Сюжеты

Теперь дожить бы до свободы

Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова взяла под контроль судьбу людей, осужденных за кондитерский мак

Этот материал вышел в № 63 от 14 июня 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

 

11 июня, когда решалась судьба Ивана Голунова и дозревал общественный запрос на изменения в наркотической статье 228 УК РФ, обеспечивающей стране основную численность тюремного контингента, в аппарате уполномоченного по правам человека прошла встреча с фигурантами «маковых дел» и родственниками осужденных.

Момент этой встречи мы никак не подгадывали. «Новая газета» много лет писала про маковых сидельцев, наконец, после громкого оправдательного вердикта присяжных в Брянске, мы решили, что теперь на нашей стороне и формальная законность (а не только внутреннее чувство справедливости). И стали добиваться встречи с уполномоченным.

— Я же вижу, кто передо мной, — изумленно констатировала на встрече Татьяна Николаевна. — Никакие не преступники, никакие не наркоторговцы.

И действительно: ни Валентина Георгиевна Веснина, 85 лет, ни кандидат наук Ольга Николаевна Зеленина, ни полковник в отставке Сергей Шилов, ни мама троих детей Яна Полухина — ну никак не были похожи на участников ОПГ. Что, впрочем, не мешало ФСКН при тех же исходных данных приходить к противоположным выводам.

О делах против участников бакалейного бизнеса в рамках маковой кампании, проводившейся Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков, «Новой» известно с 2009 года. Тогда калужское УФСКН взялось расследовать дело против владельца бакалейной лавки на калужском рынке Николая Калинина, вскоре была арестована и продавщица лавки — Роза Каримова, а потом и кладовщик московской фирмы Роман Пронякин, в которой ларечник Калинин закупал свой товар.

Экспертиза установила, что мак, продававшийся в палатке, имеет сорную примесь в количестве 0,1%, что в 30 раз меньше допустимого. Среди зерен попадался сор в виде обломков стебельков, коробочек, оставшихся после переработки растения.

Так вот, тот самый сор в количестве 0,1% от общей массы признали наркотическим средством и всю партию кондитерского мака, обнаруженного на складе в Москве (56 тонн), записали как «особо крупный размер». Калужских ларечников и московских поставщиков бакалеи связали в организованную группу, все они были осуждены на сроки от 5,5 до 15 лет.

Позже редакция обнаружила огромное количество уголовных дел, возбужденных ФСКН по аналогичному сценарию. Среди самых громких — дело Полухиных, хозяев кафе в Воронеже, которые целой семьей из четырех человек получили колоссальные сроки в связи с тем, что использовали кондитерский мак в своей работе; то самое нашумевшее «брянское дело», по которому на скамье подсудимых оказались сразу 13 человек из разных регионов России.

Среди прочих подсудимой по «брянскому делу» проходила и заведующая химико-аналитической лабораторией пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина. Ее вина сводилась к тому, что по поручению начальства она, будучи специалистом, подготовила ответ на запрос по одному из ранее возбужденных «маковых дел»:

можно ли использовать кондитерский мак для извлечения из него наркотических веществ? Зеленина ответила: «нет» — и это позволило следствию вменить ей статью о пособничестве наркотической банде.

(Не могу удержаться от красноречивой детали: Юрий Девяткин, глава Управления по контролю за оборотом наркотиков московского управления МВД, один из двух генералов, отправленных в отставку по результатам спецоперации с подбросом наркотиков журналисту Голунову, — прежде в течение десяти лет работал в УФСКН по Брянску. Именно в это время там и расследовалось самое масштабное за всю историю «маковое дело».)

Парадокс подобных дел заключается в том, что кондитерский мак не запрещен в России и свободно используется в пищевой промышленности. Весь мак, о котором идет речь в упомянутых случаях, был ввезен в Россию со всей разрешительной документацией (в нашей стране мак не выращивается), ни у каких контролирующих органов не было к нему претензий — и только ФСКН придумала подкрутить законодательство так, чтобы основания для претензий появились.

Точное количество дел, возбужденных и расследованных по «маковому лекалу», нам неизвестно. Однако сам руководитель ФСКН Виктор Иванов накануне роспуска службы рапортовал о «десятках тысяч» подобных дел.

При этом «Новой» неизвестно о новых делах, возбужденных после роспуска ФСКН в мае 2016 года другими правоохранительными службами по аналогичному сценарию.

Встреча с Татьяной Москальковой закончилась принятием резолюции о формировании рабочей группы для принятия поправок, которые, с одной стороны, почистят закон от нововведений, пролоббированных ФСКН в собственных интересах, а кроме того, предотвратят саму возможность возбуждения подобных дел в будущем. Кроме того, уполномоченный заявила о том, что поддержит инициативы по досрочному освобождению людей, осужденных ранее в рамках «маковых дел». Потому что поправки — дело небыстрое, а многие продавцы из бакалейных палаток — пенсионеры, со всеми сопутствующими обстоятельствами. Рискуют не дожить.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera