×
Репортажи

Женщины, обороняющиеся от насилия

Зачем активисты «Мужского государства» пытаются сорвать пикеты в поддержку сестер Хачатурян

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Общество

Лилит Саркисянкорреспондентка отдела политики

39
 

Новая серия одиночных пикетов в поддержку сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца по предварительному сговору (от 8 до 20 лет лишения свободы), прошла на Болотной площади — у памятника «Дети — жертвы пороков взрослых». До этого пикеты проходили у здания Следственного комитета, возбудившего уголовное дело против Крестины, Ангелины и Марии. 6 июля должен был пройти Марш сестёр в их поддержку, однако московские власти не согласовали ни один из предложенных организаторами маршрутов. Активисты решили не проводить несогласованное мероприятие — они попытаются согласовать марш на 27 июля. В этот день год назад на лестничной клетке многоквартирного дома в Москве обнаружили тело 57-летнего Михаила Хачатуряна, который, как установило следствие, много лет подвергал своих дочерей физическому и сексуальному насилию.

Видео: Глеб Лиманский / «Новая газета», Екатерина Рагулина, специально для «Новой»

Пикеты у скульптурной композиции, изображающей 15 пороков взрослых, из-за которых страдают дети, начинаются с задержаний. Первой забирают пикетчицу Валентину Лузанову. К ней подошли члены «Мужского государства» — один из провокаторов встал в пикет рядом с ней, хотя законом предусмотрено расстояние между двумя пикетами не менее 50 метров. Задерживают сначала только девушку, потом — Дмитрия Крупнова с плакатом «Сестры Хачатурян — убийцы».

Члены «Мужского государства» регулярно посещают мероприятия, связанные с поддержкой сестер Хачатурян. Недавно разные издания распространяли информацию о том, что активисты собираются прийти на Марш сестер с перцовыми баллончиками. Основатели движения это опровергают.

Активисты «Мужского государства» настаивают: следствие должно быть беспристрастно и объективно, а феминистское сообщество якобы давит на него, чтобы девушки могли избежать наказания — такое произойдет, если их действия определят как необходимую оборону.

— Мы не защищаем убийц. Мы не оправдываем отца, если ты об этом, — обращается один из членов «Мужского государства» к участнице акции. — Мы за объективное следствие.

— В чем, по вашему мнению, следствие необъективно? — спрашивает она.

— Следствие пока что объективно, но вы пытаетесь создавать общественный резонанс и оказывать давление.

Участница пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Пикетчики и пикетчицы выходят с плакатами: «Сидеть должен насильник, а не жертвы», «Самооборона не преступление — требую справедливого суда», «Полиция должна защищать жертв, а не покрывать насильников», «Это мои сестры».

Мимо пикета проходит пара — молодой человек и девушка.

— Я читала в интернете все эти истории: «Меня раз ****** муж, третий, десятый. Но я все равно села к нему в машину и поехала — он же все-таки отец моих детей», — говорит она спутнику. Они идут дальше.

В пикетной очереди спорят две женщины: одна пришла в поддержку сестер Хачатурян и настаивает на их освобождении, другая говорит о необходимости расширить повестку — сделать гендерное насилие видимым. «Это глобальная, системная проблема, но я здесь конкретно потому, что мне очень жалко девчонок. Надо что-то делать», — говорит первая женщина — Зара Мхитарян.

— Мы рассматриваем проблему насилия над женщинами и девочками как проблему феминизма, — объясняет радикальная феминистка Татьяна Сухарева. — Эта проблема объединила феминисток разных направлений — радикальных, интерсекциональных, либеральных. Но некоторые хотят вывести эту проблему из [гендерной плоскости]. <...> Мы продолжаем подчеркивать, что именно феминизм — движение, которое системно защищает права женщин.

Участница пикета Маша Буряк. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В это время девушки, организующие марш 27 июля, подходят к патрулирующей мероприятие полиции и показывают видео: члены «Мужского государства» провоцируют участницу акции, которая пытается от них отойти. «А, то есть они вам мешают проводить одиночный пикет, — говорит полицейский под камеры журналистов. — Хорошо, где находятся эти граждане в данный момент?» Девушка указывает на них. «Всё, пошли», — командует полицейский.

Одного активиста задерживают без сопротивления, другой настаивает — он никуда не пойдет. «Гражданин, я вам говорю по-нормальному, пройдемте со мной», — увещевает полицейский. В конце концов, тот проходит к автозаку.

На видео активистов было больше, говорит мне сотрудник полиции, задержать удалось только тех, кто остался на месте. «Увидите их — сообщите нам», — обращается он ко мне. Я отвечаю, что я журналистка — и здесь для того, чтобы освещать задержания, а не способствовать им. «Ну, вдруг у вас есть своя позиция!» — отвечает полицейский.

Участник пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

На Болотной площади в очереди на пикет собрались 30-40 человек — среди них больше женщин, но есть и мужчины. Рядом празднуют сразу две свадьбы, а пикетчики ведут между собой и с членами «Мужского государства» дискуссию: нужно ли из домашнего насилия выделять насилие по гендерному признаку?

— Закон о домашнем насилии не только для женщин, но для всех, — утверждает Роман Бардаков, корреспондент moloko plus.

— Женщина заколола мужика шампуром — это не норм! — возражает представитель «Мужского государства» Виталий.

— Ее отпустили под домашний арест и дали статью «Нанесение тяжких телесных [повреждений]».

Активисты движения «Мужское государство». В центре — активист Виталий с татуировкой, напоминающей нацистскую символику (часть изображения замазана). Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Домашние насилие есть с обеих сторон: если женщина будет убивать мужика, будет действовать тот же закон. Если его принять, от этого и женщинам, и мужчинам [будет лучше].

Виталий (молодой человек с нацистской татуировкой на шее) утверждает, что традиционная система ценностей недооценена.

— Патриархат — это рабочая система, которая действовала очень давно. Мужчина — глава семьи, который добывает средства.

— Такой чувак, который контролирует всё? — уточняет Роман.

— Это мини-государство в государстве. У женщины в семье есть своя функция.

— Какая функция — детей рожать?

— Да, воспитывать детей.

— А мужчина не должен воспитывать детей?

— Должен. Просто это [патриархат] была рабочая система, вполне себе здоровая. Это почему-то левачьё и феминистки придумали, что женщин угнетали.

Задержание провокатора из движения «Мужское государство». Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

После задержания провоцировавших пикетчиц членов «Мужского государства» на Болотной площади стало тихо. Всё те же 30-40 человек стоят в очередь на пикет возле памятника (некоторые — по два раза).

В очереди стоит Алена Попова, сооснователь проекта «W: сеть взаимопомощи женщин». Она долгое время борется за принятие закона о профилактике домашнего насилия. Проект закона адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин (защитник средней сестры Ангелины) написали давно, но Госдума не рассматривает его.

Сооснователь проекта за права женщин Алена Попова — участница пикета в поддержку сестер Хачатурян. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Дело сестер Хачатурян, как и два дела, которые идут параллельно — дело Кристины Шидуковой и дело Дарьи Агений, — это история женщин, обороняющихся от насилия, — считает Попова. — Система абсолютно бездушно реагирует на то, что с ними произошло, никак их не защищает, не профилактирует насилие. Как и все жертвы, они оказываются в ситуации «дура, сама виновата» и в ситуации обвиняемых — только потому что эти женщины не дали себя изнасиловать или убить».

По данным Росстата за 2016 год, в России 16 миллионов женщин стали жертвами домашнего насилия, напоминает она, а охранных ордеров, изолирующих насильников от жертв до сих пор нет, как и закона о профилактике семейно-бытового насилия.

Некоторые из пикетирующих говорят о том, что тоже были жертвами или свидетелями семейного насилия.

Об опыте свидетельницы домашнего насилия рассказывает художница и активистка Алена Лёвина, участница чтений в поддержку сестер Хачатурян 5 июля.

Художница и активистка Алена Лёвина. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Я полагаю, что [дело сестер] перешло точку невозврата, когда общество и феминистское сообщество смогло заявить, что так больше продолжаться не может. В целом, такое творится в каждой второй семье. Насилие — побои детей, побои жен — есть практически везде. У меня в семье и в семье моих родственников такое происходит. Это повсеместная трагедия.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera