Сюжеты

Злокачественные муниципальные образования

В Петербурге в самом разгаре квест под названием «подай документы в ИКМО»

Политика

Ирина Тумаковаспецкор «Новой газеты»

 

В Избирательную комиссию муниципального округа (ИКМО) «Екатерингофское» потенциальные кандидаты в депутаты не смогли подать документы на выборы 8 сентября из-за антитеррористической операции, которая вдруг началась за отдельно взятой дверью. В «Кронверкском» на пути у оппозиции встали самозваные коммунисты. В «Сампсониевском» рвавшихся на регистрацию кандидатов вообще отвезли в полицию…

МО «Екатерингофское». Фото: Полина Костылева

Активист молодежного движения «Весна» Богдан Литвин пришел к избирательной комиссии МО «Екатерингофское» в воскресенье, 30 июня, к самому открытию. Это был четвертый день, когда Богдан пытался зарегистрироваться. И он знал, что сейчас увидит.

— Возле двери уже стояла толпа непонятных людей, — рассказывает Богдан. — В ответ на вопросы, как их зовут и кто они такие, они хамили. Сфотографировать их не давали. Мне кажется, люди, которые собираются идти на выборы, так себя не ведут.

«Непонятных людей» по фамилиям вызывали в помещение избиркома. Они заходили по одному, проводили, по словам Богдана, внутри «много времени», очередь шла очень медленно. Все, кто останется по эту сторону двери к 18 часам, рисковали так и не стать кандидатами в депутаты, потому что 30 июня комиссия могла завершить прием документов.

Горизбирком обязал «проблемные» ИКМО работать ежедневно и «до последнего клиента», раз уж такие очереди, и продлить работу на две недели.

Но с продолжительностью рабочего дня все время возникают проблемы. В пятницу, 28 июня, например, выяснилось, что в «Екатерингофском» сотрудники комиссии очень больны. В середине дня трем из них, включая председателя, вызывали скорую. «Во второй половине дня в пятницу, — говорит Богдан Литвин, — комиссия уже не работала.

В субботу, 29 июня, комиссия работать начала, но почему-то не в самом помещении, а в «предбаннике», рассказывают независимые кандидаты в кандидаты. Федор Горожанко, Красимир Врански и Полина Костылева приехали вместе с членом Горизбиркома Екатериной Фесик, которая собиралась проверить жалобы, поданные в ГИК накануне. Фесик открыла дверь — дорогу ей перекрыл охранник. Член Горизбиркома попыталась войти. «Кате Фесик чуть не сломали ногу», — напишет потом в твиттере депутат петербургского парламента V созыва Марина Шишкина. Председатель ИКМО Ксения Недбайло, маячившая за спиной охранника, заявила, что ГИК — «параллельная» по отношению к муниципалам комиссия, поэтому пускать ее в помещение никто не обязан.

А для Горожанко, Врански и Костылевой избиркомовцы вызвали полицию — и та увезла кандидатов с места несостоявшейся регистрации в участок. Позже Костылеву отпустили под обязательство явиться в суд, потому что у нее двое маленьких детей. Врански и Горожанко остались досиживать до понедельника.

На всех троих составили протоколы по статье о мелком хулиганстве, которое они совершили, пытаясь стать кандидатами в депутаты.

Глава петербургского штаба Навального Александр Шуршев 30 июня пришел в «Екатерингофское» даже не к девяти, а к семи утра. И оказался, по его словам, у двери первым, если не считать охраны. Шуршев хотел сдать финансовый отчет и подписи избирателей. Это второй пакет документов, который требуется для регистрации. Первичные бумаги он сумел подать 25 июня практически чудом: когда в «Екатерингофское» приехали сотрудники ЦИК и Горизбиркома.

— Они тогда заставили избирательную комиссию открыть двери, и мы смогли войти внутрь, — рассказывает Александр. — При нас сотрудникам ИКМО сделали внушение, и те приняли у нас первичные документы. И если до этого они тратили на человека по часу, то после визита из ЦИКа и ГИКа сразу стали принимать по двое за 15 минут.

Правда, такая удача едва не стоила Шуршеву здоровья: как уже писала

26 июня люди из очереди побили его и разбили ему телефон. Без пяти минут кандидата это не напугало, 30 июня он принес второй пакет документов. Но подать их не смог.

— Возле ИКМО я был первым, — говорит Шуршев. — У двери стоял только охранник. Но потом появилась привычная «очередь», и в помещение стали, как и раньше, вызывать людей по фамилиям.

В третьем часу выяснилось, что сотрудникам ИКМО «Екатерингофское» угрожают террористы. К зданию приехала полиция, сообщила, что им поступил звонок, и обнесла полосатой лентой арку, ведущую к входу. Собака обследовала территорию, взрывчатку не нашла. Очередь пошла еще медленнее, потому что «непонятных людей» теперь досматривали с металлоискателями.

— А нас просто оттеснили во двор, — рассказывает Шуршев. — С нами никто не разговаривал, никто ничего не объяснял.

Ровно в 18.00 в воскресенье ИКМО «Екатерингофское» закрылась. Из помещения вышла председатель и объявила, что рабочий день закончился. Продолжит ли она, как предписал ГИК, работать в понедельник, никто кандидатам не сообщил.

Похожие события происходят и в других ИКМО. В «Сампсониевском» очередь из «непонятных людей» в субботу, как обычно, до конца дня не пускала на регистрацию независимых кандидатов. И те объявили, что в знак протеста перекроют проспект. Записали видеоролик на эту тему. Кандидатов Романа Максимова, Владимира Перовского и Наталью Баринову увезли в полицию, где они должны были оставаться до понедельника, то есть до окончания срока подачи документов. В воскресенье их, правда, отпустили из полиции, но всех троих ждет суд по статье КоАП об «организации массового одновременного передвижения граждан в общественных местах».

В ИКМО «Кронверкское» люди в очереди, не дававшие пройти независимым кандидатам, вдруг объявили, что никакие они не единороссы, а собираются баллотироваться от КПРФ. Депутат Борис Вишневский с помощью одного звонка коллегам по ЗакСу выяснил, что к зюгановцам эти люди отношения не имеют. Одного самозваного «коммуниста» удалось опознать: по словам Вишневского, одним из тех, кто не пускал в ИКМО независимых кандидатов, был заместитель главы администрации «Кронверкского» Николай Микшун.

Почему муниципальные избиркомы ведут себя так нагло — загадка.

Букет нарушений — «секретные» объявления о начале кампании, фактические адреса, не совпадающие с юридическими, липовые очереди и недопуск желающих зарегистрироваться — грозит им роспуском. Если же выборы в этих муниципальных образованиях и состоятся, то их итоги могут быть отменены.

В «Екатерингофском», например, сейчас заседают восемь депутатов. Все они в 2014 году шли как самовыдвиженцы, однако их связывают с единороссом и вице-спикером ЗакСа Сергеем Соловьевым. Пять лет назад, как рассказал «Новой» Александр Шуршев, он был их конкурентом, но победили связанные с «Единой Россией» кандидаты, набравшие больше всего при досрочном голосовании. Можно было бы предположить, что эти люди как раз и рассчитывают, что выборы будут отменены из-за нарушений — и они останутся на местах. Но депутат ЗакСа Борис Вишневский объяснил «Новой», что это невозможно по закону: полномочия нынешних депутатов закончатся в сентябре. Если новые не будут избраны, местное самоуправление просто останется без депутатов. Видимо, избранники-2014 видят шанс сохранить места только в том случае, если не пустят на выборы конкурентов.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera