×
Сюжеты

Приглашение на казнь

История африканского беженца, которого Россия собралась депортировать на родину, где его ждет расправа

Общество

Елизавета Кирпановакорреспондентка

2
 

Бывший военный из республики Того, Батома Б., бежал в Россию после того, как отказался выполнять приказ об убийстве оппозиционного лидера. Если он вернется домой, убить могут и его самого как предателя родины. В России в течение пяти лет тоголезцу отказывают в статусе беженца. Найти убежище он попробовал в Беларуси, но и там ему отказали и этапировали обратно на российскую территорию. Батому поместили в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ), откуда его в скором времени могут депортировать в Того.

Батома Б.. Фото предоставлено «Гражданским содействием»

В республике Того, стране в Западной Африке, спрятавшейся между Ганой и Бенином, больше 14 лет проходят антиправительственные протесты. Они начались после смерти президента Гнассингбе Эйадемы, правившего страной на протяжении 38 лет. Врио главы государства должен был стать председатель Национального собрания Фамбаре Натчабе. Но поскольку границы были закрыты, а Натчабе находился в тот момент в Бенине, военные передали власть сыну Эйадемы — Фору Гнассингбе.

Оппозиция требовала от Гнассингбе уйти в отставку, а от правительства Того — ограничить президентский срок. Противники правящего режима дважды, в 2010 и в 2015 году, оспаривали результаты выборов, но все было безуспешно. Незадолго до последнего голосования в республиканской столице Ломе прошли многотысячные митинги. Протестующие бросали камни в силы безопасности, те в ответ применяли слезоточивый газ.

42-летний Батома Б. — бывший гвардеец боевого подразделения —участвовал в разгоне этих митингов в 2014 году. После оппозиционного марша он отпустил на свободу двоих протестующих, которых местные власти планировали убить. Затем Батома отказался принять участие в операции по устранению лидера оппозиции. Власти Того посчитали военного предателем интересов государства и бросили в тюрьму, где подвергли многократным пыткам.

Тоголезцу грозила внесудебная казнь, но ему удалось бежать из заключения в Гану, где его ждал Лоран — тот самый протестующий, которого Батома спас из заключения. В декабре 2014 года они оба прилетели в московский аэропорт Шереметьево, откуда первым делом направились в посольство Франции. Тоголезцы надеялись получить политическое убежище там, но французы направили их в комитет «Гражданское содействие».

Батома поселился в квартире с другими тоголезцами в подмосковной Балашихе. Зарабатывать на жизнь он стал раздачей рекламы в Москве. Платили ему нерегулярно, едва хватало денег на оплату койки, которая стоила 4 тысячи рублей в месяц — огромная сумма для африканского беженца.

Спустя несколько месяцев Батома решил съехать — он опасался общения с малознакомыми соседями-тоголезцами. Беженец устроился на стройку в микрорайоне Бутово парк 2. Жил там же, в строительном вагончике. В 2016 году ему пришлось уволиться из-за многомесячной задержки зарплаты. Примерно тогда же Батому ограбили, он лишился всех своих сбережений и фотоаппарата, на котором были снимки, подтверждающие историю его бегства. Впрочем, и с фотодоказательствами миграционная служба Батоме не поверила.

В сентябре 2015 года (до этого Батома почти год пытался подать обращение, но его документы не принимали) УФМС отказала тоголезцу в статусе беженца, назвав его слова о преследовании по политическим мотивам «домыслами». В своем решение сотрудники миграционной службы указали, что:

  • основная причина приезда Батомы в Россию — неблагополучная социально-экономическая ситуация в Того (УФМС не смутил тот факт, что Батома служил в Президентской гвардии и, вероятно, хорошо зарабатывал);
  • Батома не обратился за защитой в органы внутренних дел Того (естественно, ведь они только способствовали бы его поимке);
  • заявитель не указал, от кого и какие угрозы ему поступали (правозащитники называют этот аргумент либо лживым, либо свидетельствующим о вопиющей некомпетентности сотрудников, опрашивавших Батому);
  • тоголезец «беспрепятственно» покинул республику (в «Гражданском содействии» и здесь усматривают ложь либо погрешность при проведении интервью).

Батома оспорил решение ФМС в суде, но правосудие отказалось встать на его сторону. В отличие от российские властей, УВКБ ООН, занимающаяся оказанием помощи беженцам, признала Батому нуждающимся в международной защите. Организация начала готовить документы по его переселению в другую, безопасную страну.

Как рассказали правозащитники, долгое ожидание и последствия перенесенных страданий привели к тому, что психологическое состояние Батомы ухудшилось. Не дождавшись переселения, он выехал на территорию Беларуси, где обратился за убежищем к местным властям. Через несколько месяцев ему отказали, не дав обжаловать решение, и этапировали обратно в Россию.

Так Батома оказался в брянском Центре временного содержания иностранных граждан. А за два дня до этого, 18 июня 2019 года, в отсутствие Батомы УМВД по Брянской области приняло решение о его депортации в Того. На родине ему может грозить смерть как доказавшему неблагонадежность военнослужащему.

«На суде [по вопросу помещения в ЦВСИГ] Батома плакал. И вновь говорил о том, что он уже много лет не видел жену и детей, — рассказывает советник по миграционным вопросам «Гражданского содействия» Наталья Прокофьева. — Юрист его спросил: “Зачем ты поехал в Беларусь, там ведь тоталитарный режим, там даже [есть] смертная казнь?!” Он думал, что в Беларуси ему дадут статус беженца...».

Следующие три месяца Батома проведет в железной клетке среди иностранцев, которые отбывают наказания за особо тяжкие преступления: убийства, разбой, изнасилование и наркотики.

Чтобы «скрасить» время в ожидании депортации, руководство ЦВСИГа предложило Батоме выдать Коран.

Батома — католик.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera