Колумнисты

Диалог с переходом на крик

Чему нас научила история Ивана Голунова

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

38
 

После обеда 11 июня Ивана Голунова повезли в следственное управление московской полиции — мрачное советское здание на Новослободской улице. У дома журналиста дежурили его коллеги, так что о происходящем сразу узнало все профессиональное сообщество, а не только те, у кого есть источники среди силовиков. Везли вроде бы на очередные следственные действия, что-то проверять, знакомить с результатами экспертизы. Около 17 часов с заявлением выступил глава МВД России Владимир Колокольцев: уголовное преследование Ивана Голунова прекращено в связи с недоказанностью его причастности к преступлению. Так что из здания следственного управления Голунов должен был выйти уже свободным человеком.

Еще через полчаса по Новослободской улице бежали люди с телекамерами и штативами. Они скапливались в Горловом тупике, ведущем к Бутырской тюрьме. Небольшой переулок, в котором находится полицейский КПП, быстро наполнился людьми. Из здания следственного управления то и дело выходили неплохо одетые господа с короткими стрижками, которые хмурились, глядя на толпу журналистов: непонятно, что происходит, и чего ждать, мешают работать. Голунова ждали почти четыре часа, людей и камер все прибывало. В толпе начались мрачные шутки: из этого здания еще ни разу не выпускали на свободу, так что полицейские просто забыли, как это делается по процедуре, и теперь вспоминают мучительно, всем управлением. Голунов вышел без пяти минут девять в сопровождении адвоката, сильно уставший и начал искать свою собаку.

Видео: Глеб Лиманский, Дарья Козлова. Монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета»

Ничего похожего на это в России не случалось уже десятилетиями. Ни разу человек, обвиненный в совершении тяжкого преступления, не выходил из полиции после комментария министра и под запись десятков камер. Толпа не встречала его аплодисментами, не выкрикивала его имя. Как это стало возможно?

Сотни и тысячи людей внесли свой вклад в освобождение Ивана Голунова. Они стояли в пикетах, жертвовали деньги адвокатам, записывали видеообращения к читателям своих блогов, публиковали тексты в СМИ, писали в социальных сетях. Ключевой вклад был внесен синхронными действиями трех ежедневных деловых изданий — «Ведомостей», «Коммерсанта» и РБК, которые вышли 10 июня с одинаковыми обложками в поддержку Голунова.

Это был удар чудовищной силы: акция газет совпала с завершением Петербургского экономического форума.

Российские руководители всех уровней, возвращаясь с форума, хотели почитать в самолете о своих успехах по развитию отечественной экономики. А прочитали вместо этого о том, какая правовая и социальная система была выстроена ими за годы российской стабильности: полное бесправие одних и безнаказанность других.

Судя по событиям следующего дня, волна, поднятая журналистами, дошла до самого верха и там кто-то дал команду: чтобы это кончилось. Уже накануне федеральные телеканалы устроили чуть ли не несанкционированный митинг с участием Норкина и Зейналовой и требовали справедливости для Голунова. 11 июня в дело вступил министр Колокольцев, лично отчитавшийся о прекращении уголовного преследования и увольнении генералов московской полиции, допустивших подобное беззаконие. Павел Гусев и Владимир Соловьев, ровно до этого момента привычно шипевший на либералов, попытались возглавить это движение в публичном пространстве и анонсировали митинг в поддержку свободы слова и журналистики.

Все происходящее не имеет ни малейшего отношения к правовому обществу и вообще к легализму, вере в формальное верховенство закона. Перед нами общество, сорвавшееся на крик в попытках достучаться до власти с одной стороны, и авторитарная власть — с другой. Хорошая новость заключается в том, что когда крик становится невыносимым, наверху находятся люди — на разных уровнях, — которые готовы начать прислушиваться.

Цель правителей вообще заключается в том, что они хотят сохранить свою власть. Цель тех, кто их охраняет, силовиков, сводится к росту их собственного влияния и полномочий. На все вызовы времени силовики знают универсальный ответ: не пускать, сажать, задерживать. Случай Голунова показал: если очень доходчиво, громко и настойчиво объяснять, что от посадок всем сторонам будет только хуже, то этот крик может быть услышан. Это важный урок на будущее для тех, кто хочет ближайшие годы прожить в России. У нас накопились еще немало поводов для крика, то есть, простите, для диалога с властями.

Голунов на свободе, с собакой, друзьями и всеми добрыми людьми нашей страны. Теперь нужно действовать дальше.

Кто-то мечтает о сладкой мести полицейским из Западного округа Москвы, о которых все коллеги Голунова напишут, конечно, еще не один текст. Но если вынести эту вендетту за скобки, то у нас есть одна цель: освободить всех, кто невинно сидит за «незаконный оборот наркотиков».

Как по плану полицейских должен был сидеть Иван Голунов. Но вот незадача — из-за угла вышли журналисты.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera