Репортажи

«Голунов, где текст?!»

Как встретили на свободе корреспондента «Медузы». Репортаж

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Общество

Никита Гиринкорреспондент

4
 

Ощущение, что журналиста-расследователя Ивана Голунова вот-вот отпустят из-под домашнего ареста хотя бы под подписку о невыезде, появилось у его коллег вечером 10 июня. Днем в понедельник уполномоченная по правам человека в России Татьяна Москалькова доложила о деле Голунова президенту Путину и, вероятно, первой из официальных лиц высказала компромиссное предложение: Ивану нужно как минимум смягчить меру пресечения. Казалось, что властям следует поступить так незамедлительно — учитывая небывалый общественный гнев и назначенный на 12 июня несогласованный марш в поддержку журналиста.

В понедельник Голунова не освободили, но днем вторника надежду подогрел пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он рассказал, что Владимир Путин поставил «целый набор резолюций» на письмах, которые передала Москалькова.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Правда, вскоре пресс-служба Никулинского районного суда сообщила, что жалоба на домашний арест Голунова будет рассмотрена только 14 июня. Следствие и само вправе смягчить меру пресечения, но все-таки более вероятным теперь казалось освобождение Голунова по судебному решению. Однако в 16:00 сотрудники ФСИН увезли Ивана из дома в Главное следственное управление (ГСУ) московской полиции, а еще через час министр внутренних дел Владимир Колокольцев объявил: преследование Голунова прекращено, и он будет сегодня же освобожден. Глава МВД добавил, что полицейских, которые задержали журналиста 6 июня (и, по-видимому, подбросили наркотики), проверит Следственный комитет, а сам министр попросит президента уволить двух генералов: начальника УВД по Западному административному округу Андрея Пучкова и главного наркополицейского Москвы Юрия Девяткина.

С 17:00 возле здания ГСУ на углу Новослободской улицы и Горлова переулка стали собираться журналисты. К шести вечера у высокой ограды выстроились около 150 человек. Фотографы и операторы загодя влезли на парапет и просунули объективы между металлических прутьев. В таком положении им пришлось провести около трех часов.

Отдельной группкой на противоположной стороне переулка собрались ближайшие коллеги Голунова — нынешние и бывшие сотрудники «Медузы».

— Я шел по бульвару, когда узнал [о прекращении дела], осел вот так на лавочку и долго не мог прийти в себя, — рассказал «Новой газете» спецкор «Медузы» Илья Жегулев. — Для меня это очень личная история, потому что все было сделано по тем же лекалам, что и у Лёни (в апреле 2018 года брата Ильи Жегулева Леонида приговорили к трем годам колонии по обвинению в хранении гашиша; защита утверждала, что наркотики подбросили«Новая»). История с Ваней затронула нас всех и вызвала невероятный общественный резонанс. Но есть люди менее известные и вот они просто садятся и сидят. Поэтому наша задача сейчас — сделать так, чтобы статью 228 перепридумали. Доказательства должны быть другие — и неоспоримые.

— Тяжелое ощущение безвыходности, которое было в пятницу и субботу, отлегало у меня постепенно. Сначала я всю дорогу плакал, думал, что сейчас Ваню закатают и что надо просто уезжать [из России], — поделился с «Новой газетой» бывший редактор отдела специальных корреспондентов «Медузы» Александр Горбачев. — Но когда пошел домашний арест, пошли федеральные каналы, Земфира, Шнуров, то стало понятно, что просто так закатать Ваню уже не получится. Так что такого одномоментного выдоха [после новости о прекращении дела] не было, но очень хорошее финальное ощущение было. Я сейчас работаю в компании, которая занимается придумыванием всяких музеев и выставок. И вот буквально началась встреча с нашим нью-йоркским креативным директором, как мне пришел этот пуш, и дальше я сидел с такой веселой улыбкой. Кажется, я сказал что-то вроде: «Oh, there's some democracy in Russia…» («Ух ты, немножко демократии в России…» — «Новая»).

Педиатр, автор телеграм-канала «Федиатрия» и популяризатор доказательной медицины Федор Катасонов приехал поддержать Ивана Голунова сразу после дежурства в клинике.

— Я лично с Ваней не знаком, но многие мои друзья с ним работали. И насчет него настолько не было никаких сомнений, что я вписался, как мог. А что я мог? Я написал в своем телеграм-канале: «Свободу Голунову!» Я как врач задал в фейсбуке публичные вопросы доктору Мясникову, который отпустил Ивана из 71-й больницы в суд (по словам Голунова, после задержания его избили полицейские; 8 июня Ивана госпитализировали в 71-ю больницу с подозрением на сотрясение мозга«Новая»). Когда все видят такую несправедливость — человека избили, он не ел два дня, а ему говорят, что с ним все хорошо, — подрывается доверие ко всем врачам в целом. Поэтому я как представитель медицинского сообщества задал эти вопросы, чтобы показать, что не все врачи думают одинаково.

В половине девятого в телеграм-каналах появилась фотография: с ноги Голунова сняли браслет, который отслеживал его местонахождение. Несколько журналистов поприветствовали эту новость радостными криками. Встревоженные фотографы, уставшие висеть на ограде, соскочили с нее и побежали на шум — а в это время Иван Голунов вышел из двери, которую они так долго разглядывали в объективы.

Видео: Глеб Лиманский, Дарья Козлова. Монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета»

Журналист был в розовой рубашке и песочного цвета брюках — это бросилось в глаза, потому что предыдущие три часа через двор ГСУ целеустремленно ходили только полицейские в одинаковых серых и синих костюмах. Голунов же брел устало. Увидев толпу, он свернул с дорожки, ведущей к проходной, в сторону ограды (шедший следом адвокат Сергей Бадамшин подал Ивану знак рукой — не задерживаться). На ограде снова повисли фотографы. Слышно было, как Иван благодарил всех за поддержку, а на вопрос, когда будет опубликовано его следующее расследование, ответил, что для начала хотел бы просто прийти в себя.

У проходной, откуда Голунов вскоре вышел, журналисты и вовсе сидели друг у друга на головах. В руках у Ивана была ведомственная газета «Петровка, 38». Несколько раз, отвечая на вопросы, он не смог сдержать слезы.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— Где текст?! — иронически крикнул Голунову его редактор в «Медузе» Алексей Ковалев.

Толпа поползла по тротуару в сторону Новослободской улицы, заставляя пишущих корреспондентов, которые не могли увидеть Голунова за спинами операторов, взбираться на парапет ограды.

— А можно собаку? — спросил корреспондент «Медузы». — Марго!

Через несколько минут по соцсетям расходились фоторафии Голунова с очаровательной далматинкой.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— Журналисты, да отпустите уже Голунова-то! — протянул адвокат Бадамшин. — Свободу Голунову!

— Свободу Голунову!!! — весело подхватили журналисты.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera