Репортажи

«Сейчас все — политика»

Оттесненные полицией от мэрии, протестующие граждане требовали честных выборов по всему центру Москвы

Сцепка. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 82 от 29 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Лилит Саркисянкорреспондентка отдела политики

 

В центре Москвы 27 июля прошла протестная акция «Вернем себе право на выборы». Москвичи выходили к зданию столичной мэрии с требованием честных и конкурентных альтернативных выборов с участием всех кандидатов. Несанкционированная официально акция стала результатом ультиматума, который незарегистрированные на выборах оппозиционные политики выдвинули неделю назад, на митинге на проспекте Сахарова: либо регистрация, либо мы выходим к мэрии. К 22 часам 27 июля, по данным ОВД-инфо, было задержано более 1200 человек, десятки из которых пострадали. Муниципальному депутату Александре Парушиной разбили голову.

Съемка, монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета», Екатерина Фомина /для «Новой». При участии Екатерины Рагулиной / для «Новой»

Ночь перед митингом началась с новых обысков у независимых кандидатов — следственные действия официально проходят по делу о «воспрепятствовании работе избирательных комиссий». Ночью пришли к Илье Яшину, утром — к Юлии Галяминой и сотрудникам Фонда борьбы с коррупцией Кире Ярмыш и Руслану Шаведдинову.

Задерживать тоже начали задолго до начала акции. Дизайнера Константина Коновалова, вышедшего на пробежку, остановили в 11 утра прямо у мэрии, повалив лицом в асфальт. К полудню начали задерживать самих кандидатов. Иван Жданов, Юлия Галямина, Любовь Соболь, Дмитрий Гудков, Илья Яшин провели большую часть дня в полиции и судах — дойти до мэрии, куда они призывали своих сторонников, им не дали шанса.

Бреши в «Живом щите»

Первые задержания у мэрии случились задолго до начала анонсированной акции. Задержана депутат Ломоносовского района Ольга Штацкая. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

В половине второго у мэрии переговариваются собравшиеся москвичи. «Сегодня будет встреча кандидатов — тех, кто зарегистрирован, и тех, кто не зарегистрирован, — объясняет своему спутнику женщина. — Почему-то правительству очень не нравится, что мы хотим встретиться с нашими кандидатами». Людей, на первый взгляд, не очень много — всё больше бросаются в глаза журналисты в неоновых жилетах и с пресс-картами на шеях.

Почти сразу собравшихся у мэрии людей начинает теснить полиция. Теснят как протестующих, так и журналистов — сквозь «живой щит» полицейских не могут пройти те самые прохожие, чью свободу передвижения правоохранители так оберегают. «Чего стоите тут? Тут нет ничего интересного. Абсолютно ничего!» — говорит сотрудник полиции мужчине, оттесняя его вперед.

Нас подталкивают вниз и вверх по Тверской улице — одних к «Охотному Ряду», других — в сторону Пушкинской площади. Последних блокируют на пересечении Тверской и Леонтьевского переулка.

— Арестовали, как в 37-м году! — обращается мужчина с сединой к пожилой женщине с фиолетовой помадой.

Речь идет о заблаговременно задержанных политиках, у которых поздним вечером и ранним утром последние дни проходили обыски.

Другая женщина разговаривает по телефону: «Я стою прямо у оцепления, — пытается разглядеть своего собеседника за стеной полиции, — никуда не потерялась! Никого не пускают, кроме журналистов. К оцеплению подойди — ножками подвигай».

Полицейское оцепление на пешеходной зоне у мэрии. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Журналистов, на самом деле, тоже не пускают. Десятки раз за этот день нам приходилось доставать пресс-карту, редакционное задание и паспорт, ссылаться на 144-ю статью Уголовного кодекса, запрещающую мешать работе журналистов, чтобы пройти сквозь ограждения. Получалось далеко не всегда.

Люди начинают обосновываться в оцеплении: забираются на возвышения — садятся на арках в Леонтьевском. Включают прямые трансляции на смартфонах: параллельно где-то задерживают Любовь Соболь.

К двум часам дня — запланированное время начало митинга — у мэрии все зачищено. Со стороны «Пушкинской» подходит ОМОН, образуя «живой щит».

— Уважаемые граждане, просьба разойтись! — призывают протестующих.

— Уважаемые сотрудники, просьба разойтись! — отвечают граждане.

Эта игра продолжается некоторое время: люди довольны своей находкой и дружно скандируют ответ на приевшуюся формулу правоохранителей.

— Деньги — это не главное в жизни! — кричит из толпы протестующих молодой человек, обращаясь к ОМОНу. — Пенсия в 40 тысяч тоже. Не продавайте свою душу! Она у вас вечная!

Оттесненные с пешеходной зоны Тверской улицы граждане недовольны — и свистят. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Настроение в переулке почти праздничное — люди гуляют в сквере, оказавшемся внутри ограждения. Мы подходим к светловолосой пожилой женщине в солнцезащитных очках — она забралась на каменное возвышение и оттуда наблюдает за происходящим.

— Почему вы вышли на Тверскую сегодня?

— Я лично вышла, потому что доверяю своему кандидату, — отвечает семидесятипятилетняя Клара Шуховская. — А кандидат мой — [Юлия] Галямина. Преподаватель двух вузов, честный, порядочный человек.

Евгений, сидящий на лавочке в сквере, живет в Нижнем Новгороде, а на протестную акцию вышел, «потому что мне сказали, что я не могу гулять по этой улице».

— Сейчас все — политика, — утверждает Евгений. — Здесь я потому, что Москва задает тон всей России. Регионы у нас ничего не решают.

Спустя двадцать минут в ограждении кто-то находит лазейку. Мы устремляемся туда — ОМОН не препятствует. «Мальчики, вас еще не было, когда я у Белого дома стоял! — обращается к молодым правоохранителям мужчина в возрасте, очень крепкий и подтянутый. Вспоминает августовский путч 1991 года. — Не думал, что такой позор будет!»

«Мы без оружия!»

Мы снова выбираемся на Тверскую, но и тут силовики оттесняет людей вверх, к Пушкинской площади. Нам удается пробраться к мэрии, где продолжаются жесткие задержания. Мы снимаем их на видео, но сотрудник ОМОНа загораживает объектив документами. Я ссылаюсь на все ту же 144-ю статью УК, но эффекта это не производит. С Уголовным кодексом, как оказалось, знакома только полиция: Росгвардия и ОМОН подчиняются исключительно приказам «сверху», в чем они мне честно признались.

Граждан от мэрии вновь сгоняют по разным направлениям: мы оказываемся вместе с сотнями людей в Брюсовом переулке. Протестующие стоят лоб в лоб с «космонавтами». Здесь самые жесткие задержания: людей выхватывают из толпы и тащат в автозаки на Тверской. Люди в ответ скандируют: «Мы без оружия!» и поднимают вверх руки.

«Мы без оружия!» — кричат люди полицейским и поднимают руки вверх. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Кричалок много, и все необычные: «Мент, найди работу!», «Как вам живется?», «Где моя подпись?» и даже «Здесь моя мама!».

— Я мама! — отзывается женщина из гущи протестующих. — А еще бабушка.

Здесь разобьют голову мундепу Хамовников Александре Парушиной — ее придется увозить на скорой, но я этого не увижу. Нас выпроваживает из переулка ОМОНовец в маске со словами: «Сейчас буду применять физическую силу».

На пересечении Газетного переулка и Тверской под крики «Позор!» грубо задерживают светловолосую девушку. Через несколько минут она оказывается лицом к лицу с задержавшими ее: «Оказывается, сбежать из автозака можно! Те, кто был внутри, просто не пустили меня внутрь».

— Посадка в автозак заканчивается, — шутит мужчина, — осталось несколько мест!

Дорога через храм

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

В четыре часа дня полиция врывается в прямой эфир (и в студию) канала «Навальный live». В то же время протестующие начали рассредоточиваться по всему центру Москвы, не сумев пробиться к мэрии. К Столешникову переулку движутся несколько сотен человек.

От блокирующих проход правоохранителей протестующие укрываются в храме Космы и Дамиана, перепрыгнув через забор. Помог дежурный священник храма — как объяснил позже, «ради человеколюбия».

Маленькими группами заходили и выходили, когда было не так опасно.

Часть протестующих, почти все молодые ребята, движется от Столешникова через Рождественский и Сретенский бульвары к Лубянке. Скандируют: «Стыдно стоять в стороне!», «Москва, выходи!», «Допускай!», «Пропускай!».

Колонна эта — самая веселая. Мы все время останавливаемся, ждем кого-то, а потом делимся — часть идет по бульварам, другая — по улицам. Ребята призывают выходить на проезжую часть — люди идут рядом с машинами.

Мясницкая улица для транспорта перекрыта, протестующие занимают оба тротуара и проезжую часть. Прохожие улыбаются, снимают на камеру, им кричат: «Присоединяйтесь!» Женщина закрывает своей дочке уши — так громко раздаются кричалки.

Идет веселая колонна. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Вплоть до здания ФСБ на Лубянке мы идем без привычного сопровождения правоохранителей. На Рождественке ОМОН использует главную тактику этого дня — блокирует протестующим проход, деля колонну на несколько частей.

К половине седьмого Яшина, Соболь и других кандидатов выпускают на свободу. Они зовут протестующих на Трубную площадь к 19.40. Встреча закончилась, не начавшись. Полиция и ОМОН задерживают собравшихся, выхватывая из толпы. Журналисты получают травмы. Независимые кандидаты снова оказываются в ОВД.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera