×
Колумнисты

Счет за санацию

Банкирам все труднее избегать ответственности за банкротства и прятать активы за рубежом

Этот материал вышел в № 73 от 8 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Станислав Даниловадвокат, партнер КА Pen & Paper

2
 

2 июля 2019 года Банк «ФК Открытие» подал в Арбитражный суд города Москвы иск о взыскании 289,5 млрд рублей со своего бывшего владельца и руководства.

Новости о подобных судебных делах появляются регулярно. Иск Банка «Открытие» отличается от своих предшественников только тем, что является новым рекордом по размеру взыскиваемой суммы — ранее «пальма первенства» прочно находилась в руках Промсвязьбанка, который требует от братьев Ананьевых и своих бывших топ-менеджеров компенсации причиненных убытков в размере 282,2 млрд рублей. Параллельно с громкими требованиями федеральных банков множество аналогичных исков подается применительно к банкротствам региональных банков.

Но интерес вызывает не количественный рост этой категории споров и даже не юридические отличия исков о привлечении к субсидиарной ответственности от исков о взыскании убытков. Самый правильный вопрос здесь: насколько часто удается фактически взыскать с собственников и менеджмента банков эти шокирующие суммы?

Следует признать, что за последние годы Агентство страхования вкладов и банки, которые эта государственная корпорация санирует, научились достигать практических результатов на поприще привлечения руководства кредитных организаций к реальной имущественной ответственности.

Доказательством тому является дело Сергея Пугачева, бывшего бенефициара Межпромбанка, с которого Арбитражный суд города Москвы в 2015 году взыскал около 75 млрд рублей, и за активами которого с тех пор успешно охотятся по всему миру: в 2016 году арестовали его яхту и несколько французских вилл, в 2017 продали его поместье в английском графстве Херефордшир, а в 2018 добрались и до лондонского особняка бывшего сенатора.

Более свежим примером является дело экс-совладельца Внешпромбанка Георгия Беджамова, активы которого на 75 млрд рублей в 2019 году арестовал Высокий суд Лондона. К настоящему времени Агентство страхования вкладов добилось ареста вилл в Италии и Франции, долей в пятизвездочном отеле в швейцарском Санкт-Морице, недвижимости в Лондоне и Подмосковье, и, по всей видимости, планирует в ближайшее время приступить к продаже активов бывшего банкира.

Совсем актуальным, конечно, является случай с арестом имущества бенефициаров Промсвязьбанка братьев Ананьевых. В июне 2019 Арбитражный суд города Москвы наложил арест на деньги на банковских счетах, земельные участки, дома, автомобили, самолеты, предметы искусства и иное имущество Ананьевых в пределах 282,2 млрд рублей, которые с банкиров требует Промсвязьбанк.

Указанные успехи Агентства страхования вкладов иллюстрируют важный тренд — если раньше иностранное, и в особенности английское правосудие прохладно относилось к требованиям государственных структур (а Агентство страхования вкладов является государственной корпорацией), и порой не желало содействовать тому, что считало политизированным преследованием российских олигархов, то теперь ситуация изменилась.

Не последнюю роль в переубеждении английских судов относительно справедливости претензий к российским банкирам играет качество судебных актов арбитражных судов РФ. Часто определения судов о привлечении собственников и руководителей банков к ответственности в деталях, на десятках страниц отписывают эпизоды их недобросовестных действий и приводят убедительные и обоснованные доводы в пользу того, что их действия способствовали банкротству подконтрольных им кредитных организаций.

Этот тренд означает, что теперь для банкиров и их имущества нет «тихой гавани», поскольку решения английских судов об аресте активов исполняются практически во всем мире.

Получается, что в будущем имущественное благополучие ответчиков в данной категории дел будет все больше зависеть не от того, как умело и как далеко они спрятали свои активы, а от того, смогут ли они в конечном счете доказать в российском суде свою непричастность к финансовым проблемам банка.

Доказывание этой непричастности — сложная задача, поскольку закон и судебная практика вводят определенные презумпции виновности собственников и руководителей банков в неплатежеспособности подконтрольных им организаций. Но насколько банкиры готовы всерьез отнестись к новым тенденциям и начнут ли они уделять столько же внимания судебному доказыванию своей невиновности, сколько ранее уделяли распределению своего имущества по женам и друзьям — покажет время.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera