Колумнисты

Слово о моряках

«Новая» узнала имя еще одного капитана первого ранга, погибшего при пожаре на АС-31. Публикуем фото

Общество

Валерий ШиряевНовая газета

9
 
Фото из архива

В ближайшие часы станут известны все имена четырнадцати офицеров, погибших в Баренцевом море во время аварии на секретной подводной лодке проекта 10831, находящейся в статусе научно-исследовательского судна. Катастрофы на подводном флоте случаются регулярно. Но сегодня интерес публики вызывает в первую очередь атомная глубоководная станция АС-31 (моряки дали ей прозвище «Лошарик»), на которой произошло ЧП.

Понятно любопытство читателей, но почти невероятно, что мы узнаем что-то действительно конкретное о ее конструкции и назначении — таков уровень секретности этого проекта. Но даже общепризнанные сведения впечатляют. К его реализации советские конструкторы шли долго. Проекты-предшественники — 1851 и 1910.

Идею составить лодку из последовательно соединенных переходами шестиметровых шаров из титанового сплава начали воплощать практически в процессе распада СССР. В результате были достигнуты характеристики, сходные с батискафами. По Мировому океану «Лошарик» возит перестроенная из ракетного крейсера специальная атомная подлодка (считается, что это АПЛ «Белгород», которой прочат и роль носителя сверхмощной ядерной торпеды «Посейдон»).

Надо заметить, что оружия, которое можно использовать на глубинах более километра, на сегодня нет. В 60-х в США был создан экспериментальный торпедный аппарат, способный стрелять с глубины двух километров, но на вооружение он так и не поступил, его не сумели сделать полностью безопасным. Почти наверняка «Лошарик», как назвали лодку наши моряки, безоружен. Не для стрельбы его создавали, это исследовательское и разведывательное судно.

Скрыть подводную лодку в нашпигованном сенсорами и спутниками пространстве сегодня невозможно. Тем не менее нашему флоту это почти удалось: известна буквально пара предположительных фото «Лошарика».

Поэтому большинство встречающихся в СМИ характеристик АС-31 авторы вывели теоретически, исходя из своих познаний. У многих они ограничиваются законом Архимеда и таблицей прочности металлов.

В НАТО глубину погружения «Лошарика» оценивают по-разному, встречаются цифры 3 и даже 6 километров (оружия, которым лодку можно достать на таких глубинах, пока тоже не существует). Некоторые авторы берут глубину погружения буквально с потолка — 1000 метров. При этом трагически погибшая в пожаре АПЛ «Комсомолец» уже имела расчетную глубину 1250 метров. Ее корпус тоже был построен из титанового сплава, но имел классическую форму. Тем не менее точно известно, что еще в 1985 году она погрузилась на 1030 метров. Невозможно предположить, что наши конструкторы начали бы городить огород из титановых шаров ради глубин, достигнутых 35 лет назад.

Однако самая черная страница трагедии на атомной глубоководной станции АС-31 — гибель людей, элиты нашего флота. Все понимают, что профессия подводника, погружающегося на 500 метров, очень рисковая. Они заслуженно окружены в любой стране почетом и уважением граждан. Что же сказать о моряках, ныряющих на километры в экспериментальных аппаратах?

Этих специалистов не намного больше, чем космонавтов. В советские времена они назывались акванавтами, сегодня — гидронавтами. Кое-кому из них приходится по полгода находиться в погруженном состоянии в плавсредствах с переработкой отходов жизнедеятельности по замкнутому циклу, ровно как у космонавтов на МКС. По выражению одного из них — «привыкли жрать собственное говно».

При этом они должны очень много знать (среди этих моряков немало кандидатов наук) и понимать, что получить звание Героя России и погибнуть в аварии они могут с равной вероятностью.

Это лучшие люди страны и называть их банальными диверсантами, как делают некоторые авторы, нельзя. Не бывает мест, где все диверсанты — капитаны первого ранга. Да и академий диверсанты не кончают.

Вот как описывает ситуацию (блокирование аварийного отсека), возникшую на АС-31, согласно официальным сообщениям, наш замечательный писатель, подводник Александр Покровский, открывший массовому читателю мир этих людей, в главе «Я все еще помню…»:

«Я знаю, что если что-то стряслось, то нельзя из отсека никуда бежать, надо остаться в нем, задраить переборочную дверь и бороться за живучесть, а если это «что-то» в отсеке у соседей и они выскакивают к тебе кто в чем, безумные, трясущиеся, то твоя святая обязанность — загнать всех их обратно пинками, задраить дверь на кремальеру и закрыть ее на болт — пусть воюют».

В СМИ уже названы четверо погибших, среди них и капитан первого ранга Андрей Воскресенский. Мы публикуем его фото, учитывая особый общественный интерес к этой трагедии.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera