×
Колумнисты

Бяки-буквы

Только на асфальте и на снегу свобода слова. А то и двух-трех

Этот материал вышел в № 65 от 19 июня 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Борис Бронштейнобозреватель «Новой»

8
 
Петр Саруханов / «Новая»

Новости образования: в Екатеринбурге некий первоклассник написал на парте слово из четырех букв: первая — «ж», последняя — «а». Нет, не «жара» (в тот день вроде было прохладно) и не «жена» (надо полагать, этот малолетний субъект русской словесности еще холост). Другое слово. Наши читатели это слово вряд ли употребляют и даже с подсказкой не догадаются. Поэтому не станем помогать им жестами, а лучше расскажем, что было дальше.

Дальше учительница — нет бы порадоваться, что ее ученик уже неплохо освоил грамматику и не сделал в слове «ж..а» ни одной ошибки, — принялась выяснять по почерку, кто автор этой короткой и загадочной надписи. И заставила всех первоклассников поочередно написать это слово на доске. И вот теперь целый класс четко знает слово, с которым у наших культурных читателей возникли непреодолимые затруднения.

Сетевое издание «Е1.РУ Екатеринбург Онлайн» сообщило, что дотошному педагогу уже объявили выговор, и кто-нибудь, возможно, усомнится: не поторопились ли. Кто-то скажет, что наплевать на педагогическую этику и что главное — вовремя пресечь несогласованное выражение мыслей в письменной форме. Ведь можно только догадываться, что хотел донести тот первоклассник до школьной общественности. Уловить мысль по одному слову — это как угадать мелодию по трем-четырем нотам. А вдруг этот сорванец попытался охарактеризовать одним словом экономическую ситуацию в стране или, допустим, инвестиционный климат? Дай такому волю, он классу к восьмому сделает на парте уже какую-нибудь развернутую и наступательную надпись. Например: «Кто подбросил наркотик?» А станет еще взрослее, начертает это на площади. Как раз такое случилось в Москве в день несогласованной протестной акции по поводу незаконного задержания журналиста Ивана Голунова. Ищи теперь по почерку того, кто оставил эту надпись на Хохловской площади в центре столицы. Выясняй теперь, кто давным-давно, еще в первом классе, писал на парте слово… Ну да.

Чем раньше удастся разобраться с почерками и замыслами детей, тем лучше. Вот в Самаре школьника по имени Влад не так давно тягали в полицию. Он был замечен среди участников митинга, которые писали мелом на асфальте какие-то слова. Был бы Влад первоклассником, его можно было бы заподозрить разве что в написании единственного слова на парте, но ему уже 16 лет, и у полиции возникло подозрение, что это он написал на асфальте целый ряд букв и слов, сложившихся в оппозиционные лозунги. Попросить Влада написать те фразы еще раз, чтобы сверить почерк, не решились — слова на асфальте в Самаре, на взгляд полиции, были еще более неприемлемыми, чем слово на парте в Екатеринбурге, на взгляд учительницы. Как писал интернет-ресурс Idel.Реалии, «сотрудники полиции, не сумев стереть с асфальта надпись с критикой власти, установили поверх нее патрульный автомобиль». Автомобилем ограничились легковым, хотя с учетом опасности надписи «Власть плодит негодяев» могли накрыть ее и КамАЗом. С прицепом.

Еще сложнее разбираться с почерком, если что-то написано не рукой. Памятный случай: однажды зимней ночью кто-то написал на снегу у стены Казанского кремля слово «воры». Никакой конкретности тут не было, список предполагаемых воров не прилагался, и даже непонятно, почему полиция тогда встревожилась. Может, это даже не слово было, а обрывок слова — допустим, обрывок слова «разговоры». Написал кто-нибудь в отчаянии: «Разговоры о повышении уровня жизни народа так и остались разговорами» — но остальные буквы замело снегом…

Нет, это длинновато даже для письма краской. А чем здесь писали? В одном из полицейских документов говорилось, что буквы «выполнены путем хождения по снегу обувью». То есть слово было вытоптано ногами, и никаких характерных примет автор не оставил. Не определишь даже, было ли у него плоскостопие.

Зачем, спрашивается, писать на асфальте и на снегу? Неужели у нас с бумагой плохо? Попробуйте напишите что-нибудь критическое на бумаге. Бумага стерпит, а полиция терпеть не станет. Сейчас на любых уличных акциях полицейские, шевеля губами, вдумчиво читают плакаты и требуют свернуть их, если им что-то не нравится. Что уж говорить о политических протестах, когда в Перми на марше защитников животных велели убрать все лозунги. Даже такой вот безобидный: «Ты не котик, чтобы носить шубу». И зоозащитники прошли по улицам без плакатов и молча, так как «кричалки» тоже были запрещены. Конечно, шествовать можно и так, но только не в защиту тех, кто при нынешних порядках хотя бы лает или мяукает. Молча можно выступать только в защиту рыб.

Лишь изредка случается недосмотр, и на улицах городов появляются люди с не утвержденными в мэрии лозунгами. «Я за однополые драки!» — было начертано на плакате у юноши в Самаре. «У вас один кекс на уме!» — несла плакат девушка в Красноярске. Смешно и необычно. Люди устали от полицейского прессинга. Как пел когда-то Цой, «перемен требуют наши сердца». Впрочем, когда кто-то требует конкретных перемен, это уже может настораживать. «Пельмень требуют наши сердца!» — такой плакат подняла над головой девушка в Волгограде. Это еще как понимать? Недовольство тем, что продукты подорожали?

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera