Колумнисты

Четвертый сценарий

Какую роль в транзите власти сыграют выборы в Госдуму 2021 года?

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 85 от 5 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Виталий Шкляровполиттехнолог

4
 

Термин «транзит власти» в политической науке означает обыкновенно процесс перехода авторитарной политической системы к демократической. Но в современных российских условиях этим словарным значением не обойтись. Транзит-2024, как становится все более понятно в свете недавних программных заявлений председателя правительства Дмитрия Медведева и председателя Государственной Думы Вячеслава Володина, власть, очевидно, намерена начать не с модернизации и реформирования выборов, политических партий и акторов, а с оживления или лучше сказать «оживляжа» Конституции. Об этом совсем непрозрачно намекает статья Володина «Живая Конституция развития», вышедшая в «Парламентской газете».

Сайт Государственной Думы уверяет, что на прочтение труда вы потратите не более 10 минут. Не пожалеете их, узнаете новое. Не только о неизменности базовых принципов Конституции, которые выступают залогом всей нашей с вами стабильности, но и об адаптации основного закона «к новым вызовам и требованиям времени». Узнаете также о необходимости «новых конституционных трактовок или дополнительных законодательных решений, отвечающих» — внимание! — «запросам людей и коренным задачам развития страны».

Исполнительная власть, убеждает автор, в последние годы так окрепла и расправила крылья, что немного подмяла под себя власть законодательную.

И вот это стоило бы поправить. Правительство, по мнению Володина, должно не только отчитываться перед Думой об исполнении поставленных задач — Дума обязана участвовать в формировании Правительства Российской Федерации.

Очевидно, что Володин, как и все, кто не против возможных поправок в Конституцию, думает о будущем. А именно о 2024-м, о вопросе сохранения власти в руках Владимира Путина. Понятно, что очередное переписывание Конституции и переизбрание действующего главы государства на новый срок будет выглядеть слишком топорно. Именно поэтому мы сейчас находимся в интересном историческом моменте, когда изобретаются сценарии транзита власти, те, о которых нельзя будет сказать, что они «не комильфо».

Первый и самый смелый из них, но при этом маловероятный сценарий — объединение с Белоруссией, при котором будет актуализирован уже созданный в 2000 году Госсовет. Полагается, что он заменит все прочие органы власти, они станут общими для России и Белоруссии, а во главе этой гидры станет нынешний президент РФ. Правда, этот план не учитывает планов президента Лукашенко, не готового идти по крымскому сценарию: у бессменного вождя есть свое мнение и свои президентско-династические амбиции. И даже если немного уставший белорусский народ в сердцах и восклицает: «Доколе?!» — тут же сам себе отвечает анекдотом: «Все верно, до Коли!», имея в виду взрослеющего Лукашенко-младшего.

Второй сценарий более реалистичный. О нем уже сообщило информагентство Bloomberg, прознавшее, что Кремль якобы готовит электоральную реформу. Предполагается, что уже в 2021-м 75% депутатов будут избираться по одномандатным округам, а не по партийным спискам.

Это в итоге позволит власти получить полный контроль над парламентом. Сценарий предполагает уже проверенную схему: Путин снова станет во главе партии власти, а также займет пост премьера.

Для пущей убедительности президентские полномочия будут редуцированы, так что станет совсем не важно, кто займет пост президента. Формально структура власти должна поменяться в корне, фактически — у власти останутся те же люди.

Можно было бы посчитать эти слухи домыслами зарубежного информагентства, но вкупе с программной статьей Володина, у этого сценария, похоже, есть вполне реальные шансы на реализацию.

Третий сценарий — операция «преемник», предполагающая уход Путина с поста президента в 2024 году, — несет и для самого Путина, и для российской власти в целом гораздо бóльшие риски, чем сохранение статус-кво. Все они неизбежно столкнутся с саботажем со стороны части «ближнего круга», поэтому и более опасны и невероятны.

Однако существует и четвертый, более цивилизованный сценарий. Грамотную передачу и реформу власти можно исполнить за счет перестраивания системной оппозиции — подготовив тем самым позиции для нового «путинского большинства». Кремль сегодня, хотя и пытаясь оттянуть момент парламентского фейслифтинга, осознал полную «изношенность» партии «Единая Россия» и бренда власти в целом. Уже следующую Госдуму лучше бы ему формировать на новых условиях и для новых задач. Давно пора выстраивать процессы, пущенные с 2016 года на самотек.

За все это время парламентские партии растеряли доверие электората. К сожалению, они не особенно интересовали и Старую Площадь. Партийные бренды были отданы на откуп региональным политикам, которые и использовали их по мере возможности и по своему разумению. Через КПРФ успешно сливался пенсионный протест, через «Справедливую Россию» решались внутриэлитные вопросы, ЛДПР прекрасно ощущала себя в качестве спойлера. Их лидеры фактически превратились в держателей франшиз. Реальным партстроительством никто не занимался, да и не умеет — слишком мир изменился и ушел вперед, оставив отцов-основателей и их партии в прошлом веке.

Очевидно — период спячки постепенно заканчивается. Первыми спохватились коммунисты, подобравшие еще под президентскую кампанию несколько свежих, пусть и не слишком притягательных лиц: Грудинин, Шевченко, Бондаренко, Удальцов, Платошкин. Великолепная пятерка попробовала популяризовать КПРФ, и некоторые даже в это поверили. Конечно, ни о каком реальном пропуске во власть здесь речь не шла. И как только замаячила перспектива прохождения того же Платошкина в Мосгордуму, он моментально был сослан в Хабаровск.

Полагаю, что в перспективе риторика КПРФ ужесточится. От образа верных ленинцев они двинутся в радикальные сталинисты.

Работа и риторика в регионах усилится, они попытаются стянуть под себя всю социальную повестку. Но, в очередной раз, тщетно. Закончится это, по всей видимости, уходом на пенсию Зюганова, который в качестве прощального бенефиса «потребует» у Кремля долю в выборах 2021 года.

ЛДПР еще попытается сохранить все как есть. Владимир Вольфович, окруживший себя в последние годы молодыми и не очень толковыми соратниками, тоже находится в поиске нового формата транзита. Но положиться ему особенно не на кого. Да и вряд ли возможно переформатировать «партию одного человека». Так что при усилении КПРФ и СР, либерал-демократы, похоже, будут просто вытеснены с авансцены.

«Справедливая Россия», хоть и с солидным опозданием, но, похоже, тоже включилась в «операцию транзит», нацеливаясь на возрождение в новом качестве. Свой ренессанс партия, видимо, задумала строить на консолидации всего неидейного протеста и раскольниках. Потенциальным электоратом партии могут стать все недовольные и оппозиционно настроенные осколки всех партий, люди, разуверившиеся в каких бы то ни было политических проектах. Для этого Сергей Миронов определил своим «преемником» молодого и резкого Никиту Исаева, выстраивающего отношения с разными пластами несистемного и системного протеста — именно туда, похоже, метит СР, пользуясь слабостью и старостью первых двух парламентских партий.

***

Транзит власти будет. Это очевидно. Политическая система в стране и так требует существенных реформ, а предстоящие «выборы» Путина эту необходимость лишь подчеркивают и подстегивают. От этого зависит и вопрос «сверхзадачи» — рывка вперед. Если страна доберется до 2024 года без мощных потрясений, экзистенциально важно чтобы на политическую арену вышли совершенно новые, свежие лица с совершенно новыми идеями и риторикой. И даже если над ними будет сиять лик первого лица государства, то под его лучами должны зажечься новые звезды.

Начать реформирование государственного устройства с законодательной его ветви — реально, если не повторять ошибок нынешнего безмолвного парламентского большинства. Новая политическая система обязана минимизировать риски резких смен курса. Она обязана стать отправной точкой общественной перезагрузки, смены парадигмы и большого российского диалога, который будет цивилизованно вестись в Думе и в прессе, а не на уличных протестах и в автозаках, в судах и графологами.

В этом заинтересованы и политические элиты, и электоральное большинство. Может быть, впервые за долгие годы эти антиподы пойдут одним курсом.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera