Интервью

«Лимит задержаний — полторы тысячи»

Как полицейская и судебная инфраструктура Москвы подготовлена к массовым протестам? Отвечает Павел Чиков

Этот материал вышел в № 83 от 31 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

6
 

Хватит ли на всех нас автозаков, сколько народу могут вместить ОВД и спецприемники Москвы и новой Москвы, ждать ли нового «Болотного дела» и каковы перспективы задержанных на акции 27 июля в Европейском суде по правам человека, — об этом «Новая» поговорила с главой правозащитной организации «Агора» Павлом Чиковым.

Павел Чиков. Фото из личного архива

— Твоя оценка тому, что произошло в Москве 27 июля. Такого масштаба задержаний в городе, кажется, еще не было.

— За прошедшие 8 лет не было. Последний раз — 5 декабря 2011 года, когда на Чистых прудах произошла первая масштабная массовая акция оппозиции за честные выборы. Тогда не только народ, но и полиция испытала шок. Москву в те дни парализовало, она совершенно не была готова и не приспособлена к приему такого количества задержанных. У правоохранителей ведь в ходе акции 5 декабря не было никакой логистики: мели всех подряд, пичкали, упаковывали, оставляли людей ночевать в неприспособленных условиях, в коридорах судов. А суды власти с перепугу заставляли работать ночью… Сейчас же немножечко все по-другому, московские власти и полиция к такому режиму приема задержанных адаптировались. Судьи научились быстрее отрабатывать дела: административки вперемежку с уголовками…

За 8 лет были построены, отреставрированы, отремонтированы спецприемники, город оброс новыми территориями и как следствие — новыми ОВД.

Теперь можно увеличивать емкость отделов полиции и спецприемников по числу задерживаемых в столице на протестных акциях. В общем, система в целом в этот раз была более подготовлена, чем во все предыдущие акции.

Съемка, монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета», Екатерина Фомина, для «Новой». При участии Екатерины Рагулиной, для «Новой»

— Этапирование задержанных за МКАД — это ведь совсем новое веяние?

— Да, и это как раз свидетельствует о подготовленности города. Первый признак готовности принять большое количество задержанных власти продемонстрировали нам, когда ночью, накануне акции, увезли Илью Яшина в Троицк. Стало понятно, что отдаленные отделы получили распоряжение — быть готовыми к приему задержанных. Но власти абсолютно недооценили, что люди все равно выйдут, и выйдут в таком количестве. Расчет на возбуждение уголовных дел, проведенные обыски, допросы, аресты основных лидеров протестного движения — все это вне всякого сомнения имело целью запугать рядовых участников и воспрепятствовать их выходу на Трубную площадь.

Это был план «А» у властей — запугать и повторить 7 мая 2012 года, когда Москва была пустой в день инаугурации Путина. И этот план не сработал. Поэтому властям пришлось включить план «Б» — массовое жесткое винтилово.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— И именно в связи с этим планом объясняется рекордное количество задержаний — почти 1,5 тысячи человек. Такого не было никогда.

— Это количество задержанных — тяжелая нагрузка даже для всех подготовленных столичных структур вместе взятых. Потому людей развозили в новые ОВД, которые до этого никогда не были вовлечены в работу с задержанными в протестных акциях. В том числе в удаленные районы — Троицк, Зеленоград, Ногинск. В Новую Москву. А начальство и сотрудники этих отделов никогда не работали с участниками протеста, к тому же в таком большом количестве. Они были в шоке. У них не были готовы ни сухпайки, ни все остальное, что положено для задержанных. Хотя нормы площади они старались соблюдать — не более одного автозака на отдел. Но это тоже нарушалось.

— А если 3 августа, на которое заявлен новый большой митинг в столице, будет задержано больше народа, чем 27 июля (хоть акция и разрешена)? Скажем, 2–3 тысячи. Город будет готов, автозаков и помещений ОВД хватит?

— Ну, к 3000 город, конечно, готов не будет. 1,5 тысячи — это лимит. Максимум.

Нужно понимать, что из 1500 человек, задержанных в субботу, в отделах остались 250, по данным ОВД-Инфо. Из них, думаю, в районе 150–200 человек в итоге получат административный арест — от 3 до 15 суток. Единицы — 30 суток. То есть к 3 августа спецприемники и отделы внутренних дел, скорее всего, будут полупустыми и готовыми принимать новую партию участников протеста.

Ну и не забываем, что задержанных теперь у нас отвозят в Новую Москву. Теоретически по соглашению между субъектами федерации для отбывания наказания в виде административного ареста людей могут отправлять и в спецприемники в Подмосковье. Этого тоже исключать нельзя. По моим сведениям, в Москве два спецприемника, в Подмосковье еще 17. Правда, там они небольшие, но так или иначе при уж совсем большой потребности система способна разместить, я думаю, тысячи две арестованных.

— Скажи, ты анализировал действия Росгвардии и действия полиции в части именно винтилова? Кто был жестче и агрессивней?

— Всерьез каких-то отличий по жесткости и садизму я не видел. И те, и те работают только по указаниям — либо «вперед», либо «стоп». Когда начальство им дает указания на задержания, они задерживают, пока им не скажут «стоп». Как следствие — они могу взять больше людей, чем система способна переварить и разместить. Что и произошло 27 июля. У нас сидела команда «Зоны права», которая мониторила всю информацию о применении насилия в отношении участников протестов. И у «Зоны права» сейчас в работе около 10 дел, в том числе дело Константина Коновалова, первого задержанного, у которого переломом ноги. Дело Бориса Канторовича, который был избит и задержан вместе со своей девушкой Ингой Кудрачовой. Все уже видели в Сети видео, как эту пару повалили на землю… Плюс в Склифософского была доставлена муниципальный депутат Александра Парушина с рассечением головы.

Еще нескольких человек доставляли на скорой прямо из отделов полиции, нескольких — с подозрением на сотрясение головного мозга, их тошнило и рвало. Выяснилось, что при задержании их били по головам.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Понятно, что уголовные дела по факту причинения участникам субботней акции травм со стороны сотрудников полиции и Росгвардии Следственный комитет возбуждать не будет. Наоборот, сейчас мы имеем первое уголовное дело против самих участников. Евгения Коваленко обвиняют в том, что он якобы бросил мусорный бак в сотрудника ОМОНа, он признал вину. Нам ждать большого «трубного дела» наподобие «болотного»?

— Судя по всему, уголовные дела по 318-й статье УК («Применение насилия в отношении представителя власти») в связи с субботней акцией еще будут. А вот будет ли в перспективе большое уголовное дело а-ля «болотное»? Я лично сомневаюсь. На него нужно высочайшее соизволение. Такого соизволения пока не было. Но при этом известно, что следователей Следственного комитета ГСУ по Москве в субботу, 27 июля, вызвали всех на работу — чтобы, так сказать, они были готовы к возбуждению дел не по КоАПу, а по УК.

— Как обстоят дела с защитой, кто помогал и помогает задержанным все эти дни?

— С субботу в ОВД и сейчас в судах задействовано около 30 адвокатов от правозащиты, то есть бесплатных для граждан: половина из них от «Апологии протеста» (проект «Агоры», специализирующийся на помощи участникам массовых акций во всех регионах России. — Ред.), половина от ОВД-Инфо (независимый медиапроект, который с помощью горячей линии собирает информацию о задержаниях на публичных акциях. — Ред.) и 2–3 адвоката от «Правозащиты Открытки» (проект «Открытой России». Ред.).

В этом плане за 8 лет с декабря 2011 года появилась новая группа людей — адвокаты от правозащиты. Если взять 2011 год, то из адвокатов по акции на Чистых прудах практически никто не работал. Все были растеряны, не знали, что делать, кого звать на помощь в ОВД. Никто не был подготовлен. В 2012-м после Болотной понемногу началось привлечение правозащитных адвокатов. Потом был перерыв: в течение долгого времени массовых акций, вызывавших нервную реакцию со стороны властей, по большому счету не происходило. А с мартовской акции 2017 года «Он вам не Димон» адвокаты со стороны правозащиты продемонстрировали свою массовость. Тогда они отработали защиту граждан по максимуму. И вот сейчас…

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

— Какие перспективы в Европейском суде по правам человека?

— Именно после массовых задержаний на акции «Он вам не Димон» чуть ли не тысяча дел задержанных, пройдя безуспешно все судебные инстанции на родине, отправилась в Страсбург. Уже есть положительное решение ЕСПЧ по координатору штаба Навального в Казани Эльвире Дмитриевой.

Европейский суд обязал Россию выплатить ей более 15 тысяч евро, посчитав, что власти нарушили ее право на свободу собраний (ст. 11), свободу выражения мнений (ст. 10), свободу передвижения (ст. 5), справедливое судебное разбирательство (ст. 6) и отсутствие эффективных средств правовой защиты на свободу мирных собраний (ст. 13).

Так что первая ласточка уже прилетела, в ближайшее время пачками последуют решения по другим задержанным на акции «Он вам не Димон».

Сейчас по итогам акции 27 июля 2019 года наша основная деятельность тоже нацелена на Европейский суд. Задача — как можно больше людей, которых сейчас привлекли по административкам, отправить в Страсбург.

Реквизиты и способы поддержки
 

Все сегодняшние донаты пойдут на работу по делам задержанных на акции.

Яндекс-Кошелек 410016548618206 или 410015452734341

Киви-кошелек +79173981247 

Webmoney
USD: Z604429243066,
EUR: E407844364852,
RUB: R608139033678

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera