×
Комментарии

Любой перевод за границу можно считать преступлением?

Нормы валютного регулирования, которые привели к уголовному делу против топ-менеджеров «Рольфа», абсурдны и нуждаются в отмене, считают эксперты

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 70 от 1 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Татьяна Васильчуккорреспондент

 

Обыски в офисах крупнейшего российского автодилера «Рольф», основателем которого является Сергей Петров — бывший депутат Госдумы от «Справедливой России», привели к возбуждению уголовного дела. Пресс-служба СК РФ сообщила: руководители компании проходят по ч. 3 ст. 193.1 УК РФ (валютные операции по переводу денег на счета нерезидентов с использованием подложных документов). Согласно версии следствия, пять лет назад Петров вступил в сговор с руководством «Рольфа» и перевел 4 миллиарда рублей на счет подконтрольной ему же кипрской компании. Суд уже отправил под домашний арест топ-менеджера «Рольфа» Анатолия Кайро. Сам Петров сейчас находится за границей и связывает уголовное дело с «рейдерским захватом» бизнеса силовиками, а также со своей «политической позицией».

Как считают в СК, в 2014 году Петров перечислил денежные средства, полученные от коммерческой деятельности «Рольфа», на счет подконтрольной ему кипрской Panabel Limited. Якобы Петров и «его соучастники» в «Рольфе» изготовили договор купли-продажи о приобретении «Рольфом» акций у кипрской компании «по многократно завышенной стоимости» в 4 миллиарда рублей. Позже эти денежные средства поступили к нему в обращение.

Закон «О валютном регулировании и валютном контроле», из-за которого у следствия есть серьезные претензии к Петрову, регулярно подвергается критике экспертов.

— Что касается валютного регулирования — либо это бюрократия, либо боязнь, что в какой-то момент придется отказаться от плавающего курса рубля, — считает Тимур Нигматуллин, менеджер компании «Открытие Брокер». — Если только в какой-то момент все будет очень плохо с точки зрения геополитики, этот закон может пригодиться.

— Валютное регулирование является рудиментом, неким инструментом, который когда только появился, служил ограничением перемещения капитала, движения его через границу, — рассказывает «Новой» Сергей Романчук, президент ACI Russia. — Но в России уже отсутствуют такие ограничения. По сути дела, это просто зацепка, чтобы иметь рычаг давления на бизнес. Никакого экономического смысла и общественной пользы у валютного регулирования сейчас нет. И в развитых странах его нет. У нас свободно плавающий курс, есть все современные подходы к финансовым рынкам и денежно-кредитной политике, и при этом мы имеем валютный контроль — это анахронизм. В том числе еще и является сдерживающим фактором для развития экономики.

Романчук убежден, что ничего особенного в том, чтобы деньги перемещались за границу и конвертировались из одной валюты в другую — нет:

«Само по себе это не может нести экономического или общественного вреда. Это просто некая техника. Закон отжил свое».

(продолжает) «И, насколько мне известно, официальная позиция Минфина заключается в том, что его надо сильно изменить и убрать большинство спящих ограничений. Возможно, что после этого случая (нет худа без добра) будет общественная дискуссия по этому вопросу».

— На самом деле закон формально дает возможность придраться к людям, начать их привлекать, — продолжает Романчук. — В данном случае, действительно, абсурд — сам себе он перевел деньги, и что? В случае валютного резиденства та же история — когда российским гражданам нельзя получать доходы на иностранные счета. За это штраф — 100 процентов. Что тоже довольно бессмысленно, ведь это все легально происходит — получение денег на иностранный счет не означает уклонение от уплаты налогов. Люди открывают иностранные счета просто для удобства операций, потому что много времени проводят в стране. То есть их деяния криминализируются совершенно искусственно.

Потерпевших в деле Петрова нет, однако все же СК возбудил уголовное дело.

Дмитрий Костальгин, партнер юридической компании Taxadvisor, объясняет это тем, что по 193-й статье нет деятельного раскаяния: «Они, например, есть по налоговым преступлениям. Соответственно, дело будет закрыто, как только погашена недоимка. По статье 193, даже если возместить некий мифический ущерб, который еще нужно найти, это не является автоматическим прекращением уголовного дела. Поэтому она носит такой специфический характер, и в последнее время ее очень активно используют».

Экс-директор департамента развития бизнеса «Рольфа» Анатолий Кайро — единственнй арестованный по делу «Рольфа». Фото: РИА Новости

Означает ли это, что любой денежный перевод за рубеж, согласно этой статье, может рассматриваться как преступление? И Романчук, и Костальгин отвечают, что именно так и есть.

Что касается успешности «Рольфа» на рынке, за него говорят показатели, которые приводит Нигматуллин:

— 2018 год — выручка 229,6 миллиарда рублей. Чистая прибыль — 6,2 миллиарда рублей. Выглядит как здоровый бизнес. Первый квартал 2019 года: рынок сейчас падает, а «Рольф» увеличивает реализацию автомобилей — показатели в первом квартале выросли на 4%. «Рольф» себя неплохо чувствует на фоне остального рынка. Это один из самых успешных проектов: фокус на автомобилях с пробегом, достаточно лояльные покупатели. Кредитные рейтинги неплохие. Даже от Moody’s есть рейтинги. То, что в России дилер автомобилей имеет рейтинг от Moody’s — это, конечно, заслуживает уважения.

Что касается политической составляющей в уголовном деле, многие вспоминают, что, будучи депутатом Госдумы от «Справедливой России», Петров голосовал против «закона Димы Яковлева», а также против «закона Яровой». Бывший однопартиец Петрова Геннадий Гудков рассказал «Новой», что политическая позиция в данном случае — не причина, а повод довести до конца уголовное дело:

— Это повод отнять успешный бизнес, потому что ему будет очень сложно защищаться из-за своей политической позиции. Я думаю, что это скорее похоже на рейдерский наезд, и здесь используется тот факт, что Сергей не может обратиться к президенту или истеблишменту и сказать: «Вы чего творите?» Они скажут: «Ты против этого выступал, и против этого, и голосовал не с нами — давай сам с силовиками решай вопрос».

«Я думаю, что, скорее всего, на самом верху команды не давали. И решалось это на уровне пониже. Обычно с президентом такие дела согласовывают. Здесь, мне кажется, решили — какой хороший бизнес, заказчик есть, мы его сейчас заберем — кто его будет защищать? К тому же он уехал».

— (продолжает) Мы примем решение о его аресте. И что он, дурак, что ли, чтобы возвращаться? Он теперь не вернется, если за него никто не вступится.

Пока никакой реакции от бизнес-сообщества на уголовное дело против «Рольфа» не поступало. Владимир Путин на саммите «двадцатки» в японском Осако днем в субботу тоже получил от журналистов вопрос о деле «Рольфа». «Первый раз слышу, — ответил президент РФ. — Не могу все подобные дела брать под контроль». Информацию по делу он все же «запросит».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera