×
Сюжеты

Два месяца, четыре дня — и вся жизнь

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС объявил голодовку

Сергей Митрофанов. Фото автора

Этот материал вышел в № 71 от 3 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Георгий Бородянскийспециально для «Новой»

 

С 27 по 29 июня ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС Сергей Митрофанов отбыл «голодную вахту» в санатории «Рассвет». Здесь, как мы сообщали, вторую неделю продолжается акция протеста, в которой участвуют 17 омичей: голодают они вахтовым методом — группами, через каждые три дня сменяя друг друга.

Требования у голодающих разные, но объединяет их понимание, что поодиночке правды не добиться: пробовали уже много раз — обращались во все инстанции, безрезультатно. Сергей Васильевич пять раз проходил медико-социальную экспертизу (МСЭК), там ему ставили разные диагнозы — травматическая энцефалопатия (хотя никаких травм у него не было никогда), артериальная гипертензия, острая сенсоневральная тугоухость… Пять лет назад ему сделали операцию, удалив опухоль мозга, с тех пор правое ухо перестало слышать совсем, правая сторона лица онемела, правый глаз не закрывается, затруднено дыхание.

Эксперты не видят никакой связи его многочисленных заболеваний (здесь перечислены далеко не все) с радиацией.

По их разумению, доза облучения, полученная им в зоне бедствия, — 11,7 рентгена опасности для здоровья не представляет. Тут медики разных ведомств вступают друг с другом в противоречие: к примеру, согласно Постановлению главного санитарного врача РФ от 7 июля 2009 года, предельно допустимые дозы для населения — «не более 1 мЗв в год в среднем за любые последовательные 5 лет». 1 мЗв (миллизиверт) равен 0,1 рентгена. Таким образом, за два месяца ликвидации тяжких последствий чернобыльской аварии Сергей Васильевич облучился на 111 с лишним лет вперед. И это на его здоровье не отразилось никак?

— Притом что нахватал я там рентген намного больше, — говорит ликвидатор. — Учет велся не очень скрупулезно: первые полторы недели вообще без дозиметра ходил, потом выдали мне таблетки-накопители альфа-, бета- и гамма-лучей. На второй месяц стали выдавать разовые дозиметры: надо было каждый раз отмечаться в журнале. Приходишь к дозиметристам: запишите, сколько там у меня. А они, когда подсчитывали, часто ловчили: говорят, было им указание по возможности дозы занижать.

В Чернобыль Митрофанова командировал в августе 86-го Казахстанский целинный горно-химический комбинат (ЦГХК). Саркофаг для взорвавшегося реактора тогда только начали строить.

— Он был примерно с метр высотой… Защиты у нас, штатских, не было никакой: военные ходили в ОЗК (общевойсковых защитных комплектах), а мы — в медицинских лепестках, марлевых повязках.

Случалось, выходили на участки, где фон 200 рентген. Это сразу ощущалось: пот глаза заливал. Минут через пять дозиметристы спохватываются, дают команду «назад», возвращаемся…

Специальность Митрофанова — слесарь-гидравлик 5-го разряда была в Чернобыле нарасхват: «Подъемники, бульдозеры, экскаваторы, автокраны, погрузочные машины — везде гидравлика. Я работал в ремонтной бригаде. Техника часто выходила из строя — не выдерживала радиации».

Дислоцировались в селе Копачи — в семи километрах от станции, потом переехали в Припять — в двух км от АЭС.

В октябре саркофаг дал трещину…

— Происшествие это скрывалось: нигде о нем не упоминали. Японский бульдозер радиоуправляемый зацепил плиту, и с четвертой галереи пошел фон. Мы там пять суток кряду работали: разбивали и вывозили зараженный бетон. Финский гидромолот, с десяток наших, клин-баба американская тросовая и я — на ремонте.

Через несколько дней на столбе у саркофага появилась «Молния» со списком представленных к ордену Трудового Красного Знамени. Среди первых — фамилия Митрофанова.

Но ордена он так и не получил: за подвиг была премия — 250 рублей.

— Мне сказали: оставайся еще на месяц, тогда и орден дадим. Но я не стал: мне был 31 год — хотелось еще пожить. Дома ждала семья: сыну 10 лет, дочке — пять. Больше мы с женой детей не планировали: потому я и согласился на эту командировку. Так же и многие: ехали, чтоб заработать для семьи. Обещали нам квартиры, иногда обещания выполняли. Там был парень из Таллина — на крышу залез: поднял несколько кусков графита, сбросил и получил 25 рентген. Кто такой пучок поймал, тем документы сразу на пенсию оформляли. Ребята спрашивают у него: ты чего, решил крест на себе поставить? Он говорит: мне квартира нужна. У него трое детей. Отправили домой, там он лег в больницу. Потом дали квартиру трехкомнатную.

Командировка Митрофанова длилась два месяца и четыре дня. Домой, в Степногорск вернулся 29 октября.

В Чернобыле ему выдали справку о полученной дозе облучения — 21,78 рентгена. Он, как и другие командированные от ЦХГК, отдал ее в первый (секретный) отдел, там она и осталась, сделать копию Митрофанов не догадался.

В первый раз после Чернобыля зашел в поликлинику в 2003 году.

— Мы тогда из Казахстана переехали в Тверскую область. Мне было 43 года, стали донимать головные боли. И когда шел по улице, кидало из стороны в сторону, будто пьяного, хотя я совсем не пил. Провели обследование, обнаружили, что какие-то сигналы идут из правого полушария. Так в эпикризе и написали, но диагноза не поставили. Это у меня до сих пор: если голову держу прямо, то все нормально, опустил немного — не вижу, приподнял — все кружится…

Оформлять инвалидность начал в 2008-м — через два года после того, как вышел на пенсию (она начисляется ликвидаторам ЧАЭС по достижении 50-летнего возраста).

После четырех лет хождения по медкомиссиям ему назначили третью группу инвалидности — общую, никак не связанную с Чернобылем.

Эту связь он пытается доказать безуспешно уже больше 10 лет.

Справка о количестве полученных рентген сгинула в секретном отделе или где-то хранится в недрах Комитета нацбезопасности Республики Казахстан.

В 2015-м Кировский райвоенкомат Омска, где Митрофанов тогда проживал, похлопотал за него: отправил запрос. Месяцев через девять пришел ответ, неожиданно положительный, хотя и странный: «Частное учреждение «Центральный архив атомной отрасли Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» прислало справку о том, что за время пребывания в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС доза облучения, полученная ликвидатором, составила 11,7 рентгена, 10 рентген куда-то пропали».

— Ну, и бог с ним, — говорит Митрофанов, — концов уже не найдешь. Но разве 11,7 — это мало? Сравните: мы, когда флюорографию проходим, раз в год, получаем полрентгена, это допустимая норма. А у меня за два месяца выходит больше 23 годовых норм.

Он обращался в областную прокуратуру, был на приемах у руководителей Следственного управления СК РФ по Омской области. Но государство в лице всех органов власти отказывается признать его пострадавшим от радиации. Если оно это признает, придется выплачивать ликвидатору единовременное пособие в размере от 50 до 100 минимальных оплат труда и назначить еще одну пенсию. Примерно такие бонусы по окончании своей деятельности получают чиновники средней руки — автоматически.

Таких, как Митрофанов, строителей саркофага, всего четыре тысячи, государевых людей — получателей золотых парашютов, спецпенсий — в сотни раз больше, и на них находятся средства.

У нас государство — вещь в себе и для себя: тем, кто не входит в его корпорацию, приходится выпрашивать у него подачки. Сергей Васильевич решил, хватит уже просить — надо требовать. 6 июля он заступает на следующую голодную вахту.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera