×
Репортажи

Если копнуть поглубже…

Насколько опасно строить автомагистраль на юге Москвы поверх могильника радиоактивных отходов?

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 79 от 22 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юлия МинееваГлава службы информации

1
 

Съемка: Влад Докшин, монтаж: Александр Лавренов / «Новая газета»

— Дальше я с вами пойти не смогу, — говорит Рашид, попутно показывая мне как пользоваться дозиметром. — У нас есть определенный регламент для посещения таких мест, да и зачем мне там находиться лишний раз?

— А я за сегодня туда во второй раз иду, а за последние два дня — уже третий! — восклицает Сергей, вызвавшийся показать нам дорогу.

Надев перчатки, бахилы и предварительно выпив пару таблеток йода (как выяснилось, абсолютно зря), мы выдвигаемся вглубь холма на поиски могильника радиоактивных отходов, расположившегося на склоне Москвы-реки, прямо за парком «Коломенское».

Рашид Алимов — руководитель проекта энергетической программы Greenpeace Russia — знает про него еще с 2000-х и регулярно говорит о его опасности. Сергея Власова — муниципального депутата района Печатники — существование могильника начало волновать с тех пор, как московские чиновники задумали строительство Юго-Восточной хорды — огромной магистрали, часть которой пройдет вплотную к зараженной территории.

Руководитель проекта энергетической программы Greenpeace Russia Рашид Алимов. За его спиной — участок с радиоактивным загрязнением. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

История одного могильника

Московский завод полиметаллов (МЗП) появился на юге столицы еще в 30-е годы. До 1970-х на предприятии работали с рудами, содержащими уран и торий, а радиоактивные отходы «хоронили» прямо за территорией завода, присыпая их землей. Никакой официальной информации о масштабе свалки и методах утилизации тех времен не осталось, а потому госкорпорации «Росатом» — нынешнему владельцу завода — пришлось справляться с советским радиоактивным наследием практически вслепую.

В 1999 году по распоряжению властей Москвы ГУП МосНПО «Радон» (специализируется на обращении с радиоактивными отходами, контролируется «Росатомом») обследовал территорию и обнаружил там более 40 очагов загрязнения. После этого «Радон» вывез на полигоны 425 кубометров отходов, а к 2006 году МЗП отчитался, что предприятие является безопасным как для персонала, так и для жителей Москвы. Однако радиоактивные очаги за забором завода все еще остались: так, в 2017 году «Радон» нашел на берегу Москвы-реки восемь участков загрязнения и сейчас ежегодно проводит работы по их дезактивации, вывозя на переработку по 15 кубометров радиоактивных отходов.

Но масштаб проблемы, похоже, гораздо больше.

Забор Московского завода полиметаллов. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Еще в середине 2000-х главный инженер «Радона» Александр Баринов рассказывал, что загрязненными остаются «десятки тысяч тонн радиоактивного грунта», а вывезти его со склона «нереально», в первую очередь, потому что «очень дорого». В апреле 2019 года на фоне беспокойства местных жителей МЧС и «Радон» вновь проинспектировали склон и нашли там как минимум два очага радиоактивного загрязнения, на одном из которых

уровень гамма-излучения превышал допустимую норму в сотни раз — 61,4 мкЗв/ч при обычном радиационном фоне в 0,2 мкЗв/ч.

— «Радон» говорит, что они постоянно проводят здесь работы, называют это «терапией». По весне слой чистого грунта сползает со склона, обнажается загрязненная почва, и им приходится все это присыпать, — объясняет Рашид. — Они сами признают, что это не является решением проблемы. Но возможно ли в принципе все это решить — до конца неизвестно.

Московский завод полиметаллов. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Построить мост, не затронув склон, невозможно»

— Вот здесь — реальные загрязнения на месте, где пройдет хорда. Вот прямо тут, — показывает мундеп Сергей Власов себе под ноги и проводит по воздуху линию до железнодорожного моста.

Он стоит на пригорке у забора завода полиметаллов, в руке у него последние 15 минут от писка разрывается дозиметр.

Муниципальный депутат района Печатники Сергей Власов у забора Московского завода полиметаллов. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

С начала 2019 года Сергей и сотни других жителей юга Москвы активно выступают против строительства Юго-Восточной хорды. Москвичей волнует не только перспектива появления автомагистрали под окнами домов (согласно плану, хорда пройдет через 10 районов Москвы, а ее протяженность составит порядка 36 км), но и соседство дороги с радиоактивным могильником. Судя по проекту моста через Москву-реку и многоуровневой развязки на Каширском шоссе, магистраль пройдет вплотную к зараженной территории.

— Тут будут технические сооружения инфраструктуры моста, которые запланированы проектом. Но, не затронув склон, не побеспокоив вот эти грунты, невозможно построить мост! — возмущается депутат.

Спустившись пониже,

Сергей ловко засовывает руку в вырытую в склоне ямку: прибор фиксирует значение в 10,7 мкЗв/ч, что в 50 раз превышает нормальный радиационный фон в городе.

Для сравнения: в зоне отчуждения в Чернобыле встречаются пятна от 1 до 7 мкЗв/ч, в некоторых местах значения доходят до 20 мкЗв/ч.

Сергей Власов замеряет уровень радиации. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Самая большая угроза в том, что может произойти сползание грунта и тогда одновременно со строительной техникой по всему городу разнесется пыль, которая содержит альфа-частицы. Берег очень крутой, и если начать выемку грунта, то все это может «поехать» и попасть в реку, — подчеркивает эксперт Рашид Алимов.

Сомнений в том, что столичные власти знают о сложной радиационной ситуации с этим отрезком будущей трассы, нет.

В Москомархитектуре, которая вместе с Институтом генплана Москвы занимается проектированием хорды, подтверждают, что в 250 м от нынешнего железнодорожного моста есть «участки с особыми экологическими условиями», а в границы проекта планировки территории, где будут проводиться строительные работы, попадает часть площадки Московского завода полиметаллов. Однако столичные чиновники утверждают, что сама трасса через зараженные участки не пройдет, а разработка проектной документации предусматривает инженерно-экологические изыскания, исследования и оценку радиационной обстановки.

Дозиметр фиксирует превышение радиационного фона на склоне в 50 раз (при норме 0,20 мкЗв/ч). Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Любопытно, что доподлинно о планах столичных властей не знают и на самом предприятии. В «Росатоме» (документ имеется в распоряжении редакции) говорят, что чиновники изначально не согласовывали с МЗП границы проектирования. Лишь в конце 2017 года руководство МЗП пригласили на совещание в Департамент строительства Москвы, на котором «довели информацию о проведении проектно-изыскательных работ». Сама территория находится в подчинении у города, но отчуждение этой земли от МЗП под строительство развязки в постановлении от 2015 года не предусмотрено. Пока в «Росатоме» разводят руками: «до завершения проектных работ не представляется возможным достоверно определить местонахождение развязки по отношению к территории МЗП».

Слушания для покойников

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

С апреля этого года инициативная группа в составе 11 районов собирает подписи, пишет обращения и проводит точечные акции протеста.

— Я уже 12 раз подавал заявку на проведение митинга против хорды. И мне 12 раз отказывали под разными предлогами: то праздники, то субботники, — жалуется мундеп Власов.

«Меня уже даже единороссы спрашивают: Серег, когда митинг против хорды?»

По словам депутата, в Печатниках общественные слушания по вопросу строительства хорды превратили в фарс: зал за два часа до начала мероприятия забили работники управы и депутаты от «Единой России», а на входе «встал глава управы и никого не пускал». В итоге активисты смотрели слушания по видеотрансляции. О проблемах с доступом на публичные слушания в другом районе — Текстильщики — рассказывал «Ъ»: там

жители и вовсе нашли в протоколах подписи от имени умерших родственников.

Пока все участки трассы находятся в стадии разработки проектов планировок. Но несколько недель назад Власов обнаружил на противоположном берегу реки строительную технику.

В инспекции по контролю за благоустройством городских территорий это объяснили «подготовительными работами в рамках строительства Юго-Восточной хорды», а в госинспекции по недвижимости «выемкой культурного слоя в пятне строительства опор моста».

— Словом, мы либо строим хорду по радиации, либо мы не строим ее вообще. Вот за что мы сейчас бьемся, — говорит депутат.

право на ответ

Комментарий Московского завода полиметаллов
 

Радиационная обстановка на территории Московского завода полиметаллов (АО «МЗП») соответствуют всем санитарным нормам и правилам. АО «МЗП» на постоянной основе проводит радиационно-экологический мониторинг, который включает наблюдение за грунтовыми и поверхностными водами, почвенным слоем и воздушным бассейном. В 2018 году проводилось очередное обследование, по его результатам величина мощности эквивалентной дозы гамма-излучения составляет 0,15 +/- 0,03 мкЗв/час, что соответствует естественному фону города Москвы.

Мы не считаем возможным комментировать информацию о радиационной и  экологической обстановке за пределами промплощадки Московского завода полиметаллов (АО «МЗП»), поскольку данная территория находится не в нашем ведении.

Комментарий ФГУП «Радон» (публикуется с сокращениями)
 

Работники предприятия проводят радиационное обследование и дезактивационные работы на территории, расположенной на правом берегу реки Москва <…> на юго-западе. Отчетная документация предоставляется заказчику и в территориальные органы государственной власти ЮАО города Москвы.

Дополнительно сообщаем, что в рамках вышеуказанного соглашения, ФГУП «РАДОН» ежегодно проводит радиационно-экологический мониторинг территории города Москвы, в том числе в районах, прилегающих к указанному склону правого берега реки Москвы. 

<…> По данным радиационно-гигиенической паспортизации территории города Москвы, радиационная обстановка на территории города оценивается как удовлетворительная и характеризуется стабильностью.

Читайте также

Чернобыль в Норвежском море. Советская АПЛ «Комсомолец» стала источником радиоактивности в Арктике. Лодка лежит на грунте уже 30 лет

 

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera