×
Репортажи

«Мы знаем его личность!»

В Пензе секретный свидетель по делу «Сети» дословно повторил протоколы допросов, но не смог ответить на вопросы обвиняемых и защиты

Этот материал вышел в № 64 от 17 июня 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

 
Фото: Андрей Карев — специально для «Новой»

Приволжский окружной военный суд допросил секретного свидетеля по делу в отношении семерых пензенских антифашистов, обвиняемых в создании движения «Сеть» (признано террористическим и запрещено в России. — Ред.). Им выступил некто под псевдонимом Владимир Ильич Кабанов. Подсудимые его сразу рассекретили и обращались по его реальному имени. Кабанов дословно повторил текст из протокола допроса. Не отошел ни на шаг. Это пока единственный свидетель, у которого прокурор не нашел никаких противоречий во время допроса в суде. Однако после вопросов защиты, процесс пошел не по написанному протоколу, свидетель «посыпался».

За час до заседания в суд зашел мужчина с небольшой сумкой на плече, в темной кепке, натянутой на лицо, и в спортивных штанах. На лице — пышные бакенбарды. Мужчина был похож на того самого Кабанова, его фотография ранее была опубликована в «Новой», он же известен в Пензе как Влад Добровольский.

Секретный свидетель по делу «Сети» «Владимир Ильич Кабанов», он же «Влад Барон», он же «Влад Добровольский»

Свидетель растворился, когда в суд стали заходить родственники подсудимых. Родные Ильи Шакурского и Василия Куксова приходят на каждое заседание. Многие друзья фигурантов не могут присутствовать на самом процессе, поскольку по делу проходят свидетелями. Приходится видеться с подсудимыми до слушаний и во время перерывов, когда их ведут по коридору. Такая же участь и у мамы Дмитрия Пчелинцева — Светланы. Перед заседанием она успевает рассказать последние новости: «Вы знаете, что произошло в стране? Журналисту «Медузы» подбросили наркотики, его задержали, завели уголовное дело. Но его удалось отбить. Еще Льва Пономарева снова оштрафовали», — говорит Светлана. В ответ сын Дмитрий качает головой, говорит, что в курсе.

13 июня заседание началось с ходатайства адвоката Шакурского Анатолия Вахтерова. Он перед допросом секретного свидетеля просил его «рассекретить». Адвокаты приобщили январскую публикацию «Новой», в которой как раз и была раскрыта информация о свидетеле. В апреле 2018 года Илья Шакурский сообщил в своем заявлении следователю Токареву, что свидетель Кабанов представлялся ему как Влад Добровольский. Однако изложенные факты так и не были проверены, а очную ставку со свидетелем следователь не провел. Позже студенты пензенского университета, когда им показали фото Добровольского, узнали в нем студента ПГУ Влада Гресько. В Пензе он известен как неонацист, утверждает Шакурский.

Трое судей, прикрываясь рукой, о чем-то шепчут друг другу на ухо. Потом скрываются в «секретной комнате», чтобы узнать мнение свидетеля. Ожидаемо: он отвечает «категорическим отказом».

«Угроз не поступало, но я все равно опасаюсь», — прозвучал электронный голос из динамиков. Речь была искажена до такой степени, что голос звучал почти металлически.

Позже свидетель объяснил: «Они [участники «Сети»] говорили о страшных вещах, что будут убивать полицейских», — пояснил Кабанов причину «секретности».

Прокурор попросил, чтобы свидетель рассказал все обстоятельства дела. «Примерно летом 2016 года в сети Интернет я познакомился с парнем по прозвищу Спайк (прозвище Шакурского.А. К.), с которым у нас завязалось общение. Мне был ранее он известен героем нашумевшего видео, размещенного на YouTube. Я сам увлекаюсь страйкболом, постоянно тренируюсь для поддержания себя в спортивной форме», — свидетель дословно пересказал протокол за 12 апреля 2018 года. (Материалы имеются в распоряжении редакции).

Защитники и подсудимые потребовали остановить допрос и вызвать свидетеля в зал. Судьи снова удалились.

— Это какой-то треш! Словно в кино, — прокомментировал Арман Сагынбаев.

После очередного перерыва председательствующий попытался всех успокоить и продолжил допрос. Свидетель снова говорил заученными фразами из протокола, рассказал, как познакомился с Игорем (свидетель утверждает, что так ему представился Шакурский), что тот ему написал первый и предложил встретиться. Они сошлись на теме страйкбола, Кабанов, по его словам, искал себе команду для игры.

«В ноябре 2016 года мы снова встретились со Спайком, он опять стал разговаривать о политике и высказывать свое недовольство действующим строем. Спрашивал о цели моих тренировок. Я ответил, что мужчина должен всегда быть готовым постоять за себя и близких», — продолжает свидетель.

Как рассказывает «Кабанов», Спайк посоветовал ему перед подготовкой к «революции» начать с теоретической части: прочесть книгу «Новое поколение» о деятельности анархистов в России. «Данная книга вдохновила его. <…>Эту книгу я получил в обложке «Русский язык за 6 класс», — добавил свидетель.

Через месяц они снова встретились, Шакурский, продолжает Кабанов, снова ему говорил о недовольстве властями и готовился к революции. Свидетель сказал, что его обещали познакомить с человеком, который состоял в группе и занимался подготовкой к перевороту. Помимо встреч на улицах Пензы они вместе ездили на тренировку в лес, брали с собой страйкбольную экипировку, бронежилеты, занимались стрельбой.

«Спайк рассказывал, что в группе существует распределение ролей. Он отвечал за координацию. По его словам, в группе было 10 человек: квалифицированные саперы, которые умеют делать самодельные взрывные устройства (СВУ)», — продолжает Кабанов.

В 2017 году Спайк его познакомил с Андреем (по версии следствия, это вымышленное имя Армана Сагынбаева), в группе ему была отведена роль «специалиста по взрывному делу». «В ресторане к нам подсел парень азиатской наружности», — свидетель описал подсудимого.

На этой встрече Кабанову предложили обучить его собирать СВУ. «Андрей» сразу оговорился, не хотел, чтобы эти знания применялись «против людей с левыми идеями», добавил свидетель. Невероятно —

эта встреча проходила в Макдоналдсе в центре Пензы, утверждает свидетель, когда там было многолюдно, они спокойно обсуждали «способы изготовления взрывчатых веществ и СВУ».

Дальнейшее общение Кабанову предложили вести через месседжер «Джаббер». По другой защищенной программе они проводили видеоконференции. «Андрей акцентировал внимание на подготовке полицейских, говорил: чтобы им противостоять, нужно иметь уровень подготовки не ниже. Спросил о моих навыках изготовления СВУ, я соврал, что якобы обучен», — свидетель продолжил говорить показания строго по протоколу.

Потом он плавно перешел к моменту, когда «Андрей» пригласил его поехать в Петербург, где «подробно расскажет об изготовлении СВУ». Кабанов уже без дополнительных вопросов прокурора, без запинок со всеми подробностями поделился, как ему объясняли способы изготовления взрывчатки, он безошибочно называл все термины и названия веществ — четко по протоколу, до буквы.

Затем Кабанов вспомнил о тренировке со Спайком на территории завода «Биосинтез» в Пензе, там они обсуждали политику и день революции. «Он высказывался за радикальные действия, что сначала нужно будет действовать активнее и жестче, чем во время Майдана на Украине. Нужно будет нападать на тех, кто будет против революции, убивать противников, вынудить их бежать из страны», — признался свидетель.

Допрос продолжила сторона защиты. Адвокат Вахтеров спросил прямо в лоб:

— Являетесь ли вы агентом ФСБ? И как давно? — этот вопрос давно назрел у защиты.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — задрожал электронный голос.

— Каким образом, вы вышли на контакт с ФСБ под псевдонимом Кабанов?

— Не понимаю, о чем вы говорите. Я не выходил на контакт с ФСБ. Меня вызвали на допрос, и я дал показания.

Адвокаты заметили, что Кабанова допросили спустя полгода после возбуждения уголовного дела, когда допросили уже всех свидетелей. Более того, он единственный участник по делу, которого не задерживали и ничего не предъявляли. Отделался тремя беседами в здании ФСБ, причем на каждом допросе давал новые показания на Шакурского и Сагынбаева.

В суде почти на все вопросы защиты Кабанов отвечал категорично «нет».

Примечательно, что Кабанов не мог вспомнить, как он попал в Петербург, не вспомнил, в какое время был поезд и когда приехал на встречу, не вспомнил вокзал прибытия.

Зато хорошо помнил все даты встреч с «Игорем» и «Андреем».

Адвокаты и их подзащитные спрашивали, какую цель преследовал свидетель, тратя время на встречи с участниками «Сети», поездки, тренировки. Кабанов отвечал заученно: «было интересно». Прямо по ходу заседания поменял показания. В начале говорил, что он интересуется страйкболом, искал команду. Позже настаивал, что не занимается этой игрой.

Аналогичная ситуация произошла с его политическими взглядами — «переобулся» на ходу:

— Я сейчас не имею никаких политических взглядов. Придерживался правых взглядов. Определенный взгляд на экономику и политику. Эээ… поддерживал социализм.

— Какое имеет отношение социализм к правым? — уточнил Шакурский.

— Я не готов с вами дискутировать о политике.

— С чем тогда вы были не согласны?

— Я считал, что определенные действия власти несправедливые и неправильные. Оказывалась большая поддержка силовикам, большие затраты на них, но не на обычных граждан.

— Придерживаетесь до сих пор этих взглядов?

— Я пересмотрел эти взгляды.

Шакурский назвал несколько фамилий пензенских неонацистов, спросил у свидетеля, знает ли он их, но тот замешкался и замолчал. Спустя минуту ответил отрицательно.

— Вопрос снимается, вы пытаетесь раскрыть личность свидетеля, — не успел снять вопрос судья.

— Мы знаем его личность! — хором ответили подсудимые.

Под конец свидетелю дали прослушать аудиофайлы его разговоров со Спайком и «Андреем». Причем эти записи свидетель сам передал следователю Токареву. Из-за плохого качества аудио, разобрать содержание разговоров возможно только обрывками. Свидетель подтвердил, что это он разговаривал с обвиняемыми. На пленке слышен голос Кабанова, как он нецензурно высказывает мнение о работе полиции, материт российское кино, обсуждает информационную войну в стране, национал-социалистические взгляды. Причем голосов собеседников, якобы Шакурского и Сагынбаева, почти не слышно. В итоге было решено все записи не прослушивать.

— Нам ничего не понятно и не слышно, — сказала тройка судей.

На этом допрос закончили и связь с «электронным голосом» прервали. 

На следующий день, 14 июня, в суде был запланирован допрос бывшей девушки Шакурского Виктории Фроловой. Но прокурор всех переиграл. В суде внезапно появился оперативник УФСБ по Пензенской области Вячеслав Шепелев. Судья спросил у подсудимых, какой характер отношений со свидетелем. 

– Очень близкие отношения, – язвил Пчелинцев.

– Этот человек применял ко мне недозволенные действия и насилие. Есть определенный страх, – осторожно сказал Шакурский. Их поддержали остальные подсудимые.

Давая показания, Шепелев старался не глядеть на «аквариум». По его словам, в мае 2015 года ему поступила оперативная информация, что на территории Пензенской области под руководством Пчелинцева готовится «проведение террористических акций, свержения власти и акции устрашения в отношении сотрудников правоохранительных органов».

Летом 2016 года группа начала активные тренировки и вербовку новых участников из анархистской среды, отметил свидетель.

«Приводился человек на тренировку по страйкболу, ему задавались определенные вопросы, узнавали его отношение к анархистскому движению и отношению действующей власти, готовности что-то менять в стране. Если человек отвечал в нужном им ключе, то начиналась разработка», – сказал Шепелев. Собственно, он утверждает, что именно Пчелинцев завербовал всех обвиняемых, кроме Зорина и Куксова. Только каким образом проходила вербовка, свидетель не уточнил. 

Летом 2016 года, продолжает Шепелев, Пчелинцев подготовил некий свод «Сети», который включал все должности в боевых группах. Через месяц по указанию Шакурского и Пчелинцева были сформированы две подгруппы «Сети»: «5 ноября» и «Восход». Позже во время «анархистского съезда» в Петербурге появились местные ячейки: «Иордан», «СПБ» и «Марсово поле». Как раз на этом собрании члены «Сети» обсуждали дальнейшие действие и все согласились устроить революцию. «Тогда не было достаточно доказательств, и продолжалась разработка», – добавляет оперативник.

Доказательства появились там, где никто и не ожидал. В октябре 2017 года еще один фигурант дела Егор Зорин попался с наркотиками. О том, что Зорин привез наркотики, Шепелев получил оперативную информацию еще летом, но задержали его только осенью. И в ходе опроса оперативник вдруг получил от Зорина сведения на других фигурантов.

За наркотики Зорин получил условный срок. А дело в отношении его по террористической статье заркыли в обмен на его явку с повинной. Показаний Зорина оказалось предостаточно, чтобы возбудить дело пожирнее.

Адвокаты заметили, что в деле есть нестыковки. Так, в своем рапорте Шепелев указал, что создателем террористической группы выступил Шакурский. А в суде свидетель уже заявил, что руководителем был Пчелинцев. - Вы писали рапорт в октябре?
- Да, - отвечает Шепелев.
- Почему в нем информация не соответствует тому, что вы сейчас рассказали?
- В чем?
- В том, что вы сказали, что в мае 2015 года у вас была оперативная информация о том, что Пчелинцев создал организацию, а в октябре 2017 вы пишете рапорт, что ее создал Шакурский.
- Ну, такая оперативная информация была.

Шепелев практически на все вопросы защиты не мог дать ответов, и расплывчато отвечал  «была оперативная информация».

«Захват районных отделов полиции, убийства глав «Единой России» в московском регионе и начальников органов МВД», — Шепелев несколько раз в суде повторил цели участников «Сети». Но никакой конкретики не назвал — ни одного адреса отделения полиции, ни имен, ни каким образом семеро подсудимых готовили переворот.

«В своде «Сети» было указано, что Россию нужно раздробить на несколько частей, создать коммуны, изгнать президента со всеми олигархами», — вспоминает Шепелев.

Никто из подсудимых не согласился с показаниями свидетеля. Все это время Шакурский сидел напряженно, с трудом смотрел в сторону Шепелева. Он осторожно задавал вопросы. Пчелинцев обращался к свидетелю по имени и отчеству. Тем не менее, они смогли пересилить страх и, смотря на оперативника,  заявили, что именно он издевался над ними в стенах пензенского СИЗО. 

«Я помню его голос, подтверждаю, что это  он участвовал в моих пытках. Он держал меня и угрожал изнасилованием, принимал участие, когда били током.

<...> Я до сих пор думаю, что этот человек имеет прямой доступ в СИЗО, и не могу чувствовать себя в безопасности. Не знаю, что могло повлиять к его склонности насилию и садизму. Такие люди вызывают у меня страх», — заявил Шакурский.

Пчелинцев также подтвердил, что на него Шепелев оказывал давление и выбивал признательные показания. Лицо свидетеля не дрогнуло, на все обвинения в пытках он ответил сухо: «Ничего этого не было».

Шепелев был так неубедителен, что суд в середине его допроса объявил получасовой перерыв, во время которого тот отошел «консультироваться» с прокурором. Но и после перерыва опять «плавал», так что суд опять объявил перерыв – на сей раз уже до вторника, 18 июня.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera