» в Миллерово.

Также Аладьин указывает, что начальником колонны КамАзов назначен старший лейтенант Искандеров. Приводятся имена еще двух офицеров «для справок и согласований» — подполковника Виталия Рыжова и майора Алексея Егорова.

Итак, с 23 по 25 июня колонна военной техники следует из Курска на военную базу Миллерово вблизи украинской границы. Это подтверждают кадры любительской съемки и документы самих военных. Дальнейшие события можно реконструировать по документам о питании личного состава. В частности, котловом довольствии — трехразовом горячем питании, предусмотренном как в полевых, так и в стационарных условиях.

Как следует из приказа за подписью врио командира части 32406 подполковника Демидова и врио начальника штаба майора Горлатых, курские военные прибыли в Миллерово 15 июля 2014 года. В бумаге приведен поименный список из более чем 170 человек; первым среди них значится командир части полковник Мучкаев.

«Нижепоименованных… полагать убывшими в командировку в Миллерово для несения боевого дежурства с 15 июля 2014 года. Зачислить на котловое довольствие с 15 июля и выдать сухой паек на 5 суток. Снять с котлового довольствия с 15 июля».

В качестве основания приводится телеграмма начальника войск ПВО РФ от 13.07.2014.

Еще раз подчеркнем любопытные детали: из документов следует, что зенитчики прибыли в Миллерово почти на три недели позже, чем их техника; они были зачислены на котловое довольствие, тут же с него сняты, но при этом получили сухпайки на 5 суток (выдается в случае, когда приготовление пищи невозможно). Судя по этим деталям, зенитчики явно не собирались долго задерживаться с «боевым дежурством» в 30 км от границы и вместе с сухпайками будто отправились из Миллерово в другое место. Так ли это? И как объяснить, что вскоре одна из машин курской бригады ПВО оказалась замеченной по другую сторону границы?

Напомним, что в телефонном разговоре между российским генералом Олегом Иванниковым и полевым командиром «ЛНР» Олегом Бугровым, состоявшемся 14 июля 2014-го, последний жалуется на украинскую военную авиацию, которая «отрабатывает позиции» сепаратистов. В ответ Иванников сообщает, что потерпеть «еще пару дней осталось»: «У нас уже есть «Бук». На… будем сбивать».

По сведениям «Новой», эти и другие телефонные переговоры, имеющиеся в распоряжении JIT, могут лечь в основу обвинений уже конкретным российским военачальникам.

Факт прибытия военнослужащих из курской части в приграничное Миллерово с датой 15 июля усугубляет подозрения и обосновывает вопросы, высказанные следователями JIT в прошлом году.

Например, кто осуществлял переброску боевой машины туда и обратно и кто был в экипаже? Есть ли их имена в списке 170 военных из 53-й бригады, прибывших на «боевое дежурство» к границе? Кто отдавал им приказы?

Официально командование 53-й бригады не комментирует информацию относительно собственной причастности к трагедии МН17 (как и любую другую информацию). Минобороны России несколько лет повторяет один и тот же свой ответ о том, что никакая военная техника не переходила через границу. Редакция «Новой» решила без посредников поговорить с бывшими и нынешними военнослужащими 53-й бригады.

 Место крушения самолета Boeing 777 в Донецкой области. Фото ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Александр Чиженок

Иван Евсеенко не ездил в командировку в Миллерово, а начал службу по контракту через несколько дней после трагедии в МН17 — и сейчас уже уволился с нее. Мы встретились с молодым человеком в торговом центре на окраине Курска. Евсеенко поначалу думал, что корреспонденты «Новой» — коллекторы, и первым делом заявил, что давно урегулировал «все кредитные вопросы». Убедившись, что мы приехали по другому делу, Евсеенко испытал облегчение. «А, это. Ну это было еще до меня», — сказал молодой человек.

«Никто не верил, что мы такое можем сделать, — у нас КамАЗом не умеют управлять, а тут целый зенитный комплекс. Я и сейчас не верю».

После встречи с Евсеенко мы отправились к действующему офицеру 53-й бригады, майору Илье Байбакову. По данным «Новой», он заведует в тыловой службе продовольствием и также участвовал в командировке в Миллерово. Если в середине июля 2014 года «Бук 332» действительно был передан — по причинам, которые еще предстоит выяснить — в руки сепаратистов, то сопровождающих машину военнослужащих снабдил пайками именно Байбаков.

Майор живет в военном поселке им. Маршала Жукова под Курском. Домашний адрес майора можно обнаружить в открытом доступе в базе судебных решений Московского окружного военного суда (в 2012 году суд рассматривал вопрос о лишении Байбакова водительских прав за езду по встречной полосе). Курский адрес Байбакова можно сверить с другими базами данных, доступными в интернете. Впрочем, приехав по нему, корреспонденты «Новой» майора Байбакова не нашли. Женский голос ответил нам через домофон, что не знает Илью Байбакова: «Таких здесь нет и не было. Ну если только 25 лет назад, так что можете не искать», — сказал голос и засмеялся. Отметим, что 25 лет назад поселок был только построен.

Еще один человек, фигурирующий в списке военных, отправившихся в Миллерово, — майор медицинской службы 53-й бригады Ирина Колесник. Сейчас она работает в курской поликлинике МВД на улице Гоголя. Мы заранее смогли договориться о встрече с Колесник по телефону, на удивление она согласилась сразу. Женщина не стала уточнять наш интерес, а лишь сказала: «Я знаю, по какому вы вопросу».

Во время встречи Колесник хотела выяснить, откуда нам известно о ней и, в частности, о ее нынешнем месте работы: «Уже и это знают», — удивилась она. Особенно Колесник интересовалась, кто мог направить к ней журналистов и что еще «им» известно. О трагических событиях июля 2014 года разговора не получилось.

В конце короткой беседы майор произнесла фразу: «Я ничего вам сказать не могу. О действиях [родины] говорить не имею права».

Павел Каныгин, Курск — Ростов — Москва.

При участии Леонида Никитинского

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera