Сюжеты

Дознание — сила

ФСБ заинтересовалась школьниками, победившими в конкурсе исторических исследований «Мемориала». «Новая газета» поговорила с их учителями

Этот материал вышел в № 61 от 7 июня 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Никита Гиринкорреспондент

6
 
Победители конкурса «Мемориала» 2019 года в театре «У Никитских ворот». Фото: Вадим Шульц

20 лет общество «Мемориал» проводит конкурс исторических исследований «Человек в истории. Россия — XX век». Его цель — заинтересовать школьников так называемой историей повседневности, судьбами обычных людей в контексте грандиозного и страшного времени. Всего в конкурсе поучаствовали уже около 50 тысяч старшеклассников.

Последние три года церемония награждения победителей сопровождается истерическими сюжетами по федеральному ТВ и акциями ряженых патриотов. В 2016 году активисты Национально-освободительного движения (НОД) облили зеленкой председательницу жюри Людмилу Улицкую.

2016 год. Активисты НОД облили зеленкой писательницу Людмилу Улицкую у Дома кино, где «Мемориал» награждал победителей исторического конкурса. Кадр из видео 60sec

В 2017 году в региональные министерства и комитеты образования звонили якобы из федерального Минобра и требовали не пускать школьников в Москву. В нескольких регионах чиновники поверили пранкерам, и семеро победителей действительно не попали на церемонию.

В этом году награждение проходило 25 апреля. В Москву приехали 43 победителя из 24 регионов (всего на конкурс прислали 1647 работ). Все развивалось по уже привычному сценарию: пикеты активистов НОД и движения SERB, фильм «России 24» о «современных иудах». Но уже через несколько дней началось небывалое: к преподавателям этих школьников — от Поморья до Алтая — начали приходить сотрудники местных администраций и управлений ФСБ. Точно известно, что такие беседы синхронно прошли в 11 регионах.

— Некоторые учителя звонили нам с чужого телефона, настолько они были напуганы, — говорит руководительница конкурса Ирина Щербакова.

Визиты проверяющих продолжались весь май. 4 июня «Мемориал» публично заявил о давлении на учителей. В обществе предположили, что это «не местная инициатива, а централизованное указание».

По информации «Новой газеты», как минимум в трех регионах учителям прямым текстом порекомендовали больше не отправлять работы на конкурс «Мемориала».

Во всех регионах проверяющие спрашивали, как преподаватели узнали о конкурсе, как выбирали темы, как проходила поездка в Москву.

— Хуже всего, что в некоторых регионах опрашивали и самих школьников. У нас 40 процентов детей — из сел, поселков, маленьких городов. И вместо того чтобы хвалить, их ругают, — возмущена Щербакова.

Две учительницы согласились анонимно рассказать «Новой газете» о произошедшем. Одна из них перед разговором взяла день «на подумать». «И этот педагог — из самых храбрых», — горько заметили в «Мемориале».

монолог учительницы 1

«Был нарушен порядок. Не знаю, правда, какой и кем установленный»
 

— К нам пришли из органов образования. Меня предупредили, что нужно будет зайти на перемене в кабинет директора.

Расспрашивали, на каком основании мы участвуем в конкурсе, почему именно эти дети, провожу ли я отбор среди учеников. Просили показать положение о конкурсе и работы. Пролистали. Уточнили, понимаю ли я, что означает моя фамилия. Что я отвечаю за то, что написано детьми.

Очень удивили вопросы: а в курсе ли родители? согласны ли они с тем, что там написано? Ну конечно в курсе, работу по истории семьи невозможно написать без участия взрослых родственников.

Разговор был достаточно лояльный, но, с другой стороны, было понятно, что есть зона умолчания — для чего это нужно? Это нам, естественно, не объяснили. Они забрали работы. Какой-то обратной связи с тех пор мы не получили.

Два года назад у нас уже была некрасивая ситуация, когда ребятам запрещали ехать на церемонию награждения. Поэтому сказать, что в этот раз было какое-то суперудивление, — нет. Но цель [визита] до сих пор непонятна. Эти же работы участвовали и побеждали в других конкурсах, где совершенно другие жюри. Если жюри конкурса «Человек в истории…» обвиняют в том, что они каким-то образом пытаются по-другому посмотреть на исторические события, то к жюри других конкурсов претензий нет — а работы те же самые. (В жюри «Человека в истории…» кроме Людмилы Улицкой и Ирины Щербаковой входят писатель Александр Архангельский, журналисты Николай Сванидзе и Ксения Ларина, общественные деятели Александр Даниэль и Ирина Ясина, историки Никита Соколов, Александр Кобак, Ирина Карацуба и Владимир Козлов.Ред.)

Я еще не рассказывала своим ребятам об этом инциденте, потому что сейчас хлопотная экзаменационная пора, им хватает волнений. Хотя я знаю, что они следят за информацией о конкурсе и, возможно, видели обращение «Мемориала». Но они разумные дети. Они знают, что не нарушили никакую букву закона. Они умеют с уважением относиться к своему труду — это действительно серьезный труд.

Проверяющие, листая работы, сами удивлялись, что школьники могут так хорошо писать.

Мы не столичный город, мы находимся в той части страны, которая сильно пострадала во время Великой Отечественной, и архивы дореволюционного и даже довоенного периода у нас практически отсутствуют. А XX век — это бабушки, дедушки, прабабушки, прадедушки. Это тот промежуток, который старшекласснику по силам исследовать. Так как эти работы носят локальный характер, они вписываются в категорию работ, которые приглашены к конкурсу «Человек в истории. Россия — XX век». Мне очень импонирует система награждения, потому что главная награда — это поездка ребенка в Москву, где он может послушать лекции интересных людей. Какого-то идеологического или иного давления [на конкурсе] мы не замечали. Всегда очень добрая, теплая атмосфера.

Обвинить в чем-либо меня нельзя: я знаю, что никаких пасквилей на историю страны в работах моих ребят нет. Но вот на директора, которого я глубоко уважаю, воздействие вполне возможно.

И чтобы не было неприятностей у администрации школы, [я не говорю об этом открыто]. Одно дело — если бы я знала, что это коснется только меня. Но мы несем ответственность за тех людей, которые рядом, которые могут пострадать просто в силу своей должности, так как они за любой порядок отвечают. И вот так случилось, что порядок — не знаю, правда, какой и кем установленный — был нарушен.

Читайте также

Их двадцатый век. В Москве наградили победителей конкурса «Мемориала» «Человек в истории». Публикуем фрагменты их работ

 

монолог учительницы 2

«Сотрудник беспокоился о здоровье ученицы»
 

— В начале мая в школу пришел мужчина, нашел ученицу и стал расспрашивать, как она поехала на конкурс, как ее там встретили, как было организовано передвижение по Москве, не было ли каких-нибудь нападок. Сказать по правде, это было откровенным вызовом. С ребенком так не разговаривают — без законного представителя.

Я узнала об этом от ее мамы и была ошарашена. Мы давно участвуем в конкурсе, но с таким я столкнулась в первый раз.

А дня через четыре позвонили уже мне. Человек сказал, что он из органов. Мы встретились. Он оказался очень воспитанный, интеллигентный. Я рассказала, откуда узнала о конкурсе, чему он посвящен. Сотрудник сказал, что церемония проходила в преддверии 9 мая, и у них была информация, что в Москве возможны теракты, поэтому их интересует, как ребенок поехал, как его встретили. Я объяснила, что родители подписывают соглашение, что разрешают ребенку поехать, или сопровождают сами. Он выслушал, поблагодарил и ушел. То есть его интересовала вот такая сторона медали. Вроде как, с одной стороны, нет ничего страшного: просто беспокойство о здоровье ребенка, об отношении к нему. А с другой стороны, как-то настораживает.

Мне показалось, что сотрудник был некомпетентен, вообще не понимал ничего про конкурс. Я не знаю, что там у них в головах, но работы наших ребят помогают людям находить свои корни. Конкурс «Человек в истории. Россия — XX век» — он столько добра несет. Какие могут быть вопросы?

Я люблю заниматься своим делом, и мне не хочется, чтобы были построены какие-то препоны. Мы живем в такое время, что не знаем, что с нами будет через 5, 10, 15 минут. Поэтому если бы я была уверена, что препон не будет, я бы могла говорить открыто. Но я в этом не уверена.

Ирина Щербакова, руководительница исторического конкурса «Мемориала»

— Это не просто цензура, — считает Ирина Щербакова. — Это вокруг нас хотят создать такое поле, чтобы мы не могли заниматься образовательными проектами. Хотят закрыть нам путь в школы.

Щербакова рассказывает, что конкурс появился в 1999 году, когда в «Мемориале» поняли:

выросло новое поколение школьников, которые почти 10 лет проучились в новых условиях, по новым учебникам, но никто не представлял, что они думают о российской истории XX века и «тем ли языком мы с ними разговариваем».

— И тогда мы придумали механизм школьного конкурса. Мы не хотели призывать их заниматься историей политических репрессий. Нам было интересно, что они думают об истории XX века вообще. У нас было два условия. Первое — чтобы это были серьезные исследовательские работы, чтобы дети работали с источниками. И второе — чтобы в работе обязательно была человеческая судьба. Надо было возвращать человека в историю, — говорит Ирина Щербакова.

С самого начала в конкурсе участвовало много школьников из провинции — к удивлению самих организаторов.

— У «Мемориала» и возможностей тогда особенных не было, чтобы распространять информацию. Но постарались наши координаторы в регионах, сработало сарафанное радио, — вспоминает Ирина Щербакова. — Дедлайн у нас 10 января, и первые годы мы получали такие письма: «Мы опаздываем, потому что у нас печатная машинка только в соседней деревне, а нас занесло снегом». С почты мы возили работы на санках…

По словам Щербаковой, пик популярности конкурса пришелся на середину нулевых, когда старшеклассники присылали до трех тысяч работ в год.

— Совпало три фактора: уже появились компьютерные возможности, но еще были живы свидетели ключевых событий XX века, и при этом историю не начали превращать в поле идеологической битвы, — объясняет руководительница конкурса.

В «Мемориале» предполагают, что из-за оказанного давления некоторые педагоги, вероятно, больше не будут отправлять работы своих учеников на конкурс. Но известно и о нескольких учителях, которые сказали проверяющим, что не перестанут сотрудничать с «Мемориалом», потому что конкурс нравится их ученикам и важен для самих преподавателей.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera