×
Комментарии

Рыцари, поднимите забрала

20 лет в проекте «Человек в истории. ХХ век» школьники пишут сочинения о любви к родине. Мы хотим знать, кому теперь это мешает

Фото: Вадим Шульц

Этот материал вышел в № 63 от 14 июня 2019
ЧитатьЧитать номер
Культура

4
 

Тысячи школьников засвидетельствовали в своих сочинениях любовь к земле, на которой родились, глубокую и кровную связь со своими дедами и прадедами, прожившими жизнь, полную трудов и лишений, подвигов и поражений. Это полное благодарности и любви воспоминание о тех, благодаря которым мы с вами живем не в рабстве и унижении, а как свободные люди.

Скажем честно — почти свободные люди. Для того, чтобы быть свободными, надо освободиться от невежества. А от невежества человека освобождает образование и культура.

Последние годы в день награждения школьников, приехавших на это важное для них и их учителей событие, возле дверей залов, где происходит награждение авторов лучших сочинений, собирается горстка людей — пять, десять, пятнадцать человек, которые считают своим долгом выкрикивать оскорбления, вывешивать непристойные и безграмотные плакаты, бросать в участников жюри зеленкой или другой выразительной жидкостью. В этом году, надо сказать, зеленка в ход не пошла — зато присутствовал советский красный флаг с серпом и молотом. Общее содержание этого уличного протеста — обвинение всех участников в антипатриотизме.

Фото: Вадим Шульц

Складывается впечатление, что существует некая анонимная компания, задача которой сорвать замечательный конкурс, оболгать и сам смысл его, и, что самое печальное, запугать старшеклассников и их учителей, которые совершают великую работу по восстановлению честного имени наших ушедших предков, среди которых есть и герои войны, и герои труда, а также уничтоженные советской властью крестьяне, причисленные к кулакам, и простые граждане, объявленные «врагами народа» и сгинувшие в лагерях. Мы хотели бы знать, кто стоит за этими оболваненными «протестантами», кто руководит ими.

Признаюсь, что мое первое желание — попросить этих людей войти в зал и послушать, о чем вообще идет речь. Мои коллеги, организаторы этого мероприятия, меня дружно отговаривали: их нельзя приглашать в зал, поскольку уже был опыт, когда они кидали какую-то вонючую дрянь, выкрикивали не менее вонючие слова, и приходилось их выводить из зала.

У меня нет намерения оправдываться и защищаться от хулиганья. Но тем не менее остается несколько вопросов, на которые хотелось бы получить ответ: кто эти люди и кто их сюда посылает. Особенно интересен второй вопрос. Ответа на него, в сущности, нет. Организаторы этого безобразия остаются в тени.

Перед началом награждения в апреле этого года в фойе театра «У Никитских Ворот» мне указали на молодого человека, шепнув, что это представитель Министерства культуры. Я подошла к нему, представилась, поблагодарила его за участие в нашем мероприятии: поддержка Министерства культуры ценна для любого общественного проекта. Господин представитель не назвал мне ни своей фамилии, ни своей должности, что можно было бы счесть за обыкновенную невоспитанность. Однако впоследствии, когда школьники и их учителя разъехались по своим городам и деревням, в школы стали приходить разные чиновники для бесед с завучами, учителями, школьниками. Одни представлялись работниками отдела народного образования, другие — представителями администрации, третьи — сотрудниками ФСБ. Некоторые представлялись, другие не называли своих имен. Все они спрашивали, зачем посылают работы на этот конкурс, откуда про него узнали, и просили предъявить посланные работы и настоятельно рекомендовали в конкурсе не участвовать.

И снова мы имеем дело с «таинственными недоброжелателями», которые не считают нужным называть своих имен.

Правда, на канале «Россия 24» прошла непристойная по тону передача, полностью искажающая смысл самого конкурса, но автор этой программы, по крайней мере, назвал свою фамилию.

Мы готовы к разговору. Готовы выслушать аргументацию оппонентов и представить свои доводы, которые полностью опровергнут любые голословные заявления. Готовы разговаривать со всем теми, кто пытается нашу работу, а главное, работу тысяч школьников представить в ложном свете и очернить — в лучших традициях сталинского времени…

Мы все живем в стране, где существует Конституция, которую мы ни в коем случае не считаем возможным нарушать. И в нашей Конституции существует статья 13, по которой в Российской Федерации никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. По смыслу этой статьи каждый человек имеет право на свою точку зрения, если в ней не содержится призывов к терроризму.

Школьные сочинения не содержат никаких подобных призывов, и мы готовы предъявить сочинения, пришедшие на конкурс.

Фото: Вадим Шульц

Такое базовое понятие, как «патриотизм», имеет очень широкие границы. Патриотами были те молодые люди, кто в 41-м году прямо со школьной скамьи пошел защищать Родину с оружием в руках. Патриотами были женщины и подростки, работавшие на военных заводах, патриотами были голодающие в Ленинграде блокадники. Патриотами были и те, кто попал в плен, кто был угнан на работы в Германию. И это не подвергается ни сомнению, ни пересмотру.

Однако кроме «большой Родины» есть еще и «малая родина». Значительная часть пришедших на конкурс сочинений как раз и посвящена любви к месту, где человек родился и вырос. И это чувство подтверждается самой биологической природой человека. Перелетные птицы совершают тысячекилометровые перелеты, чтобы вернуться на место, где они родились, и вывести там свое потомство. Рыбы совершают длительные миграции, чтобы вернуться в ту реку, где началась их жизнь, чтобы оставить свое потомство именно в этой реке и погибнуть после нереста. Любовь к «малой» родине не противоречит любви к «большой». Любовь к власти не равна любви к родине.

Власти меняются, а родина остается, и ставить здесь знак равенства, по меньшей мере, необоснованно.

Школьники, написавшие сочинения, сделавшие исследования о своих предках, о деревенской школе, о яблоневых садах, которые растят уже пять поколений семьи, школьники, нашедшие имена людей, захороненных в братских могилах возле их деревни, совершают настоящий подвиг любви к родине. Именно они знают историю страны, а не те, кто стоит у дверей наших залов и выкрикивает гадости.

Человек, не знающий своей истории, которая складывается не из газетных передовиц и лозунгов, написанных на фасадах домов, а создана биографией наших предков — тех, чьи могилы рассеяны по всей нашей стране, по всей Европе, во-первых, невежда, во-вторых, невежа… Готова объяснить разницу между этими близкими по звучанию словами.

Знание истории нужно, чтобы отдавать себе отчет в том, почему происходят войны и как их избежать в будущем. Молодые люди, сидящие в зале, в отличие от тех, что кричат оскорбления на улице, — настоящие граждане нашей страны. Это они будут строить будущее, а не те, кто кидает зеленку и машет красными знаменами.

Фото: Вадим Шульц

Давление, которое сегодня оказывают на участников конкурса, возвращает нас ко времени, когда безмолвная страна лежала под рукой Сталина и его трясущейся от страха гвардии, имеет только одну цель: поселить в душах школьников и их учителей страх, от которого с таким трудом освобождается народ. А для этого нужно не одно поколение.

Есть еще одна тема, которой мне хотелось бы коснуться, — тема «иностранных агентов» и «нежелательных организаций». Само словосочетание «иностранный агент» отсылает к многочисленным «шпионским» процессам довоенного времени, когда совершенно необоснованное обвинение в шпионаже предъявлялось к множеству ни в чем не повинных граждан. Многие под пытками давали признательные показания. И были расстреляны.

Уже в довоенные времена это была удобная метода: обвинять «заграницу» в недостатках собственной работы. Все, что не получается у нас, — происки врагов. И сегодня опять формируется очень удобная концепция жизни «в кольце врагов».

Сегодня нет никакого «кольца врагов»: есть множество разных стран со своими национальными интересами,

как правило, экономическими, и что имеют в виду изобретатели самого термина «иностранный агент», понять просто невозможно.

В сегодняшнем мире идет колоссальное движение капиталов, и часть этих капиталов (к слову сказать, постоянно возрастающая) идет на благотворительные цели. Голодающую Африку спасают от голода именно благотворительные организации условного Запада, и по сей день странам третьего мира отсылают многочисленные группы «врачей без границ» для помощи. Что, это и есть «иностранные агенты»?

Есть такие благотворительные организации и фонды, которые занимаются помощью в образовании, в укреплении демократии, международным контролем за выборами в странах, где высокий уровень коррупции по всему миру. Тоже «иностранные агенты»?

Большое количество российских фондов, собирающих деньги на лечение многих тяжелых болезней (в первую очередь, детских, онкологических) получают помощь из-за границы — тоже «иностранные агенты»?

Иностранные фонды, которые финансируют обучение наших талантливых детей в иностранных университетах, — и они «иностранные агенты»?

Давайте определимся с этим понятием, уточним его, определим, кто нашей стране помогает и кто наносит вред?

Как вы понимаете, это рассуждение относится и к обществу «Мемориал», которое действительно получает грант из Германии от фонда «Память, ответственность и будущее» и которое создано для выплат компенсаций советским гражданам, угнанным в Германию на каторжные работы. И происходит это по той простой причине, что отечественных государственных грантов общество «Мемориал» почти не получает.

Уже несколько лет после смерти Сигурда Оттовича Шмидта как я стала председателем жюри конкурса «Человек в истории. ХХ век». Это моя общественная, если угодно, работа. Работа, которая доставляет мне большую радость, меня восхищают ребята и их исследования, их учителя, и я собираюсь и впредь читать эти десятки, сотни, тысячи сочинений, чтобы находить лучшие из лучших. Чтобы не быть голословной, предлагаю вам фрагменты некоторых из этих школьных сочинений.

Фрагменты из работ победителей конкурса

Валентина Лукьянова

Мифы и реальность в истории Архангельской церкви хутора Гапкина
 

Несколько лет назад на уроке технологии мы с ребятами вскапывали пришкольный участок, подготавливая его к зиме. Один из моих одноклассников начал дурачиться и копать яму. Неожиданно он произнес: «А тут что-то есть!» Заинтригованные, мы уже вместе с подошедшим на шум учителем начали раскапывать непонятный предмет. Минут через 15 стало ясно, что перед нами полуистлевший деревянный крест высотою около 50 сантиметров. Мы все, конечно, удивились. Наш учитель, наоборот, похоже, вовсе не был удивлен. Он сказал: «Ребята, этот крест, скорее всего, из церкви, которая до революции стояла где-то недалеко от нашей школы. Возможно, его зачем-то зарыли в землю, чтобы спрятать. Но так никому и не пришлось достать этот крест». Я первый раз слышала о том, что в нашем хуторе была церковь. У меня возникло много вопросов: «Когда и кем была построена церковь? Как она называлась? Когда и почему была закрыта? Самое главное — как и почему здание было разрушено?»

Чтобы ответить на эти вопросы, я решила опросить местных жителей, особенно тех, кто родился в 20–30-х годах XX века.

Полина Игнатьева

«Я не кулак и никогда им не был…»
 

В Каракулинском районном архиве я просмотрела описи личных дел раскулаченных. Всего мною просмотрено 30 архивных дел, датируемых 1930 г. На основании изученных мною документов можно сделать вывод о том, что никакой четкой характеристики кулака-мироеда, подлежащего раскулачиванию и выселению, не было. Была четкая разнарядка от правительства, указывающая количество тех, у кого необходимо изъять имущество в пользу колхоза. Такое положение дел власти было очень выгодно. С одной стороны, государство бесплатно получало имущество раскулаченных. С другой стороны — раскулаченные и выселенные в труднодоступные районы страны люди становились бесплатной рабочей силой на лесозаготовках, в шахтах и каменоломнях, в районах добычи рыбы, золота, драгоценных камней. Почти все они исчезли бесследно. Прошлого, к сожалению, не вернуть, утраченного не восстановить. Но мы можем восстановить память об ушедших односельчанах.

Наталья Сурганова

Осьминкины и другие: из опыта выживания семьи в ХХ веке
 

Семьи Щербаковых и Осьминкиных были «записаны» в кулаки. Не дожидаясь раскулачивания, опасаясь быть высланными «на Север», в родственных семьях было принято решение покинуть родные места. Галина Сергеевна описала это так: «Многие, сотни тысяч истинных хлеборобов покидали деревню, уезжали прочь из деревни. Уходили наши родные большим сообществом. Четыре семьи: четыре деревенских мужика, четыре здоровые хорошие женщины, восемь детей — срываются из своего родного села и подаются в Сталинград на строительство завода «Красный Октябрь». В то время призывали поднимать нашу промышленность — люди ехали на стройки в города…»

«Иди сынок. Да поможет тебе Бог и добрые люди» — этими словами начинается воспоминания моего прадеда. А было ему 12 лет. И отправился Палтуня (Пантелеймон) в неизвестность, так как в деревне был страшный голод. Татьяна Афанасьевна, спасая своего сына от голодной смерти, отправила его в колхоз, который только начинал зарождаться, надеясь, что ему дадут там работу.

Палтуню взяли на работу в колхоз. Обязанность оказалась не сложной. Чистить молодняк — это значило вооружиться щеткой и скребком. «Скребок в левой руке, щетка в правой и чисть себе животное». Палтуня был рад, работал усердно. А особенно его обрадовало то, что три раза в день давали чечевичную похлебку, 500 гр. хлеба на день и ему разрешили брать морковь, которой кормили животных на ферме. Жить его определили здесь же на ферме. «Набросав соломы в кормушку, которая была его постелью на ночь». А через неделю ему дали место в общежитие. Так он жил…

Фото: Вадим Шульц

Анжела Китаева

Цена Победы
 

На счастье Юрия, в сентябре 1947 г. стали собирать безродных детей, детей-инвалидов и отправлять их в школы-интернаты. Его и девочку Софью отправили в Горьковскую полную школу слепых при облоно. Прадед очень обрадовался, узнав, что в школе учатся такие же, как он, незрячие дети. Он был рад своему месту в столовой, тому, что у него никто не отнимет еду, радовался простыням. Туда же в этом же году привезли и Розу Ускову из села Ильинское Лукояновского района. Она тоже радовалась чистым простыням, о которых они в деревне давно забыли, все сожгли в суровые военные зимы. Роза Ивановна и Юрий Петрович учились в одном классе, а став взрослыми, создали семью.

Матвей Сорокин

Жизнь и судьба Г.Г. Будагова в контексте исторического времени
 

Судьбу детей инженера Будагова удалось восстановить по воспоминаниям его потомков. Сын Григория Моисеевича и Веры Михайловны — Григорий Григорьевич — пошел по стопам отца, стал мостостроителем. Потомственный инженер был в 1930 году арестован. Вместе с Будаговым в камере содержали инженеров, многие из которых были строителями московского метро. Расстрельный приговор был заменен ему на 10 лет ГУЛАГа.

Таким образом, Григорий Григорьевич Будагов снова попал под опалу советской политики, обвиненный как «враг народа». Инженер был отправлен товарным вагоном в Новосибирск. Несмотря на государственное беззаконие и мытарства, выпавшие на его долю, он не озлобился. Характер его не изменился, но сильно подорвалось здоровье. Вернувшись в Петербург уже в пожилом возрасте, он продолжил работать в железнодорожном институте. По его проектам в Питере построено несколько мостов. По отзывам людей, знавших его лично, он слыл интеллигентным, спокойным, доброжелательным человеком, располагал к себе людей.

Алена Борыгина, Дарья Мартынова

«В лесу родилась елочка и не только…» (Будни и новогодние праздники поколения 1940–нач. 60-х гг.)
 

Каждый понедельник утром дети отправлялись пешком в Тавенгу, где жили в интернате и учились в школе всю неделю. Даже вопрос никогда не возникал по поводу того, возить ли детей в школу за 10 км. Ходили, зимой ползли буквально на четвереньках 2 км до леса по полю, когда мело сильно. Приходилось и на лыжах добираться. «Зимой иногда на тракторе кто довезет до моста. Дальше дороги нет. Факел возьмем и идем в 6 утра, волки воют… С собой котомка, а в ней хлеба немного, сгущенка может. Один рубль родители давали на мелкие расходы, например, коробочку монпансье (цветные мелкие леденцы в металлической коробочке)». В интернате дети имели спальное место, постельные принадлежности, трехразовое питание, которое оплачивали родители.

Первые воспоминания Нины Федоровны Жигаловой о Новогоднем празднике связаны со школой. Она говорила так: «Новый год помню в школе в 5-м классе, когда сама ходила в лес за елкой, отец- то погиб. На лыжи встала, топор в руки — и в лес. Дома стали елки устраивать в 1955–1956 годах». Елку устанавливали в табуретку, перевернув ее ножками вверх, кое-как закрепив. Украшали ее клочками медицинской ваты и только самодельными игрушками из бумаги: цепочками, флажками, причем белую бумагу для этого раскрашивали красками за неимением цветной бумаги. «В Коноше-то игрушки продавали, но у нас в доме не было. Вот у подружки из класса бабушка и дедушка проживали в Ярославле и посылали ей игрушки елочные из стекла. К ней и ходили посмотреть на елку с красивыми игрушками».

Другая наша собеседница, Людмила Викторовна Небесчетова, говорила, что и в 1960-х основная масса людей жила очень скромно. И хотя денег катастрофически не хватало, родители находили возможность покупать какие-то игрушки. «Помню, как папа мне купил куклу, о которой я очень мечтала, — рассказывала Людмила Викторовна, — импортная в белом гипюровом платьице, она на тот момент стоила огромных денег — 7 рублей в магазине «Радуга». Мама его тогда чуть с этой куклой из дома не выгнала. Но папа меня очень любил и баловал».

***

Так по крупицам ребята собирают подлинные сведения о жизни своих предков, и именно эти школьные сочинения и есть те главы истории, которые были пропущены в учебниках по истории в советские времена. Любовь к родной земле, выкапывание из злонамеренного умолчания правды и памяти об ушедших предках — в этом и заключается смысл проекта «Человек в истории. ХХ век». В этом заключается и патриотизм, по нашему пониманию. Этот прекрасный, умный проект, направленный именно на воспитание чувства причастности к истории своей родины, нуждается в поддержке и Министерства культуры, и Министерства просвещения, и местной администрации, и охранительных органов.

Остается без ответа вопрос: кто именно противодействует этому благородному делу. Нам неизвестны ни имена вдохновителей и заказчиков противников этого проекта, ни имена тех наемников или волонтеров, которые оскорбляют наших школьников и учителей. Между прочим, именно здесь возникает необходимость обеспечения безопасности. Для чего, в конце концов, существует в нашей стране полиция, а также и огромная и мощная организация по обеспечению безопасности граждан?

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera