×
Сюжеты

Клубок змей

Похищенный в Петербурге из камеры для хранения вещественных доказательств кокаин бросает грязные тени

Фото: ТАСС

Общество

Максим Леоновспециально для «Новой в Петербурге»

 

«Мы точно знаем, кто подменил наркотик» — так называлась статья, опубликованная в «Новой» 18 января 2019 года. Речь в ней шла об исчезновении кокаина почти на два миллиона долларов из хранилища вещдоков Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (УФСКН, упразднено в 2016 году) по СПб и ЛО. Эти слова были сказаны корреспонденту сотрудником УФСБ по Питеру и области России, который лично участвовал в расследовании данного дела. «Новая» разбиралась, мог ли обвиненный в краже бывший следователь СК РФ по Петербургу Николай Воробьев единолично украсть наркотики на такую сумму.

Дело о краже веществ на 100 миллионов рублей (по ценам на черном рынке) началось в июне 2014 года. Бывший сотрудник УФСКН Станислав Брехов, прилетевший из Уругвая, попытался провезти 23 пакета с наркотиком, прикрепив их к внутренней стороне джинсов. Курьера задержали, и с этого момента началась разработка наркосети, главными действующими лицами которой стали бывшие сотрудники ФСКН Петербурга. В том числе и Александр Большаков, до 2010 года служивший в УФСКН Питера и области, а затем ставший чемпионом Европы по кикбоксингу. В апреле 2018-го Большакова, Брехова и двух их подельников приговорили к срокам от 17 до 22 лет.

Изъятые у Брехова наркотики поместили в камеру вещдоков УФСКН по СПб и ЛО (ныне камера вещдоков ГУВД). В ноябре 2018 г. обнаружилось, что кокаин подменен на медикаментозную смесь, почти не содержащую наркотик. По подозрению в хищении наркотика в декабре 2018-го был арестован бывший следователь СК РФ по СПб Николай Воробьев. Дело засекретили, а все участники, включая не только подозреваемого и его адвокатов, но и жену Воробьева, и даже понятых, дали подписку о неразглашении.

Несмотря на секретность, судебные заседания по продлению сроков содержания под стражей Николая Воробьева были открыты для прессы. И на суде в январе 2019-го выяснились первые подробности этого довольно запутанного дела. В процессе обсуждения меры пресечения Воробьеву оказалось, что бывшего следователя арестовали на основании показаний экс-сотрудника ФСКН Владислава Андриевского. Именно Андриевский, как следует из материалов следствия, первым сообщил, что кокаин, хранившийся в камере вещдоков, мог быть похищен. Потому что, по показаниям Андриевского, тем самым уругвайским кокаином торговал некий Андрей Арфеев, дело в отношении которого Андриевский и его коллеги завели в 2017 году. По словам Андриевского, кокаин был похищен Воробьевым, а продавал его Арфеев.

Примечательно, что Андриевский показания в отношении Воробьева давал, сам находясь под следствием.

Бывший наркополицейский утверждает, что это была месть за то, что он и его коллеги не согласились прикрыть дело Арфеева. А дело сотрудников ФСКН как раз вел следователь Воробьев. Возможно, последнего и оговорили — как неуступчивого следователя. Однако дальнейшие события показывают, что в УФСБ показания Андриевского оговором не сочли и обвинили Воробьев в краже кокаина.

Сам Воробьев в расследовании деятельности группировки Александра Большакова не участвовал. Но именно ему было поручено представить подсудимым вещественные доказательства, когда они знакомились с материалами дела (согласно ст. 217 УПК РФ обвиняемые имеют право ознакомиться со всеми доказательствами обвинения). В феврале 2017 г. Воробьеву в камере вещдоков выдали коробку с кокаином, которую он и отвез в Кресты, чтобы подсудимые могли ее осмотреть. До того как он вернул коробку, она была в его распоряжении целую неделю. За это время, как считает следствие, Воробьев и подменил кокаин.

В распоряжении «Новой» есть заявление Андриевского, которое он написал осенью 2017 г. в СК РФ по СПб. Как следует из документа, Воробьев действовал в интересах неких лиц, организовавших в Петербурге торговлю наркотиками:

«Осенью 2014 г. в 5-ю оперативную службу УФСКН России по г. СПб и ЛО стала поступать оперативная информация о том, что на территории региона действует организованная преступная группа, которая занимается контрабандой и сбытом особо крупных партий наркотического средства гашиш. Проведение проверки указанной информации было поручено мне. […]
Оперативной группой под руководством Беликова В. В. было установлено наблюдение за территорией гаражного кооператива, в результате которого 9 декабря 2014 г. были установлены как гараж, являвшийся хранилищем наркотических средств, так и а/м Mitsubishi Lancer, на котором членами ОПГ планировалась перевозка наркотических средств. […] В ходе наблюдения было установлено, что к оставленному на парковке а/м Mitsubishi Lancer на а/м BMW X5 подъехал мужчина, который забрал из Mitsubishi Lancer пакеты с гашишем, после чего погрузил их в BMW X5. […] Спустя некоторое время было принято решение задержать водителя BMW X5, которое было произведено на Синопской набережной.
Водителем BMW X5, перевозившим пакеты с гашишем, оказался ранее привлекавшийся к уголовной ответственности Арфеев Андрей Вячеславович. […] После задержания Арфеев А. В. был доставлен в отдел наркоконтроля на Васильевском острове. […] В ходе досмотра BMW X5 в нем было обнаружено более 10 кг гашиша.
В отделе подозреваемый Арфеев А. В. сообщил, что является агентом ФСБ России, что его куратором является оперуполномоченный Семенцов Егор Васильевич из Службы экономической безопасности УФСБ России по г. СПб и ЛО. Приехавший в отдел Семенцов Е. В. в ходе общения со Смирновым Алексеем Сергеевичем (начальником отдела УФСКН) подтвердил слова Арфеева А. В. и попросил отпустить его на свободу.
После этого в адрес руководства УФСКН России по г. СПб и ЛО поступили ходатайства руководителей УФСБ России по г. СПб и ЛО с просьбой избрать в отношении Арфеева А. В. меру пресечения в виде подписки о невыезде. 11 декабря 2014 года Арфеев А. В. был отпущен на свободу».

В заявлении Андриевский утверждает, что в УФСКН поступали неоднократные просьбы из УФСБ о прекращении уголовного преследования Арфеева. Но наркополицейские стояли на своем, и тот продолжал фигурировать в деле о крупной партии наркотиков, как главный подозреваемый. Более того, в отношении Арфеева проводились оперативно-разыскные мероприятия, направленные на выявление других участников ОПГ. И сотрудники ФСКН постоянно фиксировали встречи Арфеева с Семенцовым, а чуть позже и с Воробьевым. Об этих контактах, как утверждает Андриевский, было доложено руководству питерского Управления федеральной службы безопасности.

Из материалов дела. Фото: Максим Леонов / «Новая в Петербурге»

Именно обращение к руководству УФСБ, как следует из заявления Андриевского в СК, и послужило поводом того, что в разработку к оперативникам ФСБ попали сами наркополицейские. Сотрудники ФСБ зафиксировали получение сотрудниками наркоконтроля трех миллионов рублей от некоего гражданина, который подозревался в торговле наркотиками и заплатил, по версии следствия, за непривлечение его к ответственности. А 20 мая 2015 г. в машине Андриевского были обнаружены 6 кг кокаина, в машине его начальника Смирнова — 10 кг гашиша. Оба были арестованы.

Кроме Андриевского и Смирнова, были задержаны еще трое сотрудников ФСКН, которых также обвинили в участии в ОПГ, торговавшей наркотиками на территории СПб и ЛО. Все задержанные принимали участие в разработке Арфеева.

Из заявления Андриевского:

«…Следователем Воробьевым Н. В. были предприняты меры, направленные на принуждение меня и Смирнова А. С. «признаться» в совершении вмененных нам преступлений. Меня незаконно вывозили за пределы СИЗО для проведения «бесед» в отсутствие адвоката, в ходе которых меня запугивали, говоря, что мне предъявят обвинение в совершении более тяжких преступлений в случае, если я не «признаюсь».

Андриевский утверждает, что был вынужден подписать признательные показания, чтобы арест был заменен на подписку о невыезде. Далее он напрямую обвиняет Воробьева в хищении наркотика.

«В производстве следователя Воробьева Н. В. находилось уголовное дело в отношении Большакова. В ходе расследования указанного уголовного дела была проведена химическая экспертиза в отношении наркотического средства кокаин. Следователь Воробьев Н. В., забрав кокаин из экспертного учреждения, вместе с Арфеевым А. В. произвел его замену на ненаркотическое вещество, после чего кокаин был передан Арфееву А. В. на реализацию…»

Заявление было написано Андриевским в октябре 2017 года. А уже в ноябре того же года, по словам источника «Новой» в ФСБ, информация о том, что уругвайский кокаин поступил в продажу, подтвердилась информацией от осведомителей. Но прошел целый год, прежде чем была назначена повторная экспертиза кокаина и задержан подозреваемый в хищении.

«Тут свою роль сыграло то, что суд над Большаковым был в самом разгаре, — признается источник «Новой». — Если бы информация о том, что основного вещественного доказательства — 11 кг кокаина — нет в распоряжении следствия, стала достоянием общественности, дело по контрабанде кокаина моментально развалилось бы».

Неудивительно, что факт пропажи кокаина было решено тщательно скрыть.

Ход делу о хищении наркотика дали лишь после того, как Верховный суд РФ в ноябре 2018 г. оставил приговор в отношении Александра Большакова и его подельников без изменений. Тогда же дали ход и показаниям Андриевского. Была назначена дополнительная экспертиза хранившегося в камере вещдоков наркотика, в ходе которой выяснилось, что вместо кокаина там безопасная витаминная смесь с мизерным содержанием кокаина. То есть при экспресс-анализе наличие кокаина в хранящихся пакетиках подтверждается, а вот при детальном исследовании выявляется почти полное его отсутствие.

Андриевский утверждает, что о хищении кокаина он узнал на допросе Арфеева. Которому, как уже упоминалось, и был передан похищенный кокаин на реализацию. На суде по продлению сроков ареста Воробьева представитель следственной службы УФСБ настаивал, что Воробьев арестован на основании показаний Андриевского и Арфеева. Адвокат Воробьева просил суд огласить эти показания, но ему было отказано. Возможно, из-за секретности дела.

В распоряжении «Новой» имеются данные двух экспертиз кокаина. Первая была проведена сразу после изъятия наркотика, а вторая — в ноябре 2018-го. В первой четко сказано, что в пакетах, изъятых у Брехова (23 штуки), находится примерно по 500 грамм белого порошка, фактически чистейшего кокаина. Что, кстати, на суде не оспаривалось обвиняемыми в контрабанде.

Вторая экспертиза утверждает: кокаина в коробке почти нет. Далее сказано: «Упаковка видимых повреждений и нарушений целостности не имеет». То есть печати экспертов и следствия не нарушены. Это значит, что коробку вскрывали профессионально, раз даже эксперты не увидели следов постороннего вмешательства.

Кроме того, в их заключении есть нюанс, который, на первый взгляд, кажется несущественным. Несмотря на утверждение, что упаковка нарушена не была, эксперты выявили, что один из пакетов при замене был поврежден и из него высыпалось небольшое количество (около 2 грамм) порошка, в котором содержится 45% кокаина. В остальных пакетах кокаина не более 0,5% процента. Но если при первой экспертизе во всех пакетах был почти 100-процетный кокаин, то откуда взялся 45-процентный порошок? Ведь по версии следствия, Воробьев подменил ВСЕ пакетики на медикаментозную смесь, почти не содержащую кокаин. Не означает ли это, что кокаин похищали не один раз, а как минимум дважды? Сперва разбавили половину (откуда и появился порошок с 45-процентным содержанием наркотика), а затем забрали и остальное.

Эксперты, в свою очередь, ссылаясь на подписку о неразглашении, никак ситуацию не комментируют.

Вопросов в деле много, но следствие, по словам адвокатов Воробьева, не предпринимает попыток на них ответить. До сих пор (а с момента ареста Воробьева прошло полгода) не опрошены основные свидетели по делу — Андриевский и Арфеев.

«Следствие ждет, что мой подзащитный признает вину и дело можно будет рассмотреть в особом порядке, — считает адвокат Кирилл Дорофеев. — Ведь казалось, чего уж проще — допросить Арфеева, который отбывает срок в колонии в Псковской области?»

Воробьев вину не признает, но в УФСБ, видимо, не сомневаются, что смогут «дожать» бывшего следователя. По мнению источника «Новой», делается это, чтобы в деле больше не звучала фамилия Семенцова. По данным «Новой», он уже уволен из ФСБ, но, несмотря на это, его возможное участие в деле (если заявление Андриевского о хищении и торговле наркотиками не оговор) бросает тень на организацию.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera